• USD 62.49 -0.78
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Запад разрушает власть в Баку изнутри: дипломат-диссидент и проект «Азербайджан — 2025»

Азербайджанский дипломат-диссидент Ариф Мамедов. Фото: contact. az

Первые Европейские игры стали для политического руководства Азербайджана серьёзной проверкой на прочность. Баталиям на спортивных аренах Баку предшествовало дипломатическое давление на власти закавказской республики в виде новой волны правозащитной критики. Иного ожидать и не приходилось, особенно с учётом известного решения азербайджанского лидера уклониться от участия в работе Рижского саммита «Восточного партнёрства».

Одними упрёками в адрес властей страны по части притеснения гражданских свобод, наличия политзаключённых не обошлось. История с азербайджанским дипломатом, представлявшим интересы Организации исламского сотрудничества (ОИС) в Евросоюзе, совпала по времени с проведением Евроигр. Случайностей в мире политики почти не бывает, и инцидент с Арифом Мамедовым явно не похож на спонтанное выражение недовольства одним из азербайджанских интеллигентов на дипломатической службе. Мамедов не представлял Азербайджан в другом государстве или международной организации. Формально он не был связан какими-либо прямыми обязательствами с политическим руководством республики. Но прозвучавшая из его уст и в социальной сети критика азербайджанских властей отозвалась волнами организационных выводов внутри внешнеполитического ведомства страны. С окончанием Евроигр в Баку ожидаются громкие отставки в дипломатическом корпусе, а также, возможно, в более широком диапазоне государственных органов.

До сегодняшнего дня ни один действующий азербайджанский дипломат, хотя вновь подчеркнём, что Мамедов представлял не Азербайджан, а ОИС, публично не критиковал свои власти и не выражал протеста. Поэтому шаг дипломата, ставшего в одночасье диссидентом, породил общественные дискуссии, наполнил их разными версиями мотивов, подвинувших его к «протесту». Поползли слухи, что впавший, после записей Мамедова, в немилость глава внешнеполитического ведомства Азербайджана Эльмар Мамедъяров намерен уволить некоторых дипломатов. В частности, это те работники дипкорпуса, которые «лайкнули» злополучный статус Мамедова в Facebook, где он жёстко отозвался о деятельности чиновников в связи с пожаром в одной из бакинских многоэтажек. Упоминались пять сотрудников дипломатической службы, разделивших мнение посла. Среди них и пресс-секретарь МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев.

Вместе с тем муссируются слухи, что президент Ильхам Алиев намерен отозвать обратно многих послов республики в европейских странах раньше установленного времени. Якобы по итогам скандала с Мамедовым власти приняли решение пересмотреть деятельность дипкорпуса и основательно обновить его кадровый состав. В «чёрном списке» значатся имена, к примеру, посла Азербайджана в Евросоюзе Фуада Искендерова, представителя республики в НАТО Хазара Ибрагима, посла во Франции Эльчина Амирбекова, главы азербайджанской дипмиссии в Германии Парвиза Шахбазова.

Власти страны не могут допустить вольностей даже от тех азербайджанских чиновников, которые не связаны с официальным Баку прямыми обязательствами. Внутрикорпоративная этика азербайджанского истеблишмента не терпит малейших проявлений диссидентства. Внешние силы хорошо знакомы с главными установками высшего руководства Азербайджана, они посвящены в нюансы бюрократического аппарата республики, где любая нелояльность пресекается на корню. Расшатать до недееспособного состояния сформированный годами и прошедший уже не раз испытание на прочность политический режим Азербайджана никто из здравых внешних сил не желает. Напротив, в вопросе безальтернативности поддержания в стране, занимающей важное геополитическое местоположение и обладающей большим энергопотенциалом, политической стабильности существует определённый консенсус внешних игроков. Для республики, 40% ВВП, 65% бюджета и более 85% экспорта которой формируется за счёт доходов от продажи нефти, политическая стабильность не имеет альтернативы. Между тем, это вовсе не отменяет, а, скорее, подразумевает интерес внешних сил поставить Баку под своё преимущественное влияние.

Запад раздосадован внеблоковым статусом нефтегазоносного Азербайджана, стремлением его властей к свободному выбору внешнеполитических ориентиров. Необходимость тесного партнёрства с Россией и баланс в отношениях с Ираном предопределены для Азербайджана объективностью его географического расположения. Но у Запада свои геополитические планы, которые, как подтвердили процессы в других регионах постсоветского пространства, имеют малого общего с нуждами естественного развития тех или иных стран.

Если бы не было «Арифа Мамедова» в качестве собирательного образа критика властей внутри самого бюрократического аппарата Азербайджана, то его следовало выдумать. И придумали, причём в самое неподходящее для Баку время, когда он находится чуть ли не в эпицентре внимания зарубежных СМИ. Можно с уверенностью предположить, что «Ариф Мамедов» если и не дотягивает до составного элемента в «проекте» внешних сил, преследующих целью показать азербайджанским властям шаткость их положения, то на внешнеполитическую разработку может претендовать с успехом.

Дипломатическая служба Азербайджана в качестве мишени выбрана определёнными западными кругами не случайно. Здесь, как, впрочем, в любой другой постсоветской республике, в наибольшей степени представлены лояльные Западу силы. Люди выезжают за границу, годами находятся на ответственных постах в западных столицах и штаб-квартирах международных организаций. Всё это формирует у них особое мировоззрение, предполагающее критический анализ и сопоставление того, что есть у них на родине и что они могут наблюдать практически в постоянном режиме на месте исполнения своих дипломатических функций. «Жертвой» такого критического сопоставления стал и Ариф Мамедов, который со своей страницы в Facebook заявил о «подлинном лице» азербайджанских чиновников, наживающихся на страданиях собственного народа. Кто конкретно направил его на эту стезю жёсткого критика властей — не столь важно. У этого «проекта» или пока только «разработки» может быть коллективное авторство, предполагающее участие не одного зарубежного государства и не одной неправительственной структуры. Главное — приоткрыть интересы этих западных групп, которые в упор отказывают Азербайджану в его праве на внешнеполитическую и внешнеэкономическую самостоятельность.

Между Арифом Мамедовым и небезызвестным египетским дипломатом, правда, уже в глубокой отставке, Мохаммедом аль-Барадеем напрашиваются сравнения. Бывший директор МАГАТЭ, египтянин по стране своей «национальной прописки», в своё время сыграл показательную роль в бурных внутриполитических процессах крупнейшей арабской республики. Как известно, протесты в Египте подстегнула революция в Тунисе 2010 года, вызвав так называемый «эффект домино». 19 января 2011 года Мохаммед аль-Барадеи в интервью западным журналистам связал ситуацию в Египте с событиями в Тунисе и заявил, что президент Хосни Мубарак может быть свергнут, поскольку «народ ждёт перемен». В феврале 2010 года аль-Барадеи, уйдя с поста главы МАГАТЭ, заявил о создании оппозиционного движения «Национальная ассоциация за перемены». В декабре 2010 года, ещё до тунисских событий, он призвал египтян к акциям гражданского неповиновения. Все эти трансформации дипломата в политика могут произойти и с Мамедовым. Он уже заявил о начале своей политической карьеры, фактически с той же стартовой формулировкой — «народ ждёт перемен».

Не вдаваясь в подробности, отметим лишь, что аль-Барадеи стал своеобразным «троянским конём» для любых египетских властей, будь то выразители воли движения «Братья-мусульмане» или их антиподы в лице нынешнего правительства военных в Каире.

Ариф Мамедов — далеко не Мохаммед аль-Барадеи. Его имя, мягко говоря, для широкой международной общественности не столь известно. Но здесь важно уяснить саму методологию осуществления политических диверсий внешними силами, стремящимися нарушить естественный ход событий в конкретной точке их геополитических притязаний. «Разносчики» государственной дестабилизации — огромная находка для соответствующих органов зарубежных стран, предпочитающих действовать из-за внешнеполитических кулис. Ариф Мамедов уже посеял семена сомнений в монолитность рядов азербайджанской власти. Ни у кого из серьёзных политиков и экспертов никогда не было сомнений в наличии внутри политической корпорации закавказской республики отдельных группировок, которые смотрят на «четыре стороны» — Запад (США и Европа), Россия, Турция и Иран. Симпатии к южному соседу Азербайджана у тамошней политической и деловой элиты наименее выражены, но и они имеют место быть. Группировки по внешним предпочтениям внутри бюрократического аппарата страны присутствуют все 25 лет современной истории Азербайджанской Республики. Другой вопрос, что акцентирование наличия таких групповых интересов стало прослеживаться в действиях западных кругов на нынешнем этапе с особой настойчивостью. Как и в Египте, на Украине, других точках приложения геополитических разработок Соединённых Штатов и Европы на пространствах «арабской весны» и «цветных революций», внутривластная группа азербайджанских симпатизантов Западу рекомендуется в качестве наиболее прогрессивной. Соответственно, на все другие группы вешается ярлык архаичности, ввергающей ту или иную страну в регрессивное состояние. Мохаммед аль-Барадеи не стал ярким выразителем западного либерального тренда на общественно-политическом поле Египта, но его на эту роль готовили. Ариф Мамедов в качестве «троянского коня», атакующего монолитность азербайджанских властей, интересен западным проектантам. И для них на нынешнем этапе вовсе не обязательны некие гарантии успешности данного «проекта». Куда важнее сама попытка подрыва внутрикорпоративных основ бюрократического аппарата Азербайджана.

За словесными реляциями на страницах Facebook от Арифа Мамедова последовала инициатива создания программы под претенциозным названием «Азербайджан — 2025». К разработке документа Мамедов намерен привлечь группу азербайджанских и зарубежных аналитиков, вне зависимости от их политических предпочтений. Основная декларируемая цель — поднять уровень благосостояния граждан Азербайджана в течение предстоящих 10 лет, то есть к 2025 году, ни много ни мало, до западноевропейских стандартов.

Амбициозная задача изначально лишена реалистичности, но западных проектантов это не останавливает, а, напротив, делает ещё более решительными. Программа «Азербайджан — 2025», ещё не обретя свой документальный вид, уже сделала заявку на геополитическую альтернативу для закавказской республики. Произошло это, заметим, на одной из высших точек партнёрства Азербайджана и России по широкому кругу политических и экономических вопросов. Тема приобщения внеблокового Азербайджана к Евразийскому экономическому союзу пока не обрела плоть и кровь, она всячески отодвигается тем же Баку в ранг отдалённой по времени перспективы. Между тем, простой анализ содержательного наполнения нынешних российско-азербайджанских отношений показывает неуклонное сближение двух соседей. Последнее свидетельство наращивания двусторонних торгово-экономических и инвестиционных связей — подписание 19 июня на площадке Петербургского международного экономического форума крупного кредитного соглашения. Общая стоимость проекта «Газпромбанка» и Госнефтекомпании Азербайджана, включающего строительство на территории Сумгайытского химпромпарка двух заводов, центрального офиса, а также складских помещений, составляет $700 млн. Из указанной суммы 40% профинансируют акционеры предприятия «SOCAR Polymer» (производство полипропилена и полиэтилена высокой плотности), остальное — «Газпромбанк». В будущем российские компании нацелены на участие и в других крупных инвестиционных проектах на Апшеронском полуострове. В частности, такими совместными бизнес-начинаниями могут стать модернизация Бакинского нефтеперерабатывающего завода и производственного объединения «Азерхимия», строительство нового газоперерабатывающего комплекса.

Как отмечают азербайджанские авторы, Баку вступает в новую фазу развития своего топливно-энергетического сектора. Республика переходит от добычи и продажи сырья к производству высокотехнологичной продукции химической промышленности мирового уровня. Это сулит республике большие дивиденды в условиях неуклонного падения объёмов извлекаемой из азербайджанских месторождений на Каспии нефти — с 51 млн. тонн в 2010 году до прогнозируемых к 2023 году 23 млн. тонн. Азербайджан превращается в крупную площадку нефтехимии и не только, где преломляются интересы крупных мировых игроков. И в этом контексте сочетание таких интересов обеспечивает внутреннюю и внешнюю стабильность по периметру государственных границ Азербайджана. Столкновение же интересов внешних сил чрезвычайно опасно и грозит местным властям серьёзными потерями. Таков абсолютно резонный вывод азербайджанских аналитиков.

Устраивает ли Запад продолжение Азербайджаном сбалансированного курса в отношениях с основными внешними партнёрами — во многом риторический вопрос. По всей видимости, ответ на него, к большому неудовольствию азербайджанских властей, негативный. Проект «Ариф Мамедов» с его «Азербайджаном — 2025», помимо прочего, призван торпедировать усилия властей республики остаться в ранге тесного партнёра России с видами на интеграционные схемы сотрудничества.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/06/29/zapad-razrushaet-vlast-v-baku-iznutri-diplomat-dissident-i-proekt-azerbaydzhan-2025
Опубликовано 29 июня 2015 в 10:46
Все новости

09.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами