• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Август 2008 года. Память сердца

7 августа 2008 года в Южной Осетии никто не мог даже предположить, что этот день станет началом большого перелома не только в многолетнем противостоянии между нашей Республикой и Грузией, но и в современном мироустройстве. С первыми залпами установок «Град», обрушившими на спящий Цхинвал сотни смертоносных снарядов, мир перестал быть прежним.

Обострение ситуации обозначилось уже к первым числам августа. Боевые действия принимали все более ожесточенный характер. Захватывались стратегические высоты, горела боевая техника, от огня снайперов гибли люди. Однако все еще была надежда, что ситуация не перерастет в крупномасштабное вооруженное противостояние. Ведь в памяти был август 2004 года, когда грузинские мотопехотные части захватили высоты в районе селения Тлиакан, а осетинские населенные пункты постоянно обстреливались грузинской артиллерией. Тогда все обошлось локальными боевыми действиями.
К началу августа официальный Тбилиси потребовал от руководства Южной Осетии начать прямые переговоры, без участия России. В противном случае была предложена единственная альтернатива — война. Конечно же, главным содержанием этого предложения была попытка вывести из участия в процессах вокруг Южной Осетии прежде всего Россию. А для Южной Осетии это означало одно — подпадание под политическое и военное влияние Грузии.

Это понимали и в руководстве Республики, и члены СКК, и простые люди. 6 августа у президента РЮО прошло короткое совещание с участием членов правительства, членов СКК от югоосетинской стороны, руководителей ряда министерств и ведомств, руководства парламента, представителей общественности. Глава Республики обрисовал положение с грузинской инициативой и попросил каждого из присутствующих высказать свое мнение, отметив, что и на их мнении он будет основываться в своих действиях. К чести собравшихся, все заявили, что отхода от позиций независимости не должно быть, как и от того, чтобы Россия оставалась участником мирного процесса. Все осознавали, что борьба осетинского народа за суверенитет оказалась на судьбоносном рубеже. Хотя многие понимали, что ситуация непредсказуемая. Когда участники совещания расходились, председатель парламента З. Гассиев в ответ на пожелания скорой встречи грустно ответил: «Если мы еще будем живы».

Активно проходила эвакуация детей и женщин. В этом большую помощь оказывало правительство Северной Осетии, непосредственно на месте работал представитель правительства РСО-Алания Р.Зассеев. Картина встревоженных детей и их матерей вызывала гнетущее впечатление. Но что характерно, — все верили, что они обязательно вернутся домой. Одна из пожилых жительниц Цхинвала Женя Кулумбегова, провожая очередной автобус с беженцами с Театральной площади столицы Республики, пожелала маленьким гражданам страны: «Сегодня вы уезжаете по Зарской дороге, но дай Бог, чтобы домой вы вернулись по дороге через Кехви». В тот момент эти слова казались чем-то абстрактным. Дело в том, что из Цхинвала можно было выехать в Россию только по объездной Зарской дороге, так как основная магистраль через селение Кехви (Чъех) была перекрыта в районе грузинонаселенных сел.

М.Саакашвили свое выступление сделал 7 августа в 19.30. Артиллерия, которая вела беспокоящий огонь по селению Хетагурово и окраинам Цхинвала, временно прекратила огонь. Но переброска грузинских войск и подразделений МВД в зону конфликта и вывод ее на позиции для наступления продолжались. К 23:00 сосредоточение основных сил грузинской группировки было закончено.

Поздно ночью командующий грузинским миротворческим контингентом генерал Мамука Курашвили, выступая по телевидению «Рустави-2», заявил, что Грузия «решила восстановить конституционный порядок во всем регионе». Решение, по его словам, связано с тем, что, несмотря на одностороннее прекращение огня Грузией, осетинская сторона вела огонь по грузинским деревням. В конце октября 2008 г., когда это заявление будет противоречить установившейся грузинской официальной версии событий, Курашвили назовет его «поспешным» и «импульсивным». Позднее за выступление в начале конфликта ему будет объявлен выговор.

На границах Республики сосредоточилась значительная группировка противника. Для действий на левом фланге грузинской группировки расположилась выдвинутая из Вазиани (Тбилиси) 4-я пехотная бригада, которая должна была штурмовать село Хетагурово, а затем перерезать объездную Зарскую дорогу, а также частью сил занять населенные пункты Южной Осетии к западу от Хетагурово. В дальнейшем планировался выход бригады по Зарской дороге к селу Гуфта.

3-я пехотная бригада из Кутаиси сосредоточивалась на правом фланге, к востоку от Цхинвала. Сосредоточение ее сил было закончено к ночи 7 августа. Задачей 3-й бригады был определен штурм Присских высот, сел Дменис и Сарабук, обход города и выход к селам в Лиахвском ущелье и селу Гуфта, где она должна была встретить 4-ю пехотную бригаду и таким образом замкнуть кольцо окружения вокруг Цхинвала.

В центре для штурма и зачистки самого Цхинвала была создана группировка различных военизированных частей специального назначения министерства внутренних дел Грузии, при поддержке отдельного смешанного танкового батальона из Гори, группы специальных операций и отдельного легкого пехотного батальона (бывший батальон морской пехоты).

Непосредственно вблизи Цхинвала размещался грузинский миротворческий батальон, состоявший на тот момент из 11-го легкого пехотного батальона 1-й пехотной бригады (два других ее батальона были в Ираке) и механизированной роты отдельного танкового батальона.

На позиции также были выведены самоходные артиллерийские орудия и реактивные системы залпового огня артиллерийской бригады. На господствующие высоты в районе Цхинвала и к северу от города из района грузинонаселенных сел Лиахвского ущелья были выдвинуты посты артиллерийских корректировщиков.

На западной границе Южной Осетии были созданы две небольшие группировки, которые должны были, нанеся фланговый удар на этих слабо защищенных направлениях, занять поселок Квайса и попытаться выйти к поселку Дзау, чтобы перерезать Транскавказскую магистраль, с возможным последующим захватом Рукского тоннеля. Эта задача была возложена в районе поселка Переви на отдельный сводный горно-стрелковый батальон и отряд полицейского спецназа, а в районе поселка Квайса на сводный батальон департамента конституционной безопасности МВД Грузии.

Общая численность грузинской армейской группировки, собранной для атаки на Южную Осетию, составила около 12 000 человек, 75 танков Т-72, сотни артиллерийских систем, самолеты и боевые вертолеты. Силы МВД Грузии насчитывали до 4 тысяч человек с несколькими десятками бронеавтомобилей Cobra.

Но в тот день простые люди об этой угрозе не подозревали. Все стало страшной реальностью в 23.36, когда первые реактивные снаряды попали в парламент, магазин «Детский мир» и здание ГТРК «ИР». Апокалипсис начался…

С начала августовской агрессии прошло шесть лет. Однако на многие вопросы до сих пор нет ответа. Руководители силовых структур всегда заявляли, что они имели информацию о сосредоточении грузинских войск. 7 августа по местному телевидению была озвучена информация о выгрузке в г. Гори танков с железнодорожных платформ и их движении в сторону Цхинвала. Профессиональные военные не могли не понимать, что это не обычная демонстрация сил, а сосредоточение перед реальной атакой.

Однако, как вспоминают очевидцы, полномасштабная подготовка для отражения атаки проведена не была. Не сосредоточены и подтянуты к оборонительным рубежам все наличные силы и средства. На подходах к г. Цхинвалу не было произведено сплошного минирования, не были розданы эффективные средства противотанковой обороны. Имеющиеся обычные кумулятивные заряды к РПГ оказались недостаточными в борьбе с динамической защитой грузинских танков, а ручные противотанковые гранатометы с тандемной боевой частью оставались на складах. Станковые установки ПТУР оказались малоэффективными в городских условиях. Склады с вооружением фактически остались без охраны и были разворованы на второй день боев за Цхинвал. Управление войсками было нарушено уже 8 августа, подразделения действовали по собственной инициативе.

Фактически грузинские бронетанковые и пехотные колонны свободно прошли в город со стороны с. Никози по ул. Героев. При этом они это сделали беспрепятственно утром 8 августа и вечером 9 августа. То же самое произошло и в направлении села Хетагурово, здесь парадный марш был прерван защитниками города у села Тбет и у железнодорожного переезда в самом Цхинвале. К сожалению, каждая война имеет вопросы, на которые не всегда находятся ответы.

Было бы наивно предполагать, что если бы даже все необходимые приготовления были сделаны, мы смогли бы отразить вражеское нашествие. Иррегулярные силы без сторонней поддержки по определению не могут длительное время оказывать эффективное сопротивление в прямых боестолкновениях. А в Республику вторглись не разрозненные вооруженные формирования образца 1992 года, а отлично обученная и оснащенная современной техникой, оружием и средствами связи армия. Единственное, чего не было у нашего противника, так это мотивации — защиты своей родины.

В первые часы шок от нападения был не только у населения, но и военного руководства страны и рядовых военнослужащих. Сегодня, конечно, можно утверждать обратное, но утром 8 августа мы поняли, как себя чувствовали советские солдаты и простые граждане летом 22 июня 1941 года под немецкими снарядами и авиабомбами на виду германских танков.

Однако уже к обеду ситуация и настроения переменились. Защитники Цхинвала убедились, что несмотря на современные средства дополнительной защиты, грузинские танки можно жечь, грузинских коммандос не могут защитить даже титановые бронежилеты и кевларовые каски. Теперь проблемой могло оставаться только наличие достаточного количества боеприпасов и людских резервов. Но и здесь была уверенность в помощи бойцов, отходящих из окрестных сел, в североосетинских добровольцах и прежде всего в подходе российской армии. К этому времени в небе над Южной Осетией уже работала российская авиация, через Рукский тоннель выдвигались подразделения пехоты и колонны бронетехники.

По-прежнему держал оборону городок миротворцев, встав на линии противостояния и сдерживая продвижение противника в юго-западном направлении.

Особенностью войны 2008 года была возможность отслеживать ситуацию в зоне боевых действий в режиме реального времени, благодаря наличию у людей большого количества портативных радиостанций. При этом рации были практически в подвале каждого многоквартирного дома, на каждом объекте. Переговоры были разные: от отчаянных просьб прислать подкрепление и боеприпасы, до матюгов, сопровождающих отказ выполнять приказ об оставлении позиций в районе села Прис. Сообщения о гибели ребят сменялись опровержениями. Весть о подбитом танке или отбитом городском квартале сопровождались в импровизированном радиосообществе радостными комментариями. Но был главный вопрос, звучавший в эфире: «Когда же в Цхинвал войдет российская армия?!».

10 августа на улицах столицы Республики появилась российская пехота и бронетехника. К этому времени основные армейские силы сбили с высот над городом грузинские артиллерийские и минометные батареи, пехотные подразделения противника отошли от границ, небо над Южной Осетией было под полным контролем российской авиации. Исход войны был решен, остаточное сопротивление грузинских войсковых соединений носило локальный характер, и уже к утру 11 августа приняло характер хаотичного отступления.

Победа над противником была общим делом. И основной вклад в нее внесли прежде всего российские военнослужащие и миротворцы, осетинские солдаты, ополченцы и бойцы осетинского миротворческого батальона, сотрудники силовых структур страны. Несмотря на опасность для жизни, свой профессиональный долг выполнили бойцы противопожарной охраны и медики, под обстрелом работал коллектив хлебопекарни, сотрудники СМИ страны и их российские коллеги собирали и по возможности отправляли материалы из осажденного Цхинвала. Молитвами югоосетинского духовенства и простых людей испрашивалась защита народа и страны.

В сопротивлении врагу участвовали все граждане страны: осетины, русские, украинцы, грузины, армяне и греки. Одно то, что в Цхинвале оставались люди, давало его защитникам силы выстоять. Им было за кого сражаться и за кого умирать.

Не надо забывать и о помощи из Северной Осетии, добровольцы и медицинские работники искали любую возможность, чтобы прорваться к своим единокровным братьям.

В российских городах проходили многочисленные митинги поддержки Южной Осетии с призывом оказать всю возможную помощь. И этот призыв был услышан российским руководством, которое, не побоявшись негативной реакции Запада, поступило по справедливости, и в очередной раз спасло осетинский народ и его государственность от уничтожения.

Но главной действующей силой был, конечно же, сам народ Республики Южная Осетия, который в отдельных своих представителях и в общем порыве проявил стойкость и мужество, не поступившись перед лицом смертельной опасности своим национальным достоинством.

Аналитический отдел газеты «Южная Осетия» 07.08.2014

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/08/07/avgust-2008-goda-pamyat-serdca
Опубликовано 7 августа 2015 в 08:29
"Южная Осетия"
Все новости

10.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами