• USD 62.49 -0.78
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Дело о малайзийском «Боинге»: частный трибунал под эгидой ООН и суд без материалов следствия

Иллюстрация: polytika.ru

Хотя тема по факту умерла, потому как проект резолюции Малайзии не прошел через голосование в Совете Безопасности ООН, пиарщики темы «Боинга» MH 17 не успокаиваются. Сразу же после голосования в СБ пресс-секретарь МИД Нидерландов заявил, что Малайзия, Нидерланды, Австралия, Бельгия и Украина обсуждают три альтернативных варианта.

Два голоса «против»

Получается, что СМИ и эксперты интерпретировали голосование в СБ в русле информационной войны против России. Хотя, если разбираться, то согласно Уставу ООН, Китай тоже голосовал против.

Глава V Устава ООН посвящается вопросам функционирования Совета Безопасности ООН. Конкретно специфику голосования формулирует статья 27 Устава, закрепляющая, что каждый член Совета имеет один голос. Далее включается двойная градация:

 — если речь идет о процедурном вопросе, то для принятия решения требуется 9 голосов «за» со стороны членов Совета. В общем, допускается любое соотношение между голосами постоянных и непостоянных членов Совета Безопасности;

 — если на голосование выносится любой другой вопрос, кроме процедурного, тогда требуется минимум 9 голосов «за», «включая совпадающие голоса всех постоянных членов Совета». То есть, главное условие — чтобы все 5 постоянных членов Совета Безопасности — Великобритания, КНР, Россия, США, Франция — поддержали таковое решение.

Что же мы видим на деле? Если говорить на бытовом языке, то 11 из 15 членов СБ проголосовали «за», представитель России Виталий Чуркин голосовал «против», Ангола, Китай и Венесуэла воздержались. Но в таких вопросах как голосование Совета за проект резолюции на первый план выходит юридическая сторона дела в виде Устава ООН. Если перевести с бытового на язык Устава ООН, получается, что двое постоянных членов СБ — Россия и Китай — проголосовали «против» проекта Малайзии. Потому как любой вариант голосования постоянного члена вразрез с большинством — это голос «против». Разве что Устав ООН дает Китаю возможность сохранить видимый нейтралитет и создать себе пространство для маневра. В сухом остатке, если все-таки представить, что Виталий Чуркин тоже поддержал проект, то резолюция все равно не прошла бы Совет Безопасности, потому что один из постоянных членов воздержался, т. е. голосовал вразрез с большинством.

Подводные мины

Когда дело касается международно-правовых документов, важна каждая запятая. Хотя бы тезисно, как выглядят основные пункты скандального проекта резолюции? Если выставить за скобки политическую лирику, получается следующее.

На сегодняшний день, если верить Министерству безопасности и юстиции, а также Совету Безопасности Нидерландов, расследование авиакатастрофы «Боинга» MH17 идет полным ходом, но финального доклада не стоит ждать раньше осени-зимы. Если проводить более близкую нам аналогию, получается, что следствие еще идет, следователи, оперативники и эксперты работают, а в это время суд уже начинает рассмотрение, не дожидаясь передачи материалов дела в суд. Развиваем сюжет: суд не может начать рассмотрение дела без прокурора, адвоката и обвиняемого — значит, чтобы начать процесс, суду придется самостоятельно назначить героев, не дожидаясь материалов расследования.

Интересно, что авторы проекта косвенно и сами признали беспочвенность своих претензий. Ведь преамбула проекта содержит такие слова как «принимая во внимание предварительный доклад о причинах крушения, проведенный Управлением по безопасности полетов Нидерландов». То есть, более-менее полной картины на сегодняшний день нет — и это признали авторы проекта из Малайзии. Признали, но не ответили на вопрос: а как начинать судебное разбирательство, если нет материалов дела?

А еще, создание трибунала — это перевод дела из уголовной в международно-правовую плоскость. На сегодняшний день крушение «Боинга» расследуется как уголовное преступление, а компетенция международного трибунала — это преступления против мира и безопасности человечества. А уголовное преступление не входит в компетенцию международного трибунала, как и Совета Безопасности ООН. То есть, «легким движением руки» авторы резолюции планировали повысить статус катастрофы до злодеяния вселенского масштаба. Без всяких на то аргументов, ведь Совет безопасности Нидерландов (Гаага), отвечающий за расследование причин и последствий аварий, катастроф, стихийных бедствий и т. д., включая катастрофу «Боинга», пока представил только предварительный доклад.

Практически все СМИ пишут о вето в отношении резолюции, но на самом деле речь шла о двух документах. Видимая часть — проект предлагает Совету Безопасности создать международный трибунал «с единственной целью привлечения к ответственности лиц, ответственных за преступления, связанные с уничтожением в Донецкой области Украины самолета авиакомпании Malaysia Airlines, выполнявшего 17 июля 2014 года рейс MH 17». Но пункт 6 гласит, что принятие резолюции — это одновременно и вступление в силу устава Международного уголовного трибунала по рейсу MH 17 авиакомпании Malaysia Airlines, прилагаемого к документу.

И наибольшее количество вопросов вызывает пункт 8 проекта резолюции, предлагающий финансировать Международный трибунал «при помощи добровольных пожертвований» и призывающий государства, межправительственные и неправительственные организации пожертвовать средства, оборудование и услуги, а также предложить специалистов. Дальше вырисовывается стройная схема, когда финансирование так называемого трибунала берет на себя «неправительственная организация из Папуа-Новая Гвинея», она же и предлагает специалистов для работы в трибунале. Внимание, вопрос: что будет приоритетом для сотрудников такого трибунала — Устав ООН и международное уголовное право или мнение «неправительственной организации», что платит им вознаграждение?

Как мы называем ситуацию, когда адвокат обвиняемого заносит судье конверт с деньгами? На обычном человеческом, впрочем, как и на юридическом языке, это называется взяткой, подкупом, коррупцией. Представим ситуацию, когда в конечном итоге дело о крушении «Боинга» будет рассматривать украинский суд. И зарубежные и украинские журналисты вдруг обнаружат, что неустановленные люди заносят судье деньги? Понятное дело, что будет скандал. И ни о каком доверии, ни к самому процессу, ни к приговору такого суда быть не может априори. А судье вместо кресла и мантии придется задуматься о «небе в клеточку».

Говоря авиационной терминологией, получается, что идея официального авторства Малайзии — это что-то вроде самолета-беспилотника с красивой надписью на борту. И вроде бы на борту есть надпись «Международный трибунал, учрежденный решением Совета Безопасности ООН», а на деле беспилотник выполняет поставленную неизвестным хозяином задачу и передает данные в неизвестный Центр управления полетом.

Сергей Слободчук, политический консультант, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/07/31/delo-o-malayziyskom-boinge-chastnyy-tribunal-pod-egidoy-oon-i-sud-bez-materialov-sledstviya
Опубликовано 31 июля 2015 в 14:17
Все новости

09.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами