• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Эксперты: Кто заказал победу коллаборационизма на Казанском кинофестивале?

Эксперты Дарья Митина (Москва) и Раис Сулейманов (Казань)

Казанский фестиваль мусульманского кино (до 2010 года называвшийся «Золотой Минбар», а затем утративший свое название из-за ссоры организаторов — прим. EADaily) в этом году снова завершился скандалом. Московские кинокритики и наблюдатели, обычно предельно благосклонно реагирующие на все, что касается «особой республики Татарстан», не выдержали. Причиной стало решение жюри КФМК присудить главный приз в номинации «полнометражный документальный фильм» ленте московского документалиста Дениса Красильникова «Война непрощённых».

Фильм посвящен, как изящно выражаются авторы фестивальных аннотаций, непростой судьбе волжско-татарского легиона «Идель-Урал», сформированного из советских военнопленных и воевавшего в составе фашистского вермахта. Свое мнение о картине и самом фестивале EADaily высказали эксперты.

Дарья Митина, блогер, публицист:

«Казанский кинофестиваль с его лозунгом «Через диалог культур — к культуре диалога» за все годы его проведения заслуженно завоевал репутацию кинофорума, объединяющего и консолидирующего общество, и уже само появление в конкурсной программе фильма, потенциально способного это самое общество взорвать, вызывает недоумение. Любая ревизия исторического хода и итогов Второй мировой войны, понятно, вопрос политический, и не вызвать бурного резонанса отбор картины в конкурс не мог по определению. Отметим, что в рамках КМФМК и раньше демонстрировались дискуссионные фильмы на историческую тему, представляющие спорные трактовки истории различных народов, но всегда это были внеконкурсные спецпоказы, как, например, в случае с фильмом А. Сейтаблаева «Хайтарма» о судьбе крымских татар, показанного на IX КМФМК в 2013 году.

Те, которых такое решение возмутило, естественно, адресуют свое возмущение фестивальному жюри, и изумление их удесятеряется тем, что в этом году жюри возглавлял Владимир Меньшов, известный, кстати, своей непримиримой позицией к попыткам ревизии советской истории, в частности, истории Великой Отечественной Войны (достаточно вспомнить его принципиальный отказ вручать кинонаграду авторам фильма «Сволочи», эпитеты которому, думаю, здесь излишни). Подвергать сомнению решение фестивального жюри и обсуждать художественные достоинства того или иного кинопродукта — удел кинокритиков, и меньше всего хотелось бы заострять сейчас на этом внимание. Я бы вообще предложила абстрагироваться от эстетических предпочтений членов жюри, вынеся его за скобки. Официальная позиция Министерства культуры Татарстана, мол, мы не вмешиваемся в решение жюри, с формальной точки зрения, разумеется, железобетонная и единственно возможная. Подчеркну, с формальной точки зрения.

Проблема не в том, что этот фильм наградили высшей наградой, а в том, что создавался он под патронатом президента Республики Татарстан (курировал съемки помощник президента РТ Рустэм Магдеев), при активном содействии Полномочного представительства Татарстана в Москве, где проходила первая презентация картины. Несколько слов в фильме произносит и первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев, что придает фильму особый вес. Не хотелось бы думать, что фильм Красильникова, получивший поддержку на высшем республиканском уровне, отразил не индивидуальный творческий взгляд художника, а выражает каноническую точку зрения руководства Татарстана и является социальным заказом, под которую предоставляется государственная поддержка. И наш вопрос к республиканскому Министерству культуры вообще не связан с итогами фестиваля, а стоит гораздо шире — должны ли мы считать версию Красильникова официальной точкой зрения руководства Татарстана, несет ли республиканское руководство ответственность за то, что продуцируется под его эгидой?

Уверена, что мотивация республиканского руководства заключалась в том, чтобы поддержать историческое киноисследование, а не лукавую компиляцию сомнительных источников, построенную на полунамеках и способную оскорбить чувства людей, чьи отцы и деды отдали жизни в борьбе с чумой ХХ века. Известно, что идея съемок фильма появилась после публикации книги заведующего кафедрой татароведения и тюркологии Казанского Федерального Университета Искандера Гилязова, несколько лет назад опубликовавшего монографию «Легион «Идель-Урал», выступившего одним из двух главных консультантов фильма.

На первый взгляд, ничего нового и революционного в ныне существующие трактовки судьбы легиона Идель-Урал творческий коллектив фильма не привнес. Все оценки историей уже давно расставлены и запечатлены в учебниках и хрестоматиях. Легионы, составленные из советских военнопленных, представляющих национальные меньшинства Поволжья, Кавказа, юга России формировались и воевали в составе вермахта, степень участия их в военных действиях и карательных операциях против советских граждан была различной, гитлеровцы использовали подразделения военнопленных дифференцированно, учитывая все субъективные обстоятельства. То, что в рамках этих подразделений сложилось и действовало антифашистское подполье, тоже общеизвестный факт, и с тем, что наибольшее количество героев-антифашистов породил именно легион, составленный из татар, башкир и других народов Поволжья, тоже никто не собирался и не собирается спорить.

О героях-подпольщиках поют песни и слагаются стихи, великий сын татарского народа Муса Джалиль — личность, почитаемая не только в СССР и России, но и во всем мире, десять его товарищей, гильотинированных в немецкой тюрьме Плётцензее, увековечены в казанском Кремле, учебниках истории и памяти народной. Имена Гайнана Курмашева, Абдуллы Алиша и остальных героев, чьи барельефы украшают кремлевский монумент, отскакивают от зубов любого татарстанского школьника. По мере того, как в СССР открывалась информация о судьбе и поведении того или иного военнопленного, их реабилитировали, в том числе и посмертно, прекращали их розыск как коллаборационистов, закрывали открытые в отношении их дела, те, кто попал в советские лагеря несправедливо, были освобождены в 1956 году с полной реабилитацией. Общеизвестна роль Константина Симонова в установлении истины о судьбе самого Джалиля и его погибших товарищей. «Моабитскую тетрадь» переводили лучшие советские литераторы. Номера батальонов и индексы подразделений, из которых военнопленные переходили на сторону советских партизан и впоследствии французских макизаров, тоже давным-давно установлены, а подвиг Хусаина Мамедова, давшего сигнал к легендарному восстанию 825-го батальона, изучен и описан историками.

Казалось бы — раз фильм появился на свет, значит, открылись какие-то новые факты, и мы узнаем новые имена невинно оболганных? Увы, никаких неизвестных ранее имен в фильме Красильникова не названо. Тогда какова цель съемок, в чем широко анонсированный «новый взгляд»?

В общем, давайте завершим затянувшуюся преамбулу и пунктирно, с тайм-кодом, разберем все претензии к фильму по порядку.

1) 0:50: Ведущий фильма Фарид Бикчантаев в Государственном архиве историко-политической документации РТ — выясняет у директора, что документы, относящиеся к истории легиона «Идель-Урал», находятся в закрытых хранилищах, доступ к ним предоставляется только родственникам бывших «легионеров». Рассекречены документы могут быть только после 75 лет со дня открытия дела. Таким образом, авторы фильма, как и профессор Гилязов, пользовались в основном немецкими источниками и документацией.

2) 2:10 Следующий эпизод — Бикчантаев с чемоданчиком на фоне центрального вокзала Казани произносит примерно следующее: «На третий день войны, 25 июня 1941 года, здесь, в Казани, за тысячи километров от зоны суровых военных действий, о том, что происходит на фронте, не знает никто. По городу ходят слухи, что советские войска перешли в наступление и уже освободили Варшаву, Кенигсберг и Бухарест».

Трудно предположить, что до Казани, не самого маленького города России не доходили сводки, зачитываемые голосом, известным всей стране. Сообщения «от советского Информбюро», зачитываемые Левитаном, принимались по всей стране, везде, где была хоть одна радиоточка. Давайте вспомним сводки конца июня 1941-го, когда Левитан подробно зачитывал города, оставленные советскими войсками и занятые немцами, плачущих людей на улицах городов вокруг столбов с репродукторами, когда каждый оставленный и захваченный город вызывал учащенное сердцебиение у миллионов людей.

Какое там наступление, какие к чёртовой матери Варшава и Бухарест? Не стыдно врать, господин автор сценария и режиссер Красильников? Интересно также, что думал и чувствовал Фарид Бикчантаев, уважаемый худрук казанского театра имени Галиаскара Камала, озвучивая эту чушь? На кого это рассчитано? Маленькая ложь рождает большое недоверие. Лично у меня скепсис к продукту Красильникова появился именно с этой фразы ведущего. Не надо своих зрителей держать за манкуртов, лишенных образования и памяти…

3) 3:07 Закадровый текст — «Советское руководство и предположить не могло, что Германия нарушит пакт о ненападении». Второй главный консультант фильма, директор казанского музея-мемориала Великой Отечественной войны Михаил Черепанов сообщает, что в первые дни войны красноармейцы не стреляли по немцам вообще, поскольку политруки им внушали, что немцы — не враги. Дескать, может, это были мелкие локальные провокации, и скоро наверху разберутся.

Думаю, в комментариях это не нуждается. Любой военный историк знает, что советское руководство не просто было уверено в нападении Гитлера, но и предпринимало значительные усилия, чтобы узнать дату начала войны. Знает о том, что разведка докладывала Сталину разные варианты дат, что некоторые не угадавшие дату наступления должностные лица потом понесли ответственность, что проводились мобилизационные мероприятия, о том, что Красная Армия форсированно готовилась к войне, о том, что экономика ударными темпами переводилась на военные рельсы, — об этом написаны тома! А уж о том, что красноармейцы якобы в первые дни не стреляли — это вообще за гранью добра и зла.

Какие, господин Черепанов, «мелкие провокации и недоразумения», когда Молотов уже в полдень 22 июня произнес свое историческое выступление, в котором «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города… Правительство Советского Союза выражает непоколебимую уверенность в том, что наши доблестные армия и флот и смелые соколы Советской авиации с честью выполнят долг перед родиной, перед советским народом, и нанесут сокрушительный удар агрессору…» и в конце знаменитое «Враг будет разбит. Победа будет за нами»??

Признаюсь, в этом месте я приготовилась к тому, что сейчас Черепанов расскажет ещё одну протухшую байку, многократно опровергнутую историками, — о якобы имевшей место апатии Сталина в первые дни и его созерцательном одиночестве на даче, тогда как в Кремле в его кабинет ломились с докладами генералы. Но нет, слава Богу, не рассказал. Хоть в этом месте мои опасения не сбылись.

4) 13:30 В кадре — Гайнан Насыров, глубокий старик, бывший легионер Идель-Урала, рассказывает об эмигрировавшем в Германию пособнике гитлеровцев, активно участвовавшем в организации легиона и впоследствии возглавившем его — Шафи Алмасе. Речь Алмаса перед строем военнопленных Насыров слушал лично. Он свидетельствует, что Алмас от имени гитлеровской Германии обещал татарам, что при немцах у них будет свое государство — «Республика Идель-Урал», а в конце своей речи произносит «главное — сберегите себя и постарайтесь выжить». Запомните это «постарайтесь выжить», произнесенное гитлеровским пропагандистом. Далее (13:52) — в кадре Римзиль Валеев, татарстанский общественник и журналист, произносит примерно следующее: «это был единственный шанс выжить и вернуться с оружием в родную страну, защищать свою страну с оружием в руках… это было предложение своим соплеменникам — «давайте мы здесь выживем…».

Вряд ли господин Валеев сегодня, через 70 лет после Победы, не понимает, какой «шанс выжить» предоставляли немцы военнопленным. Интересно, чем руководствовались авторы фильма, давшие встык слова гитлеровца Шафи Алмаса и современного журналиста Валеева, звучащие практически в унисон… Видимо, Валеев под «защитой с оружием в руках» имеет в виду, разумеется, защиту советской Родины, — странно и предполагать иное. Тогда зачем режиссер намеренно монтирует практически одинаковые слова Валеева и Шафи Алмаса, чьей ключевой идеей была борьба с большевизмом? Например, на курултае народов Идель-Урала, состоявшемся в 1944 году в Грайфсвальде, Алмас произнес «Ясно, что мы без помощи более крупных народов не освободимся от угнетателей». Надеюсь, не надо объяснять, кто тут крупный народ, а кто угнетатель… То-то же. У зрителя же, настроившегося на то, что ключевой темой фильма станет антифашистское сопротивление, складывается впечатление, что Валеев одобряет слова гитлеровского прихвостня, прозвучавшие ранее. Обычное по нынешним временам информационное манипулирование сознанием, низкого пошиба. Впрочем, тот же самый Рамзиль Валеев в своих публичных выступлениях сетует на то, что не были реабилитированы все 800 тысяч с лишним солдат РОА, так что чему ж удивляться.

5) 15:16 Бикчантаев беседует с Сергеем Василенко, директором «Музея антибольшевистского сопротивления», на территории «Музея», на фоне портрета генерала-предателя А. Власова. Что это за «Музей»? Это частное предприятие, открытое подольским предпринимателем, повернутом на антикоммунизме, на частные средства. Музей посвящен воспеванию лидеров белого движения, типа генералов Шкуро и Краснова, а также коллаборационистам всех мастей, антисоветскому подполью, бандеровцам, «лесным братьям» и прочим бандитам с большой дороги. Может, конечно, ничего страшного, что Бикчантаев обращается за консультацией в столь странное учреждение, — историк может пользоваться любыми источниками. Только вот зачем за государственный счет рекламировать такую экспозицию, ума не приложу. В России масса музеев, где можно было снять на камеру нашивки вермахтовских легионеров. Впрочем, это скорее повод для размышления и для наших собственных выводов, чем упрек авторам…

6) Справедливости и объективности ради следует отметить, что история подвига 825-го батальона, перешедшего на сторону партизан, его дальнейших героических боёв освещены в фильме весьма ёмко и интонационно верно. С другой стороны, о том, что большинство легионеров воевало на стороне Германии до окончания войны, в фильме предпочитают не упоминать, создавая у зрителя искаженное восприятие событий. Ничего не говорится в фильме и о том, что в большинстве случаев легионеры при столкновении с сильным сопротивлением сдавались в плен либо, если получалось, уходили вглубь Германии. С 24:48 — профессор Гилязов говорит, обобщая, что волжско-татарский легион вообще не привлекался немцами к карательным операциям. Простите, а как же карательные операции против отрядов сопротивления Франции, Бельгии, Голландии? Как быть с карательным походом пятой роты третьего батальона в декабре 1944 года в районе города Кельце против польских партизан? Как быть с участием первого батальона в подавлении Варшавского восстания 1944 года?

7) Лейтмотивом фильма проходит мысль, что в СССР замалчивалась тема антифашистского сопротивления в рамках легиона «Идель-Урал», активного перехода ряда его подразделений на сторону Красной Армии, а все члены легиона обвинялись в предательстве и коллаборационизме огульно. Этот тезис всячески педалируется в закадровом тексте, который как бы живет своей жизнью, отдельно от видеоряда. В то же время с 25:48 демонстрируется отчет начальника Центрального штаба партизанского движения Пантелеймона Пономаренко, который докладывает Сталину о переходе 825-го батальона на сторону партизан. Безусловно, все подобные прецеденты тщательно документировались. Ведущий отмечает, что имена «советских агентов», проведших разложенческую работу среди личного состава, в докладе не указываются (это и есть 11 героев под руководством Мусы Джалиля и Гайнана Курмашева), но в подобных рапортах имена, как правило, не указывались вовсе.

С 27:32 — невразумительный перл одного из двух главных консультантов фильма Черепанова (он, если вы заметили, вообще главный поставщик ляпов, нелепостей и кощунственных глупостей в картине) про каких-то советских политруков «с квартирой, пропиской и работой в Берлине», которые каким-то чудесным образом находят Мусу Джалиля в Прибалтике (!!!) и чуть ли не силком заставляют пополнить ряды Сопротивления. Надеюсь, этот бред «историка-консультанта» в комментариях не нуждается. Черепанову неведомо даже то, что нелегальную работу Джалиль начал, отыскав подпольную группу в крепости Демблин…

8) С 40:50 — рассказывая о судьбе героя-антифашиста Амира Утяшева, организовавшего переход 118 легионеров на сторону французских партизан-макизаров, ведущий Бикчантаев говорит, что вернувшийся на Родину Утяшев был приговорен к расстрелу как предатель, но потом расстрел был заменён 25 годами тюрьмы. Правда, при этом ведущий почему-то забывает упомянуть, что герой был освобожден из тюрьмы в 1955, а ещё через 7 лет полностью реабилитирован. Вроде бы, нигде закадровый голос не соврал, но у неосведомленного зрителя складывается впечатление, что Утяшев отсидел полный срок в 25 лет. Кстати, один из центральных персонажей фильма, бывший легионер Гайсан Насыров, получивший в 1950 году 25 лет срока, также был освобожден в 1956 году — процесс пересмотра дел и реабилитации хоть и небыстро, но шёл.

47:30 — Минтимер Шарипович Шаймиев, первый президент Татарстана, произносит правильные слова об антифашистском подполье, подвиге Джалиля и Курмашева и о великой несправедливости «быть без вины виноватыми». Из реплик ясно, что первый президент имеет в виду именно героев антифашистского сопротивления, однако авторы вплетают его слова в контекст так, что слова Шаймиева выглядят обобщением, как если бы они относились ко всем военнопленным легионерам.

В целом, творческий коллектив под руководством Дениса Красильникова солидаризируется с концепциями профессора Гилязова, который, избрав легион «Идель-Урал» предметом своего исследования, проведенного, как нетрудно догадаться, по немецким документам и источникам, поднимается до концептуальных обобщений и пытается по-новому трактовать явление коллаборационизма в целом. Гилязов сетует на то, что гитлеровцы не рассматривали как «равноправных партнеров», а лицемерили, используя военнопленных в своих целях. Для иллюстрации своей позиции Гилязов цитирует М. Геллера и А. Некрича: «Можно лишь гадать о том, какой оборот приняли бы события, если бы нацисты проводили не политику геноцида, репрессий, подавления национальных и просто человеческих чувств, а более умеренную, приемлемую для большинства населения, как русского, так и нерусского.».

«Парадокс ситуации с представителями восточных народов, которые в период Второй мировой войны оказались на стороне Германии, заключается в том, что немецкая сторона не могла открыть перед ними реально демократичную перспективу». Вот не получилось у гитлеровцев даровать советским народам демократию. Очень хотели, но увы, не смогли. Другими словами, если бы немцы вели себя помягче, то, может, черт бы и не был так страшен, как его малюют. По словам того же Гилязова, «главной целью фильма стало стремление изъять из сознания россиян мнение, согласно которому все военнопленные являются предателями». Можно только гадать, с чего Гилязов предположил, что у россиян в сознании бытует такое мнение. Как известно из хода исторических событий, такое мнение давно перестало доминировать и среди послевоенного советского руководства, проводившего реабилитации арестованных бывших военнопленных. По отношению к бывшим военнопленным русского происхождения был тот же подход, среди них тоже многие попадали в лагерь. Потом эти подходы менялись, людей реабилитировали, выпускали даже тех, кто отметился в реальном прислуживании гитлеровцам, таких примеров тысячи. Справедливости ради, стоит сказать, что И. Гилязов сегодня отнюдь не единственный российский историк, распахивающий делянку ревизии отношения к коллаборационизму, но стоит ли поддерживать такие экзерсисы на государственном уровне…

Как мы видим, хоть авторы «Войны непрощённых» неоднократно погрешили против истины, тем не менее, «Войну…» нельзя назвать лживой картиной. А вот манипулятивной, лукавой — вполне можно. Исподволь, тонко, аккуратно, но весьма доходчиво нас подводят к мысли, что предательство допустимо, что его можно понять, объяснить и оправдать, что главная задача — самосохранение, выживание любой ценой. Если мы вспомним историю позднесоветского сепаратизма республик СССР и их постсоветскую историю, то именно с таких маленьких шажков начиналась героизация нацизма. Сначала призыв к общечеловеческому гуманизму по отношению ко всем коллаборационистам, затем мифологизация истории и человеческого сознания… В любом случае настораживает не столько появление очередного спорного фильма, а его демонстративная поддержка со стороны государства. Уверена, государство выделяло деньги вовсе не на попытку расколоть общество в год 70-летия Победы, а на восстановление исторической справедливости. Восстановлена ли она…".

Раис Сулейманов, историк, эксперт Института национальной стратегии:

«Первая попытка реабилитировать коллаборационистов в Татарстане предпринималась со стороны татарских национал-сепаратистов. Это было вполне логично и ожидаемо: все те, кто воевал за независимость татарского государства, причем неважно под какими знаменами, воспринимались как национальные герои. Отход от однозначной оценки коллаборационизма как измены привел к тому, что сотрудничество с нацистами стали воспринимать как правильное поведение. Татарские сепаратисты пошли по пути не просто оправдания коллаборационистов, а принялись героизировать подобных персонажей, якобы боровшихся за независимость татарского государства. Гарифа Султана (1923−2011), Ахмета Тимера (1912−2003) и Шафи Алмаса (1885−1954), идейных вдохновителей создания татарского легиона «Идель-Урал» в составе вермахта, стали подавать в качестве героев национально-освободительного движения. Однако первые двое, пережившие распад СССР, тем не менее, так никогда и не приехали на Родину, которой они изменили. Видимо, страх быть встреченными далеко не дружелюбно своими соплеменниками в России так и не позволил им приехать. Оба умерли на чужбине: Султан умер в Германии, Тимер в Турции. Единственный вернувшийся после распада Советского Союза из легионеров «Идель-Урала» на Родину был Минхадж Исмагилов, приехавший в 1990-е годы в родную татарскую деревню Шигырдан (Чувашия), но встреченный весьма прохладно земляками.

Культ татарского коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны, к сожалению, постепенно стал находить поддержку и сочувствие у татарской интеллигенции. Так, в 2007 году вышла книга «Освободительная война татарского народа» историка Нуруллы Гарифа, которая рассчитана на детскую аудиторию. Так вот в иллюстрациях к этому изданию, выпущенному солидным тиражом, символика легиона «Идель-Урал» была помещена в книге прямо на обложке. Нетрудно догадаться, что через всю книгу проходила красной линией неприязнь к России.

28 марта 2009 года на Татарском всемирном сервере «Татарлар.ру» лидер Татарской партии национальной независимости «Иттифак» Фаузия Байрамова опубликовала свою статью «К 65-летию Курултая легиона Идель-Урал». Сделала она это по случаю 65-летнего юбилея съезда татарских коллаборационистов как и тех, кто был в эмиграции, так и советских военнопленных, согласившихся воевать в составе вермахта, прошедшего 4−5 марта 1944 года в немецком городе Грайсфальде и посвященного образованию т.н. государства «Идель-Урал». Байрамова попыталась представить, что татары не только отвечали фашистам искренней взаимностью, но и сами рвались в бой на всех фронтах, как против ненавистного «русского большевизма», так и против его союзников по антигитлеровской коалиции. Тогда подобные пассажи Байрамовой вызвали отторжение, многие татарские историки, в том числе и историк Искандер Гилязов, автор двух серьезных монографий по истории татарского коллаборационизма в годы Второй мировой войны, раскритиковали ее интерпретацию фактов.

В 2009 году был издан учебник «История Татарстана с древнейших времен до наших дней» под авторством татарских историков Дании Сабировой и Якуба Шарапова, где дается весьма странный взгляд на Великую Отечественную войну. Интерпретация исторических фактов построена таким образом, что неизбежно наталкивает учащихся (учебником и сегодня пользуются студенты в казанских вузах) к следующему выводу: победа в Великой Отечественной войне — это победа одних оккупантов над другими. Поэтому неудивительно и то, что в учебнике комплиментарно описывается деятельность созданного гитлеровцами комитета «Идель-Урал»: «В Германии… сформировалось и стало действовать эмигрантское татарское движение, предпочитавшее победу Германии в этой войне. Во главе его стал комитет „Идель-Урал“ с одноимённой газетой. Комитет и газета считали, что развал в России коммунистического абсолютизма откроет путь для восприятия западной демократии, а следовательно, и становления демократической татарской государственности». «В…войне они видели кроме её беспощадной разрушительной силы ещё и возможность открытия пути для преодоления имперской сущности союза и национального возрождения татарского народа» (цитата из учебника).

В 2013 году я провел небольшую конференцию в Казани на тему «Плечом к плечу: участие татар в Великой Отечественной войне и попытки реабилитации коллаборационизма в постсоветский период», где как раз затронул эту проблему. В ней участвовал и Искандер Гилязов. Он обстоятельно рассказал о причинах коллаборационизма татар. Но меня крайне удивило изменившееся его отношение к этой теме. Если ранее в своих двух монографиях (изданы в 1998 и 2005 годах), он старался разобраться в этом максимально беспристрастно, воздерживался от оценочного суждения, то теперь из его уст звучало какое-то к коллаборационистам сочувствие.

Последние 5 лет в интернет-пространстве идет активная пропаганда десакрализации Дня Победы, призывы не праздновать эту «красную дату» календаря. Из всех государственных праздников гражданско-патриотической направленности (День России, День Конституции России, День народного единства, День Победы) только 9 Мая воспринимается всем населением именно как праздник. Более того, я заметил удивительную тенденцию, что на многих исламистских сайтах стали звучать призывы выбрасывать георгиевскую ленточку как «православную тряпку», не возлагать цветы к памятникам советским воинам и Вечному огню, потому что это «идолопоклонство», а Адольф Гитлер стал интерпретироваться как «покровитель ислама», разрешавший молиться мусульманам-военнопленным.

И вот сейчас выходит этот фильм при поддержке первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева, причем не только содержащий ошибки в фактах, на что уже обратили внимание, и не случайно увидели в этом сознательный умысел, но и оценки этого коллаборационизма. Дескать, изнутри боролись в рядах легиона «Идель-Урал» с нацистами, но самого осуждения сепаратистских планов коллаборационистов по созданию независимого татарского государства нет. Такое чувство, что вот так, отдельными шажками, подводят к определенной мысли: тема коллаборационизма теперь не является табу, ее нужно обсуждать, и нельзя на это явление смотреть однозначно осуждающе. А награждение этого фильма на Казанском мусульманском кинофестивале только закрепляет это отношение к проблеме".

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/09/14/kto-zakazal-pobedu-kollaboracionizma-na-kazanskom-kinofestivale
Опубликовано 14 сентября 2015 в 12:58
Все новости

03.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами