• USD 63.35 +0.12
  • EUR 68.33 +0.25
  • BRENT 53.45 +0.84%

«Странная война» Турции в Сирии и Ираке

ВВС Турции бомбят курдов вместо исламистов. Иллюстрация: rusnovosti.ru

Военное вовлечение Турции в Сирии и Ираке трудно назвать полностью самостоятельным решением турецких властей. Шаг Анкары, за которым последовали ракетно-бомбовые удары и артиллерийские обстрелы позиций боевиков «Исламского государства» в Сирии и бойцов Рабочей партии Курдистана в Ираке, был вызван рядом факторов, часть которых определялась подталкивающими действиями США.

Американская администрация все последние месяцы безуспешно пыталась поставить турецкое правительство на «путь истинный», вовлечь союзника по НАТО в антиджихадистскую операцию на Ближнем Востоке. Удобный момент представился на отрезке май-июль текущего года. Но, прежде всего, необходимо подчеркнуть, что Вашингтон поставил перед Анкарой важное условие по срокам начала турецкой армией своей «операции возмездия». Последняя могла быть развёрнута только после подписания в Вене всеобъемлющего соглашения по ядерной программе Ирана. Хотя ещё до 14 июля турецкие войска были в полной боевой готовности.

В отрезок времени май-июль уместилась критически важная для понимания ситуации в американо-турецких отношениях вокруг Сирии череда событий. До мая турецкая сторона отвергала поползновения американцев, ссылаясь, помимо прочего, на ожидающие страну всеобщие выборы. Из Вашингтона же уверяли, что заинтересованы в подключении турецкой армии лишь к воздушной составляющей операции против «Исламского государства». Наземное вторжение Турции в Сирию чревато для США и НАТО в целом большими проблемами. Их в Вашингтоне уклончиво именовали «сложностями логистического характера». Апелляция США к вовлечению Турции исключительно в военно-воздушную операцию была ответом туркам на их требование создать так называемую «зону безопасности» на севере Сирии.

Целью американцев, которые всегда и во всём стараются ставить перед собой конкретные военно-политические задачи, было получение в своё распоряжение турецкой авиабазы «Инджирлик». База была нужна Центральному командованию ВС США (CENTCOM) на Ближнем Востоке для ведения более эффективной в военном плане и менее затратной в экономическом аспекте операции. От турецкой Аданы, рядом с которой дислоцируется «Инджирлик», до столицы «халифата» в сирийской Ракке менее 450 км подлёта. Ныне американской ударной авиации приходится преодолевать куда большие расстояния, зачастую свыше 2000 км, чтобы сбросить боекомплект и благополучно вернуться на базы в районе Персидского залива.

Анкара сопротивлялась запросу Вашингтона по базе «Инджирлик», но американцы нашли ключи к «турецкому замку». Находка, как это чаще всего бывает, пришла не то, чтобы вовсе неожиданно, но, скажем так, с достаточно интересного направления. Подразделение сил спецназначения ВС США (отряд Delta) 16 мая совершило на востоке Сирии рейд против боевиков ИГ. По итогам вылазки удалось собрать несколько терабайтов информации о группировке, которые хранились на различных носителях. Особую ценность представили финансовые документы, а точнее бухгалтерский учёт, джихадистов по их торговле нефтью с турецкими заказчиками. Западные издания ранее упоминали имя «министра нефти» ИГ Абу Сайяфа, через которого шли все нефтяные и денежные потоки соответственно в и из Турции. Так вот, в руках американских командос оказалась текущая информация об этих перемещениях нефти и долларов, а также архив данных о подноготной нефтяной и оружейной контрабанды ИГ на турецком направлении. Цифры, о которых узнали американцы, наводили на мысль не только о хорошей посвящённости турецких властей в контрабанду нефтью, но и, возможно, о прямой причастности чиновников страны — партнёра по НАТО к извлечению астрономических прибылей. На пике нефтедобывающих возможностей ИГ в Ираке и Сирии в Турцию ежедневно (!) поступало нефти на сумму от $1 млн до $4 млн (1).

Накопленные американскими службистами терабайты данных по ИГ позволили углубиться во внутренние схемы управленческих, финансовых и персональных связей группировки, отмечала The New York Times. Можно с уверенностью предположить, что спецы в Вашингтоне уделили одно из приоритетных вниманий изучению связей джихадистов с их партнёрами в Турции. В особенности, по части сбора досье на высокопоставленных представителей тамошних властей.

Имея на руках такую «политическую бомбу», а также располагая хорошо задокументированными случаями снабжения турецкими спецслужбами, в обход ЦРУ, курирующего все операции США в Сирии, боевиков-исламистов оружием, Белый дом пошёл в решающую атаку. В Анкару поспешил спецпредставитель президента Барака Обама в коалиции по борьбе с «Исламским государством» Джон Аллен, другие высокопоставленные чиновники, в том числе из CENTCOM. У них на руках были доказательства ведения турками «двойной игры», извлечения баснословных прибылей из торговли нефтью с «коммерческими структурами» организации Абу Бакра аль-Багдади.

Застигнутая врасплох, Анкара всё же нашла в себе силы предъявить Вашингтону встречное условие — решение по «Инджирлику» будет принято спустя определённое время после подведения итогов парламентских выборов в Турции. Условие было воспринято американцами с пониманием. Тем более что, как мы отметили выше, Белый дом намеревался довести ядерную сделку с иранцами до своего логического завершения, и только потом сконцентрироваться на окончательном вскрытии «турецкого замка».

Властям Турции было позволено провести парламентские выборы 7 июня в невоенной обстановке, преодолеть последовавшее затем разочарование правящей партии президента Реджепа Тайипа Эрдогана в связи с неудовлетворительными итогами голосования. Но ближе к развязке всей этой истории у турецкой стороны возникла настоятельная необходимость в сильном толчке общественного мнения внутри страны. Просто так, за один день, не с того, не с сего, взять и развернуть свою позицию по военному невмешательству на 180 градусов было нельзя.

До теракта в турецком приграничном городе Суруч местные проправительственные издания развили соответствующую информационную активность. Близкая Эрдогану газета Yeni Safak открытым текстом писала о планах турецкого генералитета создать протяжённую «зону безопасности» (110 км в длину и 33 км в глубину) в районе сирийского города Джарабулус. Приводились и другие подробности ожидающего Сирию турецкого вторжения. Пресса страны пустилась в откровения за считанные дни и даже часы до теракта в Суруче. Теракту предшествовали многочисленные заявления первых лиц Турецкой республики о неприемлемости создания на севере Сирии любых очагов государственного самосознания тамошних курдов. В этом контексте можно отметить также серию состоявшихся заседаний Совета национальной безопасности Турции и армейского командования страны.

Само террористическое нападение было осуществлено в такой манере, о которой Анкаре можно было только «мечтать» — завербованный «Исламским государством» курд (первоначально была версия, что террорист-смертник являлся женщиной) атакует своих соплеменников в Суруче, который лежит в нескольких километрах от сирийской границы. Вовсе не случайно, что подобное «стечение обстоятельств» вызвало у внутриполитических противников турецких властей определённые подозрения по поводу возможной причастности местных спецслужб к последнему штриху в деле канализации общественного мнения в нужное русло. Курдский голос турецкой оппозиции и раньше не молчал, когда Национальная разведывательная организация страны зажгла «зелёный свет» перед следующими в Сирию грузовиками с переносными зенитно-ракетными и противотанковыми комплексами, в избытке попавших далеко не только в руки боевиков «умеренной» сирийской оппозиции. Но после выборов 7 июня курды превратились в системный политический фактор, со своей 80-мандатной парламентской фракцией, подающей голос, например, в пользу незамедлительного освобождения из тюрьмы лидера Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллы Оджалана. С этим правительству Эрдогана надо было что-то делать, и под прикрытием операции против ИГ в Сирии оно развернуло интенсивные военные действия против наиболее боеспособной части турецких курдов. Ныне ударов по РПК в северном Ираке турецкая армия наносит на порядок больше, если сравнивать с сирийским театром «антиджихадистской» операции. Турецкие СМИ сообщают, что в результате авиаударов ВВС Турции по состоянию на 1 августа убито около 260 курдских бойцов. Сводки по ликвидации боевиков ИГ зачастую просто отсутствуют.

Диспропорция ощущается не только в действиях турецких военных. Силы внутренней безопасности страны все последние дни проводят масштабную «зачистку» от неблагонадёжных элементов. По признанию вице-премьера Турции Бюлента Арынча, задержано более 1300 подозреваемых в причастности к экстремистской деятельности. Среди них 847 человек проходят по графе «поддержка РПК» и только 137 подвергнуты аресту на основе подозрений в причастности к ИГ. Но ведь теракт в Суруче был организован не РПК, а ИГ. Тогда почему власти сделали основной мишенью турецких курдов?!

В результате, руководство РПК уже заявило о своём выходе из мирного процесса с турецкими властями, а последние указали на недействительность предыдущих соглашений с курдами по прекращению огня. Таким образом, наложение сроков начала военных действий против боевиков ИГ и бойцов РПК на продолжающиеся в Анкаре безуспешные переговоры о создании правящей коалиции сослужило свою службу для Эрдогана и его команды. Легитимную прокурдскую Народно-демократическую партию (НДП) турецкие власти не могут подвергнуть жесточайшим репрессиям, как они поступают в отношении объявленной террористической РПК. Но показать «надменным» курдам, пробившимся к огромному разочарованию Эрдогана в высший законодательный орган страны, своё место — это вполне в силах и в манере поведения действующих турецких властей. Против лидера НДП Селахаттина Демирташа турецкая генпрокуратура уже инициировала расследование, строящееся на доказательной базе прошлогодней давности. Демирташ подозревается в «подстрекательстве к вооружённым столкновениям», произошедшим в октябре прошлого года…

Очевидно, власти Турции готовят НДП и другие «сюрпризы», которые не так сложно спрогнозировать с учётом фактического пребывания Турции на военном положении и в ожидании новых терактов на своей территории. Теперь нельзя ничего исключать, вплоть до предъявления прокурдской партии обвинений в антиконституционной деятельности с дальнейшим роспуском этого политического объединения.

США и Турция нашли в складывающейся ситуации выгоды для себя, и продолжают изыскивать новые военные и политические дивиденды. Следует признать, что за последние два-три месяца американцы добились значимых преимуществ для себя не только в деле склонения Анкары к «сдаче» авиабазы «Инджирлик». На кону большой геополитический куш, который США могут выиграть, если продвинутся вперёд, например, в деле нанесения отношениям Турции и Ирана серьёзного урона.

Как можно понять, Анкара стала настойчиво доносить до Вашингтона мысль о том, что вступит в реальную войну с ИГ только при условии, если американцы откажутся от поддержки курдов арабской страны и сосредоточатся на помощи «умеренным» боевикам из числа местных антиасадовских сил. Внятного ответа из Белого дома не поступило, но всё идёт к тому, что американцам придётся смириться с этим условием турецкого партнёра. У США фактически нет иной альтернативы, тем более, если из такой сделки с Турцией американцы могут извлечь весомые геополитические дивиденды. Под последними мы подразумеваем, прежде всего, внесение серьёзного раздора в отношения между Турцией и Ираном.

Любое прямое вовлечение Турции в дела Сирии все годы гражданской войны в этой арабской стране воспринималось Ираном крайне болезненно. Из Тегерана в адрес Анкары периодически озвучивались предостережения от военного вмешательства в конфликт. Не стали исключением и первые дни после решения турецкого правительства ответить на теракт в Суруче авиаударами по ИГ в северных провинциях Сирии и составлением, совместно с США, планов по «зоне безопасности» на сирийской территории.

Начальник Генштаба ВС Ирана Хасан Фирузабади назвал «стратегической ошибкой» действия Турции против курдских сил. Иранский военачальник указал на то, что атакой по позициям курдских отрядов самообороны турецкие военные оголили свои границы перед ИГ. Из уст известного иранского «ястреба», за которым хорошо различим голос силовиков ИРИ, прозвучали обвинения в адрес Турции, а вместе с ней Саудовской Аравии и Катара, в поддержке исламских радикалов, воюющих против союзных Ирану сил в Сирии и Ираке. По словам Фирузабади, такая политика, рано или поздно, поставит под угрозу собственную безопасность упомянутых арабских государств. Что это, если не озвученная иранской стороной, высшим армейским командованием ИРИ в решительно жёстких тонах неприемлемость для Тегерана военной операции Анкары за пределами турецких границ?

Выгодополучатель от подобных развитий в отношениях крупнейших ближневосточных держав очевиден. Это США с их давней геополитической задачей поддержания ирано-турецких и ирано-аравийских отношений в постоянном напряжении.

Что извлечёт для себя в конечном итоге Турция — трудно предсказать. В краткосрочной перспективе перед правительством Эрдогана стоит задача выйти на вялотекущий темп ведения военных действий против ИГ в Сирии и планомерное наращивание ударов по РПК в Ираке. Параллельно будут предприниматься меры по значительному ослаблению внутриполитических противников. Бомбардировка РПК — это и предупредительные «выстрелы» в сторону прокурдской НДП, руководство которой с началом Турцией войны на два фронта ни от чего не гарантировано.

По всей видимости, ближневосточного члена НАТО ждут досрочные выборы, проведение которых власти страны могут «привязать» к срокам саммита G-20 в турецкой Анталье — 15−16 ноября. Внешние партнёры Турции, её натовские союзники должны наглядно продемонстрировать свою заинтересованность в политической стабильности турецкого государства. Сценарий курдского подрыва Турции изнутри представляется евроатлантическим кругам апокалиптическим, потому Америка и Европа на многое могут закрыть глаза. Во всяком случае, у Анкары подобные ожидания поддержки со стороны Запада в предстоящие три месяца будут преобладать.

(1) По данным панарабского телеканала Al Jazeera, только с мосульских месторождений нефти «Исламское государство» добывала до 10 тыс. баррелей в день, которые практически целиком перевозились до сирийской Ракки, а затем перебрасывались в турецкий Газиантеп.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/08/03/strannaya-voyna-turcii-v-sirii-i-irake
Опубликовано 3 августа 2015 в 00:01
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами