• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.00

Борьба за влияние в мусульманском мире: Иран отбирает инициативу у марионеток США

Противостояние между Ираном и США, судя по октябрю 2015 года, приобретает новый формат, и следует ожидать роста напряжённости в их взаимоотношениях. Ещё в 90-х гг. XX века многие эксперты и наблюдатели указывали, что при всей важности нефтяного фактора, суть борьбы между Вашингтоном и Тегераном гораздо сложнее. Это борьба комплексная и идет она за право влиять на мусульманских мир и руководить им. В сущности, все «телодвижения» Саудовской Аравии, Катара, Турции — это попытки воспрепятствования росту влияния Ирана — и не только на Ближнем Востоке, но и во всём исламском мире. И поэтому важно увидеть и понять, до каких пределов дипломатического противостояния готовы дойти Иран и США.

Это не только Ливан, Сирия, Палестина, Ирак, Йемен, Бахрейн и так далее, где есть существенные шиитские общины и где уже давно прочерчены линии конфронтации с теми режимами, которые обслуживают интересы США и их союзников. В конце концов, шиитские (или близкие к шиитам) очаги разбросаны по всему миру, в том числе в Афганистане и Пакистане. Попытки Запада раздробить Иран и его общество с помощью этнического фактора, что и говорить, проваливались в результате жёсткого подавления Тегераном, в основном, тюркских националистов, сочетавшегося с умелым созданием атмосферы нетерпимости по отношению к предателям. Нейтрализовываются этно-националисты и благодаря умелой пропаганде общемусульманского единства. Впрочем, в руках США по-прежнему остаётся шанс задействовать курдский фактор против Ирана, хотя и в этом деле, видимо, надежды Вашингтона провальные — оказалось, что у курдов очень даже неплохо с исторической и этнической памятью. И они в большей степени помнят о невзгодах со стороны турок и арабов.

Проследим в хронологической последовательности ряд фактов и событий из рамок ирано-американских отношений. Итак, 14 октября Госдепартамент США опубликовал ежегодный отчёт «О религиозной свободе в мире» за 2014 г. В числе неблагополучных в этом отношении стран названы Иран, Россия, Пакистан и Саудовская Аравия. «К сожалению, страницы доклада, который сегодня опубликован, содержат факты о нарушении прав религиозных меньшинств в таких странах, как Иран, Бирма, Пакистан, Россия, Саудовская Аравия и многих других государствах», — заявил госсекретарь США Джон Керри, комментируя данный документ. Ну, о России — разговор всегда отдельный, и, как видится, включение РФ в этот глупейший список отражает лишь недовольство Вашингтона самостоятельной и убедительной политикой Москвы в той же Сирии. Однако и с Ираном американцы оплошали — в мусульманском мире, вероятно, трудно найти вторую такую же толерантную в религиозном плане страну, как Иран. Ведь не только конфессиональные права, но и права различных конфессий на политическую деятельность в Иране закреплены конституционно. Гарантированными местами в парламенте страны обладают не только, например, христиане, но даже и зороастрийцы и евреи-иудеи. Запрещены лишь разного рода тоталитарные и иные секты — но ведь в отчёте Госдепа нет упоминания о Франции, в которой, например, законодательно запрещена деятельность «Свидетелей Йеговы».

Поэтому резкая отповедь иранского МИД от 16 октября была ожидаемой. Тегеран назвал обвинения США «политизированными и юридически необоснованными». Мелочь, но демонстрирует, насколько хрупко равновесие в ирано-американских отношениях. Но именно в этот день произошло нечто, имевшее интересное (с политической точки зрения) продолжение — во-первых, во время шиитской траурной церемонии в городе Дезфул (пров. Хузестан) неизвестные подъехали на машине и открыли автоматную очередь, в результате которой было убито два и ранено ещё два человека. Вроде бы сугубо внутренний вопрос. Во-вторых, по всему Ирану прошли массовые антисионистские митинги, демонстрации и протестные шествия. 19 октября глава иранской полиции бригадный генерал Хоссейн Аштари объявил, что силы полиции арестовали террористов, напавших на шиитов в Дезфуле. Однако обвинения бригадного генерала придали этому событию сугубо внешнеполитический характер — по словам Аштари, «нападавшие проходили подготовку на американской базе в Ираке и пересекли границу с Ираном с целью провести теракты в священный месяц Мохаррам». Думается, что заявления Аштари следует сопоставить с дипломатическим обменом колкостями между Госдепом США и МИД Ирана по поводу религиозных свобод, как и с передачей дела американского шпиона — официально, репортёра издания «Washington Post» иранца по происхождению Джейсона Резаяна, который в отчёте разведки Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР) обвинён в «попытке помощи американскому Сенату в реализации заговоров по смене режима в Иране». Резаяна обвиняют также в том, что он и был резидентом американского разведцентра в Тегеране.

В ответ американская делегация 19 октября в Вене, куда прибыли представители «большой шестёрки» и Ирана для старта согласований по снятию антииранских санкций согласно Совместного комплексного плана действий (СКПД), т. е. Венских соглашений, подняла вопрос… об осужденных в Иране гражданах США. Помимо Резаяна, это задержанные в разные годы Саид Абедини и Амир Хекмати, тоже иранцы по происхождению. Одновременно в тот же день американцы дали чётко понять, что, несмотря на объявление президента США Барака Обамы о «начале процесса снятия санкций» с Ирана, на деле американцы никуда не будет «торопиться». Согласно заявлению министра финансов США Джейкоба Лью, Вашингтон не начнёт отмену антииранских санкций, до тех пор, пока Тегеран не выполнит «все свои обязательства согласно СКПД» по иранскому атому. Таким образом, подвешенность ситуации сохранится, как минимум, до конца 2015 г. Более того, она будет усугублена стремлением США любой ценой выторговать свободу своим шпионам — и уже видно, что американцы готовы найти любой повод, чтобы диалог по иранскому атому превратился бы в диктат в отношении Ирана и в плане «добровольной» смены режима, и согласия иранской стороны не беспрепятственные провокационные действия на иранской территории любого американского гражданина.

Вернёмся к теракту в Дезфуле, как и заявлению бригадного генерала Аштари. Хузестан — край, населённый в основном арабоязычными гражданами Ирана. И, видимо, отправляя своих марионеток на теракт в Дезфул, американские спецслужбисты рассчитывали схематично «подтвердить» отчёт Госдепа о «нарушениях прав религиозных меньшинств» Ирана — мол, арабы-сунниты восстают против сверхвласти шиитских аятолл. Но и тут промах — арабоязычные Хузестана, как и в соседнем Ираке, в своём подавляющем большинстве шииты. Поэтому теракт в Дезфуле сейчас буквально взорвал настроения во всём иранском обществе, и следует полагать, что многочисленные общественные организации и группы лишь ждут одобрения Верховного лидера аятоллы Али Хаменеи, чтобы возобновить антиамериканские акции. И тут следует вернуться к тем демаршам Тегерана, которые звучали ранее исследуемого периода времени. Только это даст возможность предположить, почему же спецслужбы США решили так рискнуть, заслав подготовленных ими бандитов в Хузестан и решив разыграть карту «шиито-суннитского конфликта» внутри Ирана.

7 октября аятолла Хаменеи запретил своим решением всякие переговоры с США, сочтя их бесполезными для Тегерана. Советник же аятоллы, экс-министр иностранных дел Али Акбар Велайяти 8 октября развил идею — «Иран не нуждается в США». Но при этом заминистра иностранных дел Ирана по делам Африки и Ближнего Востока Хоссейн Амир Абдоллахиян сказал, что у Ирана присутствует готовность принять участие в региональном диалоге, но если он будет реальным и без влияния внерегиональных сил. Понятно, что речь велась о том влиянии, которое имеют на страны арабских монархий США и Израиль. Тегеран подчеркнул, что Иран не согласится ни на какой план урегулирования сирийского кризиса, если в нём не будет участвовать президент Сирии Башар Асад. Следом иранцы предупредили, что могут подключиться к авиаударам России по террористам в Сирии и «готовы применить ракетную силу». Но главные события пошли затем.

Советник президента Ирана и бывший министр разведки Али Юнеси публично высказал предположение, что недавние трагедии во время хаджа в Саудовской Аравии могли быть подготовлены израильской спецслужбой «Моссад», чем дал вопросу совершенно иное (в условиях мусульманского мира) звучание. А вице-спикер Маджлиса Мохаммад Абу Тораби-Фард подчеркнул, что трагический инцидент в долине Мина станет «началом перемен в мусульманском мире». В развитие идеи 12 октября Генеральный секретарь Всемирного форума по сближению исламских мазхабов аятолла Мохсен Араки призвал мусульманских учёных создать союз исламских стран. То есть — попытка пересмотреть аморфные «лидирующие позиции» в мусульманском мире арабов Аравийского полуострова и Турции, которых Иран давно обвиняет в служении интересам США и Израиля. И 12 октября представитель Верхового Лидера Ирана по делам хаджа и паломничества Али Асгар Кази призвал к… реформированию управления ежегодным хаджем в Саудовской Аравии, так как саудиты «не способны управлять хаджем в связи с отсутствием эффективной организации и применения устаревших методов». Итак, Тегеран на самом деле готовит почву для переворота в мусульманском мире. Наконец, 13 октября аятолла Хаменеи публично заявил — Запад продолжает вести против Ирана «мягкую войну». Таким образом, Тегеран показывает, что ни СКПД в Вене, ни иные усилия и шаги Запада не в состоянии обмануть иранское политическое, духовное и военное руководство.

И теперь понятно, почему заявления Тегерана в период 7−13 октября настолько встревожили США, что Вашингтон ринулся наперевес — и в Хузестане, и в Вене. Схематичность планов дестабилизаций, применяемых американцами по отношению к исламским государствам, привела к тому, что, по сути (видимо, на основании своих представлений о событиях в Сирии и Йемене и отношении Ирана к этим странам), под «нарушениями прав религиозных меньшинств» в ИРИ американцы имели в виду права суннитов Ирана. И прозвучали ошибочные автоматные очереди в… преимущественно шиитской, хоть и арабоязычной провинции. США прекрасно видят, что общемусульманские позиции такой марионетки, как Турция, весомо подорваны и сирийским кризисом, и возобновлением войны против курдов. Если же Иран реально «отнимет» управление хаджем у Саудовской Аравии, то ещё одна марионетка США утратит былое влияние на исламский мир. Отметим — описанная картина развёртывается на фоне и решения Тегерана отправить в Сирию ещё больше военных советников, и визита в Иран военной делегации Китая, возглавлявшейся замначальника Генштаба вооружённых сил КНР, адмиралом китайских ВМС Сунь Цзянго, в ходе которого стороны договорились об усилении военно-морского взаимодействия.

При этом 19−20 октября в северо-западном Иране (границы с Турцией и Ираком) прошли военные учения под кодовым названием «Мохаррам», где прошли запуски новейших ракет, полёты беспилотников дальнего радиуса действия, отрабатывались различные тактики сил быстрого реагирования. А из иранского порта Энзели в Астрахань отправились корабли иранской Каспийской флотилии в двухнедельный поход «мира и дружбы». Кроме того, в целях согласования плана двустороннего сотрудничества на будущий год, высокопоставленная военная делегация Ирана до конца текущего месяца посетит Россию. Всё вышеуказанное наглядно свидетельствует о том, что Тегеран не просто готовит смену декораций в мусульманском мире — он к тому же намерен усилить и военную составляющую в отношении Турции, и военное взаимодействие с Россией и Китаем. Трагедия же в Дезфуле ещё раз доказала, что, пытаясь разжечь глобальную войну на базе шиитско-суннисткого конфликта в Сирии и Йемене, США слишком поздно поняли, какого «джина из кувшина» они выпустили, и предприняли откровенную провокацию. Но и она оказалась плохо рассчитанной.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/10/22/borba-za-vliyanie-v-musulmanskom-mire-iran-otbiraet-iniciativu-u-marionetok-ssha
Опубликовано 22 октября 2015 в 15:59
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами