• USD 63.82 -0.06
  • EUR 68.65 +0.49
  • BRENT 54.52

Тайная история восстановления отношений США и Кубы. Технология.

Иллюстрация: unmultimedia.org

В пятницу, 14 августа 2015 года, состоялся акт торжественного открытия посольства США в Гаване. На церемонии присутствовал госсекретарь США Джон Керри. В Соединенных Штатах утверждают, что президент Барак Обама отверг 55 лет усилий США по сдерживанию и подавлению кубинской революции, когда заявил, что мирное сосуществование с Кубой имеет больше смысла, чем вечный американо-кубинский антагонизм. Дипломатические отношения между США и Кубой восстановлены после периода острой вражды. До этого США осуществляли с 1898 года фактический протекторат над Кубой в течении 62 лет. На настоящий момент Куба независима от США, но означает ли нынешняя нормализация отношений старт движения к восстановлению полного контроля США над Кубой?

На нынешнее развитие ситуации в американо-кубинских отношениях влияет ряд факторов. Перечислим их:

1. В ноябре 2013 года США официально отказались от «доктрины Монро», т. е. признания Латинской Америки зоной исключительных интересов и влияния США. США нуждаются в новой политике в Латинской Америке. Между тем, в этом регионе существует особое отношение латиноамериканцев к Кубе, как символа беспрецедентного сопротивления североамериканцам, которых откровенно недолюбливают. Новое поколение латиноамериканских лидеров отрицательно относятся к традиционной антикубинской политике США;

2. Куба стоит на пороге смены высшего государственного руководства по естественным причинам. Это дает надежды США на кардинальную трансформацию Кубы. Новый кубинский закон об иностранных инвестициях вступил в силу уже год назад. Медленная, но устойчивая эволюция Кубы к рыночной экономике с участием иностранного капитала создает преференции ЕС, Канаде, Китаю и странам Латинской Америки. Между тем, официальная политика США блокады Кубы оставляет за бортом североамериканские монополии и банки. Старая парадигма создает новый риск, что США могут повторно потерять Кубу уже на новом витке развития. Деловые круги США выражают обеспокоенность активностью иностранного неамериканского капитала на Кубе. Они желают вернуть себе ведущие позиции в экономике «Острова свободы»;

3. В общественном мнении США, особенно среди молодого поколения американцев кубинского происхождения, произошел сдвиг в пользу восстановления отношений с Кубой. Кубинская диаспора стала достаточно влиятельна за прошедшие полвека противостояния США и Кубы;

4. Главные стратегические прерогативы США в отношении Кубы сохраняются. Они определены местоположением Кубы. США из соображений политики безопасности необходимо восстановить в той или иной степени контроль над Кубой. Даже потенциальная угроза со стороны Кубы неприемлема для США;

5. Кризис боливарианского режима в Венесуэле после смерти Чавеса — основного союзника Кубы в регионе, кризис нефтедобывающей экономики этой страны, создают прямую угрозу Гаване. Кубинское руководство вынуждено искать новые точки опоры для поддержания экономики и социальной стабильности на Кубе.

Информация о тайном процессе восстановления дипломатических отношений США с Кубой весьма поучительна, с точки зрения использования американцами технологии примирения. Она весьма актуальна для России, втянувшейся в санкционный конфликт с США. Очевидно, что обоим сторонам полувекового конфликта — руководству США и Кубы — важным было найти некие точки опоры, которые бы позволили сохранить лицо при восстановлении отношений. Кубинскому руководству важным было продемонстрировать, что восстановление отношений с США — это не капитуляция, а успех его полувековой политики отстаивания суверенитета Кубы. США, в свою очередь, должны демонстрировать, что они также не проиграли в противостоянии с Кубой и в новых условиях осуществляют «перезагрузку» своих отношений с этой страной. Для США важным было продемонстрировать, что они действуют из чисто прагматических установок, что маскирует конечную цель процесса — восстановления контроля США над Кубой. Кроме стратегических целей, администрация Обамы нуждается и в ближнесрочных достижениях, подготовленных к новым президентским выборам в этой стране.

Поэтому американским и кубинским представителям изначально необходимо было найти точку взаимного интереса, чтобы запустить более глубокий политический процесс. И эта точка нашлась в виде «шлака» тайной взаимной войны США с Кубой. Глубокие стратегические цели обеих сторон были замаскированы гуманитарной политикой. Так, США будто бы больше всего хлопотали об освобождении американского гражданина Алана Гросса, находившегося в заключении на Кубе с декабря 2009 года за незаконную деятельность на острове Агентства США по международному развитию (USAID) по программе «Продвижение демократии». Алан Филлип Гросс взаимодействовал с еврейской общиной Кубы, которой он поставил электронное оборудование, по версии кубинских властей, предназначенное для ведения шпионской деятельности, по версии Гросса — для развертывания Интернета в стране. За свои дела с кубинскими евреями американский еврей Гросс получил в кубинском суде приговор на 15 лет заключения.

Куба, в свою очередь, была будто бы озабочена судьбой членов т. н. «кубинской пятерки» — агентов кубинских спецслужб, работавших против кубинской антикастровской эмиграции в США, арестованных и заключенных в тюрьмы США по приговору суда. Трое из пятерки — Херардо Эрнандес, Рамон Лабанино, Антонио Герреро Родригес были осуждены на пожизненное заключение. Куба первоначально была озабочена смягчением их участи, потом освобождением, но на выходе получила то, к чему, на самом деле, стремилась — к восстановлению дипломатических отношений с США.

Этот «гуманитарный» узел взаимного интереса, который позволил бы выйти на решение фундаментальной проблемы во взаимных отношениях, был нащупан во время сотрудничества Кубы и США по преодолению последствий разрушительного землетрясения на Гаити в 2010 году. Тогда два высших должностных лица Госдепартамента США — Шерил Миллс и Джулисса Рейносо начали вести секретные переговоры с кубинцами на тайных встречах в креольских ресторанах Порт-о-Пренса, барах на Манхэттене в Ист-Сайде Нью-Йорка и отеле в Санто-Доминго. На встречах американцы требовали освобождения Гросса, а кубинцы добивались того, чтобы женам кубинских шпионов из «кубинской пятерки» Эрнандеса и Гонсалеса было разрешено посещать своих мужей в тюрьме. Но уже в сентябре 2011 года кубинцы предложили осуществить обмен членов «кубинской пятерки» на американца Алана Гросса. Американскую сторону по началу не устраивал подобного рода обмен, поскольку он бы уравнял в «шпионском статусе» Гросса с кубинцами. США всегда настаивали на том, что Гросс, хотя и нарушал кубинские правила, не был шпионом. Пока подобного рода переговоры продолжались двое из «кубинской пятерки» были освобождены из-за отбытия срока наказания в США. Далее речь шла только о судьбе тройки кубинцев, отбывавших пожизненное .

Тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон, под эгидой которой проходили тайные переговоры с кубинцами, достаточно размышляла о перспективах политики США в отношениях с Кубой. В своих мемуарах Клинтон утверждает, что именно она «рекомендовала президенту Обаме по-другому взглянуть на наше эмбарго» Кубы. Клинтон констатировала, что антикубинская политика США «не достигает своих целей, и это сдерживает нашу более широкую повестку дня для всей Латинской Америки».

После своего переизбрания Обама сразу же привлек нового госсекретаря Джона Керри в выработке нового подхода по отношению к Кубе. Сам Керри критически относился к программам «продвижения демократии» от USAID, которая финансировала секретные операции на Кубе, а также в других странах мира. Кроме того, Керри также давно выступал против политики экономического эмбарго США. Здесь он руководствовался собственным опытом личного участия в нормализации отношений с Вьетнамом. Вьетнамское достижение он надеялся повторить на Кубе. Однако, когда в июне 2013 года начался новый раунд секретных переговоров с кубинцами, то он шел по личной линии президента Обамы, и Керри не был посвящен в них. Только узкий круг в высшем руководстве США знал о секретных переговорах с Кубой — вице-президент Джо Байден, начальник персонала Белого дома Денис Макдоно и советник по национальной безопасности Сюзан Райс. Нормализация отношений с Кубой на секретном этапе шла вне рамок американского дипломатического ведомства.

Сразу же после своего переизбрания в октябре 2012 года президент США Обама дал указание своим советникам «разработать игру для запуска отношений с Кубой». К апрелю 2013 года Обама определил своего спичрайтера и заместителя советника по национальной безопасности Бена Родса и сотрудника американского отдела интересов в Гаване Рикардо Зунига для ведения тайных переговоров с кубинским руководством о нормализации отношений. В течение последующих 18 месяцев Родс и Зунига имели девять тайных встреч с кубинскими должностными лицами в Оттаве, Торонто, Риме и других местах.

На встречах с американскими представителями кубинцы пробовали вести длинный счет обидам Кубы и претензиям в адрес США. Рассказывают, что в какой-то момент Родс не выдержал прервал обличительную речь кубинцев словами: «Послушайте, я даже не родился, когда эта политика была введена в действие. Мы хотим услышать и поговорить о будущем». Поэтому исторические претензии стали только прелюдией к серьезным разговорам о перспективах. Хотя сами американские переговорщики не были готовы обсуждать на переговорах свертывание своих антикубинских программ от USAID и обсуждать перспективы возвращения Кубе военной базы Гуантаномо. При подобных обстоятельствах продуктивный диалог мог сосредоточиться только на судьбе томившегося в заключении на Кубе Гросса и членов «кубинской пятерки» — в тюрьме в США.

Для выхода из тупика в ситуации с Гроссом, который по американской версии не был шпионом, американские переговорщики подняли случай Роландо Саррафа Трухильо, к тому времени 17-й год отбывавшего наказание за измену в тюрьме Кубы. Шифровальщик кубинских спецслужб Сарраф Трухильо работал на ЦРУ и способствовал провалу кубинских разведывательных сетей в США. Обама признал Трухильо «одним из самых важных шпионов из тех, что Соединенные Штаты когда-либо имели на Кубе». Возможно, это было преувеличение с целью поднять значение Трухильо для готовившегося обмена.

В ходе переговоров в Торонто в январе 2014 года американцы предложили, чтобы кубинцы освободили Гросса из гуманитарных соображений и поменяли трех кубинских шпионов на Саррафа Трухильо. Кубинцы какое-то время не хотели менять Трухильо, такой ущерб нанесло его предательство, но в конце концов согласились при условии «большого пакета», т. е. за восстановление полных дипломатических отношений в придачу. При этом ключевой фигурой в планировавшемся обмене оставался именно Гросс. Подключившийся к процессу госсекретарь Керри предупредил министра иностранных дел Кубы Бруно Родригеса, что, если какой-либо вред случится к Гроссом в заключении на Кубе, то возможность для улучшения отношений будет потеряна. Решение об отмене эмбарго оставалось прерогативой Конгресса США, но восстановить дипломатические отношения с Кубой мог президент. При этом решение он мог принять в одностороннем порядке. Этим и воспользовалась администрация Обамы.

Помимо Гросса, для установления отношений значимую роль сыграла судьба супруги кубинского шпиона Хернандо Эрнандеса Адрианы Перез. Американцы не разрешали ей встречи с мужем. Тогда кубинцы поставили вопрос о том, что Перез приближается к возрасту сорока лет, и она искала встречи с мужем для того, чтобы забеременеть. Если этого не случится, то у нее никогда не будет детей. Американцы не пошли на нарушение правил содержания Эрнандеса, но согласились передать его сперму на волю. В результате было проведено искусственное осеменение Перез в одной из клиник Панамы. И в декабре 2014 года кубинские телезрители с удивлением наблюдали встречу вышедшего из американского заключения Эрнандеса и его супруги, которая к тому времени находилась на сносях. До этого Государственный департамент США попросил кубинцев держать Перез подальше от глаз общественности, чтобы ее беременность не способствовала слухам об американо-кубинском сближении. Случай с осеменением Перез стал одним из самых необычных мер по укреплению доверия в анналах дипломатии.

Пока шла вся эта активность на «гуманитарном направлении», параллельно шел более важный процесс. 1 мая 2014 года в Овальном кабинете Белого дома состоялась встреча группы сенаторов-демократов с сенатором Патриком Лихи во главе с президентом Обамой, вице-президентом Байденом и Сьюзен Райс. «Группа Лихи» до этого посетила Кубу. На встрече сенаторы-демократы призвали Обаму, настаивая на освобождении Гросса, изменить политику враждебности по отношению к Кубе. Т. е. дело Гросса стало лишь поводом для фундаментального сдвига.

Одновременно за урегулирование отношений с Кубой стала выступать некая новая информационно-пропагандистская группа #CubaNow, позиционировавшая себя как голос молодого и более умеренного кубинского американского сообщества в Майами. На самом деле, #CubaNow была детищем лоббистской фирмы Trimpa Group, выполнявшей заказ американского миллионера кубинского происхождения Пэтти Эбрахими (вероятно, и не только его). Лоббисты из Trimpa Group установили факт, что в администрации Обамы есть желание изменить отношения с Кубой, и она нуждается в публичной общественной поддержке. Подобную поддержку Trimpa Group и изобразила в виде больших билбордов от #CubaNow в ключевых американских городах. В конечном итоге была запущена общественная компания за нормализацию отношений с Кубой. Атлантический совет провел опрос, спонсируемый Trimpa. Его итоги появились в New York Times под заголовком, утверждавшим, что «большинство американцев выступают за связи с Кубой». В итоге идея нормализации отношений с Кубой получила поддержку у таких ключевых экспертных игроков в США, как Atlantic Philanthropies, Ford Foundation, Christopher Reynolds Foundation, Washington Office on Latin America, Center for Democracy in the Americas, Latin America Working Group, Brookings и Council of the Americas.

19 мая 2014 года эта общественная коалиция опубликовала открытое письмо к Обаме, подписанное 46-ю светилами политики и делового мира США, с призывом к президенту вплотную заняться Кубой. Среди подписантов был бывший посол США в ООН Томас Пикеринг и экс-директор национальной разведки Джон Негропонте.

Вскоре после этого New York Times запустил серию публикаций под заголовком «Куба: новый старт». По теме редакция ведущего американского издания работала в тесном контакте с офисом временного председателя Сената сенатором-демократом Патриком Лихи и лоббистами из Trimpa Group.

И, наконец, Белому дому к урегулированию отношений с Кубой удалось привлечь даже нового римского папу Франциска. Аргентинец Хорхе Марио Бергольо — после избрания папа — Франциск хорошо знал Кубу. В частности, епископ Бергольо сопровождал папу Иоанна Павла II в его «историческом визите» на Кубу в 1998 году. Бергольо написал даже небольшую книгу об этой поездке, в которой воспроизвел диалоги папы с Фиделем. Папа Франциск — иезуит, а лидеры Кубы братья Кастро в свое время получили образование в иезуитском колледже. Кроме того, изначально Ватикан пользовался доверием коммунистической Гаваны из-за его постоянной оппозиции политике американского эмбарго.

Сенатор Патрик Лихи направил конфиденциальное послание кубинскому кардиналу Хайме Ортега с предложением пригласить папу для посредничества в урегулировании. По другой линии в этом направлении работал близкий папе бостонский кардинал Шон О’Мейли. И когда 27 марта 2014 года президент Обама встретился с папой в Ватикане, Франциск уже был подготовлен своими советниками к предстоящей ему кубинской миссии. Обама «сказал папе, что у нас будет что-то происходить с Кубой, и сказал, что было бы полезно, если бы и он мог сыграть роль». Через несколько дней папа Франциск вызвал с Кубы кардинала Ортега и заручился его помощью. В течение лета 2014 года папа Франциск одновременно писал конфиденциальные письма Обаме и Раулю Кастро, умоляя двух лидеров «урегулировать гуманитарные вопросы, представляющие общий интерес, в том числе, положение некоторых категорий заключенных для того, чтобы начать новый этап в отношениях». Это была большая игра, адресованная персонально Раулю Кастро. В Гаване послания папы в руки Кастро лично передавал кардинал Ортега. 18 августа 2014 года кардинал Ортега, формально прибывший в Вашингтон для чтения публичной лекции в Джорджтаунском университете, имел секретную встречу в Белом доме с президентом Обамой. Этим Ортега установил конфиденциальный канал связи между президентом США и лидером Кубы. Тайные кубино-американские переговоры вышли на финишную прямую.

В конце октября 2014 года папа Франциск пригласил участников тайных переговоров к себе в Рим. Именно в Ватикане обе стороны выработали свой окончательный договор об обмене заключенными и восстановлении дипломатических отношений. Родос и Зунига информировали кубинскую сторону о намерении президента облегчить правила в отношении поездок и торговли, а также позволить американским телекоммуникационным компаниям работать на Кубе для расширения доступа кубинских государственных предприятий к Интернету. Кубинцы, со своей стороны, обязались в качестве жеста доброй воли освободить из тюрем 53 диссидентов. Папа согласился выступить в качестве гаранта окончательного соглашения.

6 ноября 2014 года Совет национальной безопасности под председательством президента Обамы утвердил соглашение с кубинцами. Далее переговорные группы обсуждали частности обмена на новых встречах в Канаде.

12 декабря 2014 года Гросс был освобожден из тюрьмы и на самолете вылетел в Соединенные Штаты. 17 декабря члены «кубинской пятерки» вернулись на Кубу.

Вслед за этим кубинцы освободили диссидентов, а Обама призвал Конгресс США отменить политику эмбарго из-за «давнего истечения срока ее действия». Однако нынешнее республиканское большинство в Конгрессе создает определенное затруднение. Сделка Обамы с Кубой была подвергнута критике со стороны сенаторов-республиканцев. Сейчас кандидат от Демократической партии на пост президента США Хиллари Клинтон выступает за отмену санкций, а потенциальные кандидаты от республиканцев — Марко Рубио, Джеб Буш и Тед Круз — выступают против подобной меры.

Несмотря на протесты республиканцев в Конгрессе, процесс нормализации продолжается. Рауль Кастро встретился с президентом Обамой в кулуарах 7-го саммита лидеров Америк в Панаме в апреле 2015 года. Обама официально удалил Кубу из списка Госдепартамента государственных спонсоров терроризма, и флаги США и Кубы были вновь подняты над восстановленными посольствами в Гаване и Вашингтоне. С середины января 2015 года действует ряд положений, облегчающих торговлю и поездки между двумя странами. США разрешили прямое паромное сообщение с Кубой. Вашингтон и Гавана договорились сотрудничать в банковской сфере. США отменили санкции против работающих с Кубой фирм и разрешили импорт ряда кубинских товаров.

Процесс нормализации отношений США с Кубой тут же стимулировал европейцев. 17 июля 2015 года глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер во время визита в Гавану подписал со своим кубинским коллегой соглашения о сотрудничестве с Кубой в сфере политики, культуры и экономики. Ранее в мае 2015 года Кубу посетил с официальным визитом президент Франции Франсуа Олланд.

Подведем итоги. Лидер Кубы Рауль Кастро заявил, что отношения между Гаваной и Вашингтоном могут быть нормализованы в случае выполнения трех условий:

— снятия торгового эмбарго в отношении Кубы;

— возврата Кубе территории военной базы в Гуантанамо;

— исключения Кубы из списка государств, поддерживающих терроризм.

С позиции США план нормализации отношений с Кубой был сформулирован еще в 2002 году экс-президент США Джимми Картером. Он состоит из четырех пунктов:

— снятие ограничений на поездки на Кубу;

— отмена эмбарго;

— решение имущественных споров, вызванных национализацией американской собственности после революции 1959 года;

— использование кубинской диаспоры в США как моста для сближения двух стран.

Как видим, из кубинских требований на сегодняшний день выполнен всего лишь один пункт — исключение Кубы из списка государств, поддерживающих терроризм, а из американского — два — снятие ограничений на поездки и использование кубинской диаспоры для нормализации отношений. Свободные поездки приведут к отмене принятого в 1966 году Конгрессом США «Кубинского акта», гарантирующего постоянное жительство любому кубинцу, прибывшему в США легально или нелегально. Однако натурализации новых кубинских эмигрантов в США будут способствовать родственные отношения с диаспорой. Последняя остается значимой общественной силой в США.

Что касается антикубинского эмбраго, то его судьба связана, как перипетиями партийной борьбы в США, так и фундаментальной позицией финансово-промышленных кругов этой страны. Отмена американского эмбарго — важнейшее условие нормализации отношений — возможна лишь при решении вопроса о компенсации американским собственникам экспроприированного имущества на Кубе. Кубинцы не располагают возможностями для решения вопроса о компенсации. Кроме того, у них нет и желания проводить подобную акцию. Этому мешает общий националистический настрой. Вполне возможно, что американцы согласятся на определенный компромисс в вопросе собственности в том случае, если Куба символически признает незаконный характер революционной экспроприации. После этого произойдет обмен списания прежних прав на преимущественные права при приватизации.

Относительно присутствия американской базы Гуантаномо на кубинской земле, то здесь глава американской делегации на переговорах в Гаване Роберта Джейкобсон подчеркнула, что США не желают обсуждать тему возвращения Кубе этой базы. Это означает, что проблема безопасности по-прежнему превалирует в отношениях США к Кубе. Куба занимает слишком важную позицию на геополитической карте Соединенных Штатов. Остров, утвердись на нем враг США, позволяет блокировать важнейший транспортный коридор США, выходящий из Миссисипи у Нового Орлеана и далее в Океан. Кроме того, Куба находится на подступах к стратегическому для американцев Панамскому каналу и с юга закрывает Мексиканский залив, который остается важной энергетической базой США. Вопрос с Гуантаномо в пользу Кубы может быть решен США только в том случае, если Куба твердо гарантирует безопасность США по этим направлениям. Карибский кризис 1962 года не должен повториться даже в своем потенциале — такова твердая позиция Вашингтона, восстанавливающего свои стратегические позиции на Кубе. Правда, возможно, американцы учтут свои былые ошибки и не будут впредь действовать на Кубе столь бесцеремонно, как они привыкли это делать с 1898 по 1959 год.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/08/23/taynaya-istoriya-vosstanovleniya-otnosheniy-ssha-i-kuby-tehnologiya
Опубликовано 23 августа 2015 в 17:56
Все новости

05.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами