• USD 62.49 -0.78
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Экономика России: катастрофа или недомогание?

В середине прошлого года экономика РФ столкнулась с санкционным ударом (наиболее чувствительная его часть — отсечение внешнего финансирования) и одновременным падением цен на нефть. Это произошло на фоне пиков по выплатам корпоративного внешнего долга, огромная часть которого приходилась на крупнейшие госкомпании. Итогом стала, в первую очередь, значительная девальвация рубля и падение покупательной способности населения.

Попробуем оценить промежуточные результаты. ВВП страны, по оценке Минэкономразвития, за январь-июнь сократился на 3,4%. При этом, впрочем, девальвация оказала и несомненный позитивный эффект — количество убыточных предприятий сократилось с 33,8 до 32%.

Логично, что банковский сектор относится к числу наиболее пострадавших. Прибыли банкиров за полугодие упали с 513 млрд руб. за тот же период предыдущего года до 34 млрд., однако помесячная динамика пока положительна. Так, в мае прибыль составила 26 млрд., июне 42 млрд руб. В июне (впервые с января) увеличились и активы банковского сектора. Проблема российских банков — в росте просроченной задолженности.

Другой жертвой оказалось строительство — прибыль минус 44,9% по итогам полугодия. При этом физические показатели по инерции зачастую продолжили расти — так, метраж введённой жилплощади увеличился на 15,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — однако их обвал лишь вопрос времени.

Промышленное производство в июле составило минус 4,7% по отношению к июлю-2014 и не изменилось по отношению к июню. Иными словами, по состоянию на июль индустрия нащупала дно. Посмотрим на ситуацию более детально.

Производство тепла, электроэнергии и воды в целом несколько сократилось — однако при этом показатели изменились разнонаправлено; так, электроэнергетика показала 1% рост.

Сжатие и удорожание банковского кредитования естественным образом обвалило строительство и почти весь массив связанных с ним производств.

Как итог, в минусе оказались цемент — 6,7%, железобетонные конструкции — 20,4%, шпон 48,3%, черепица — 9,2%, кирпич — 8,1%, каменные блоки — 13,1%, при этом по последним двум позициям падение происходит с ускорением. В нефтепереработке строительный кризис и кризис автопрома ударили по лакокрасочному производству — минус 9,4%.

При этом нефтепереработка в целом демонстрирует рост — бензин 6,1%, пластмассы и химволокно — 12 и 9,4% (вполне прозрачное следствие импортозамещения и отчасти падения цен на сырьё).

Добывающая промышленность, несмотря на плохую конъюнктуру на рынках сырья, традиционно выступает спасательным кругом, а девальвация дополнительно усилила позиции экспортёров. По сути, единственной плохой новостью здесь является 18,8% падение добычи газа (с очевидным украинским «компонентом»). Однако при этом добыча нефти выросла на 2,1%, железной руды на 4,5%, угля на 4,8%.

Вполне уверенно чувствует себя и металлургия, где сжатие спроса (особенно в стройиндустрии) было более чем компенсировано девальвационным стимулированием экспорта. В итоге сталь и прокат показали небольшее падение — минус 2,8 и 2,9% соответственно, трубы весьма ограниченный рост — плюс 0,7%, однако чугун вырос на внушительные 14,9%.

Машиностроение демонстрирует не слишком оптимистичное сочетание последствий падения внутреннего спроса и удорожания импортных комплектующих с вполне реальным импортозамещением. Наиболее катастрофично для промышленности в целом падение производства легковых автомобилей -36,6%, при этом падение ускоряется. Вряд ли стоит уточнять, что огромная часть промышленности в целом работает именно на эту отрасль. Грузовики также демонстрируют весьма сомнительные показатели (-12,2%), но здесь динамика положительна.

Другим нокаутирующим фактором, тянущим за собой малоприятный «хвост», является 60% падение производства вагонов.

К числу оптимистических признаков можно отнести фактическое восстановление после резкого провала производства тракторов (минус 0,5%), и, как правило, рост — зачастую гигантский — выпуска промышленного оборудования. Вошедшее в глубокий минус производство металлорежущих станков восстановилось и даже выросло — плюс 5,2%, сталеплавильное оборудование показало рост на 62,4%. В ряды оптимистов попали и электродвигатели -20,9%.

Столь же разнонаправленную и увязанную с теми же причинами динамику демонстрирует легпром. Конечная продукция, особенно длительного пользования испытала почти тотальный провал: так, производство брюк показало минус в 54%, пальто 34,3%, тёплых курток 80,5%. При этом растёт производство первичных материалов — ткани 19,5%, кожа — 53,1%.

В почти всеобщем выигрыше благодаря девальвации и введению контрсанкций оказался пищепром. Производства «мяса животных» и мяса птицы выросло соответственно на 11,6 и 8%, рыбы и консервов — на 18,5%, молоко и сыры на 1 и 17,8%, овощи 28,8%. В минусе оказались крупы — снижение на 2,3%, колбасы — 4,8%, подсолнечное масло — 31%. Причины — падение покупательной способности.

Иными словами, массивный удар «мирового сообщества» по российской экономике привёл лишь к утрате нескольких процентов ВВП и стабилизации на этом уровне.

Однако сейчас мы видим новый виток давления. Каковы будут результаты?

В целом видно, что стимулирующий эффект девальвации исчерпан и дальнейшее снижение курса окажет почти исключительно негативный эффект. Кроме всего прочего, курсовые скачки стимулируют неуверенность инвесторов и препятствуют снижению откровенно завышенной процентной ставки. Так, по оценке минэкономразвития, дополнительная прибыль, полученная в результате девальвации, пошла на текущие нужды или была выведена.

Нынешнее падение курса почти безусловно повлечёт за собой дальнейшее снижение промпроизводства — так, оно не позволит выйти из пике автопрому со всеми вытекающими последствиями.

Что нас ждёт в более отдалённой перспективе? Вряд ли стоит уточнять, что перспективы рубля прочно увязаны с ценами на углеводороды. Насколько продолжительной окажется развязанная саудитами гонка?

Напомним, что непосредственным поводом для нынешнего спада стало сообщение о росте складских запасов нефти в США; однако оно произошло на фоне начавшегося падения нефтедобычи в них же. Мощности ОПЕК близки к максимальным уровням загрузки, при этом потребление быстро растёт. Теоретически мощности картеля должны быть поглощены им примерно за год. Иными словами, Аль-Сауды и Вашингтон не смогут устроить длительные ценовые заморозки по образцу 80-х, даже если захотят. При этом цена вопроса для Саудии в этом году — гигантский дефицит бюджета в 20% ВВП ($140 млрд) даже без учёта нынешнего падения цен. Саудовские госрезервы в целом составляют $672 млрд., однако в «шаговой доступности» правительства находятся лишь $241 млрд. в резервных фондах ЦБ. Иными словами, «дно» у саудовской кубышки может показаться существенно раньше, чем обычно ожидается. Доносящиеся из Эр-Рияда угрозы «терпеть» цены даже порядка $20 за баррель — в очень значительной степени блеф.

В несколько более отдалённой перспективе начнёт сказываться и массовое (на сумму $200 млрд) закрытие перспективных проектов. Недостаток инвестиций также рискует в значительной мере похоронить радужные надежды на массированное давление на рынок иранской нефти.

Экономическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/08/22/ekonomika-rossii-katastrofa-ili-nedomoganie
Опубликовано 22 августа 2015 в 18:15
Все новости

09.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами