• USD 62.49 -0.78
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

Игорь Стрелков: Война остается неизбежной, лавину не остановить

Бывший министр обороны ДНР Игорь Стрелков (Гиркин). Фото: politicsnews.info

Бывший министр обороны ДНР Игорь Стрелков (Гиркин) опубликовал тезисы своего доклада на конференции «Украинский кризис и глобальная политика». Текст дается с сокращениями.

Ситуация в Донабссе и сценарии развития событий

Представляется, что военно-политическая ситуация в Донбассе в ближайшие несколько месяцев существенно не изменится. Регион ждет продолжение изматывающей войны без решительных результатов, в которых роль ДНР и ЛНР останется в значительной степени не более чем «судьбой заложников». Данная ситуация вызвана тем, что ни одна из сторон конфликта (США и Украина, Россия и местные псевдогосударственные образования) не только не достигли своих целей, но и не убеждены в невозможности их достижения.

Что касается конкретно военного противостояния в Донбассе:

Поражения, понесенные ВСУ, имели тактический характер и не привели (в первую очередь — благодаря позиции России) к их разгрому. Таким образом, ВСУ не потерпели самого главного (в гражданских войнах) — морального — поражения. Они не только восстановили, но и существенно нарастили собственные силы и имеют серьезные основания рассчитывать на будущий реванш. Равным образом и ВСН (если можно их так назвать), одержавшие ряд тактических успехов, никак не могут считать себя победителями. Хотя бы в связи с тем, что обе столицы республик находятся практически на линии фронта, а собственные перспективы возвращения в состав «Единой Украины», открыто и непрерывно навязываемые Москвой в качестве «основы мирного урегулирования», способны с высокой степенью вероятности привести к их ликвидации либо самоликвидации.

Именно полная неопределенность позиции Москвы (одной рукой поддерживающей находящиеся в отчаянном положении ЛДНР, а второй — заталкивающей их обратно под власть Киева на весьма туманных условиях) является первым фактором, не позволяющим прогнозировать скорое завершение военной стадии конфликта, так как, с одной стороны, он оставляет Киеву надежду на «перемогу» в случае отказа от прямой помощи со стороны России псевдореспубликам, а с другой — продолжает сохранять такие же надежды у ВСН и властей ЛДНР.

Рискну предположить, что в коридорах «Старой Площади» некоторые заигравшиеся в геополитику высшие чиновники всерьез думают, что они адекватно копируют действия геополитического противника — Соединенных Штатов, являющихся реальным «поводырем» для киевского режима. Только в отличие от «целой Украины» (которую водят на помочах США) Кремлю в качестве «ведомых» достались две до сих пор несостоявшиеся республики, которым та же Москва не дает состояться и объединиться (так как обе рассматриваются исключительно как «товар» в меновой торговле с Киевом). И, наверное, в воображении доморощенных «геополитиков» Москва и Вашингтон ведут «игру чужими руками», ставкой в которой является территория и статус Украины. При этом факты, что война ведется с обеих сторон русскими руками, на исконно русской территории и непосредственной близи от границ России ненавязчиво игнорируются, а факт растущего вовлечения РФ в конфликт не признается вопреки всякой очевидности.

Со своей стороны рискну сделать нехитрое, в общем-то, предположение, что Вашингтон, являющийся «модератором» сложившейся ситуации, создал условия, в которых Москва и Киев вступили в своего рода «соревнование» — «кто кого перетерпит». Москва совершенно явно надеется, что угроза скорого краха экономики и, соответственно, государственности Украины, к чему имеются реальные предпосылки, толкнет «уважаемых партнеров» принять выставленные условия, включающие федерализацию страны и хотя бы де-факто признание Крыма в составе России. Со своей стороны Киев с помощью нещедрой помощи Запада худо-бедно пытается отстроить военно-полицейский режим, теоретически способный «заморозить» внутреннее положение на два — четыре года, и рассчитывает на предстоящий внутренний крах России под давлением санкций и военных расходов. Тем более что реальной мобилизации сил и средств, необходимых для решительной победы, Москва предпринимать пока не намерена, да и сама необходимость такой «решительной победы» не осознана и не рассматривается как таковая.

Единственная сторона, которую полностью устраивает сложившееся положение, это как раз «условный Запад» (конкретно же — Соединенные Штаты). Чем дольше будет продолжаться война, чем дольше Россия и Украина будут поддерживать эскалацию (ЛДНР в качестве действующих лиц разыгрываемой трагедии Вашингтоном вообще не рассматривается. И вполне справедливо), тем больше шансов для достижения Западом главной цели — максимального ослабления России и назревания в ней полномасштабного внутриполитического кризиса. Украина же рассматривается в качестве «одноразового инструмента», работоспособность которого США и их союзники-сателлиты непременно будут поддерживать вплоть до полного достижения задачи. Или до полной утраты годности, по крайней мере.

Наиболее вероятны две модели развития событий:

Скорое возобновление активных боевых действий со стороны ВСУ. Этот вариант представляется самым реальным. Первая причина в том, что «поводырь» Украины в лице США заинтересован в максимально полном вовлечении России в военные действия. Желательно — непосредственные, с применением сухопутных сил ВС России. Расчет может быть сделан на то, что эффективно и длительно противостоять полномасштабному наступлению ВСУ современные ВСН вряд ли способны.

В то же время Москва не может позволить уничтожить народные республики, поскольку это чревато серьезными внутренними проблемами и резким падением популярности власти, поэтому оказание прямой военной помощи вполне возможно. Но усилиями нашей «пятой колонны», обеспечивающей «минские договоренности», регион настолько насыщен легальными агентами Запада в виде т. н. наблюдателей ОБСЕ, что скрыть участие в боях российских «отпускников» будет предельно сложно. Неучастие может вызвать поражение ВСН, а участие — новый виток информационной войны против России и, соответственно, новые санкции и усиление военной и финансовой помощи Киеву. Вашингтон устраивают оба варианта. Москву не устраивает ни один.

Вторая причина: военно-полицейский режим в стране, которая не имеет четко выраженной общенародной идеологии, может осуществляться только в условиях внешней или внутренней войны и наличии максимально демонизированного внешнего/внутреннего врага, в борьбе с которым допустимы и должны быть принесены любые жертвы. Поражения в такой борьбе (если они носят не критический характер полного разгрома) при наличии действенной пропаганды (а она как раз в наличии) лишь способствуют мобилизации моральных ресурсов населения и готовности его к дальнейшим жертвам. По крайней мере, на какое-то время. Ослабление накала борьбы, наоборот, ведет к прогрессирующему разложению армии и тыла. Поэтому я полагаю, что очередное наступление ВСУ возможно в самое ближайшее время.

С учетом того, что на прямое полномасштабное военное противостояние с Россией вооруженные силы киевской хунты неспособны, угроза такого столкновения и последующего стратегического поражения (которое может стать концом существования режима) может заставить Киев варьировать вооруженное противостояние по образцу января текущего года. По имеющимся у меня данным, поражение под Дебальцево по большей части стало следствием удручающей некомпетентности и слабой подготовки командных кадров ВСУ, а не талантов военачальников или выдающейся боеспособности частей и соединений ВСН. В любом случае ВСН понесли (как под Дебальцево, так и на других участках, где продвинуться не удалось ни на шаг) серьезные людские потери. Повторение такого сценария Киев вполне устраивает. Даже «размен в потерях» 2 к 1 (как имело место зимой) или даже 3 к 1 в пользу ВСН устраивает Киев, так как его собственные людские ресурсы превосходят ЛДНР гораздо значительнее.

Скажу больше: даже продвижение ВСН вперед (и даже с занятием ими нескольких крупных населенных пунктов) Киев (читай — Вашингтон) в целом устраивают (естественно, при условии сохранения единства фронта). Почему? Потому что данные продвижения лишь удлинят его протяженность. А более длинный фронт, соответственно, потребует от ВСН для его удержания еще больше людских и материальных ресурсов. Единственное, что полностью не устраивает Киев — так это полный разгром его сухопутных сил в Донбассе. Но он не по силам ВСН без масштабного привлечения «отпускников».

Ну и третий вариант (самый маловероятный из трех, но тоже вполне возможный) заключается в продолжении «вялотекущего противостояния», при котором украинская сторона предпочтет и далее экстренными темпами наращивать свои вооруженные силы, постепенно довооружая их современным оружием, поступающим из стран НАТО, переформировывая и переобучая. Чтобы нанести удар позже — летом или в начале осени, до наступления холодов (чтобы в случае поражения «отдохнуть» в зимнюю кампанию). Эта тактика ВСУ приведет к окончательному превращению Донбасса в зону с полностью разрушенной экономикой и сильно поредевшим маргинализированным (добавлю — ненавидящим Россию и Украину одновременно) населением, выживание которого будет возможно только в рамках структур разной степени криминальности. Впрочем, к тому же самому исходу ведут все три изложенных варианта.

Опять же: все три варианта развития событий крайне невыгодны для ЛДНР и для России, так как предусматривают только пассивную оборону с нашей стороны, бесцельную трату людских, материальных и (что немаловажно) моральных ресурсов, дальнейшую потерю времени в рамках покорного следования смодерированным противником планам.

К величайшему сожалению, признаков подготовки к наступательным действиям со стороны России, подобных крымской операции, пока не просматривается, как и любых сколько-нибудь наступательных действий вообще — даже на дипломатическом фронте. Пассивное реагирование на действия противника с мая прошлого года стало «визитной карточкой» нашей внешней политики. Про экономику и речи нет — всемерное содействие Киеву в поддержании внутренней стабильности в самое тяжелое зимнее время уже стало «притчей во языцех». Напомню, что если кто-то и «замёрз» прошлой зимой без российского газа, то явно не Украина.

Что касается развития событий непосредственно в ЛДНР, то здесь также не стоит ожидать положительных изменений. Поставленные у власти Владиславом Сурковым по согласованию с Ефремовым и Ахметовым криминальные элементы, полностью управляемые и живущие в режиме «на чемоданах», никакого реального государственного строительства не осуществляют. Осуществляется лишь их имитация, сопровождающаяся варварским разграблением мощнейшего индустриального региона. Впрочем, как и везде, где ранее отметился Владислав Юрьевич (достаточно вспомнить Южную Осетию). Полное отсутствие идеологии в т.н. народных республиках демотивирует и деморализует население, размывает сам смысл борьбы против Украины (где, впрочем, ситуация ровным счетом такая же).

Результаты налицо — гуманитарная катастрофа до сих не преодолена и даже по-настоящему боеспособная армия за целый год не создана, несмотря на обилие военной техники, наличие собственных производственных мощностей и неплохие мобилизационные ресурсы. Зато создано множество совершенно ненужных силовых структур — от таможни и погранвойск («защищающих» суверенные республики от России и друг от друга), до «гражданских» прокуратуры и суда, неспособных к функционированию в условиях военного времени (напомню, вся без исключения территория ЛДНР находится в прифронтовой зоне) и применимых только для имитации «государственного фасада».

В последнее время (видимо, в ожидании практической реализации «минских договоренностей») в органы власти и управления, в силовые структуры массово вернулись украинские чиновники, в том числе те, кто еще летом — осенью прошлого года активно боролся с «сепаратистами». Вместе с заполонившими ВСН, МВД и МГБ криминальными элементами, а также «ручными собачками» местных олигархов, они усугубляют и без того нелегкое положение населения. Слова Сталина «кадры решают всё» очередной раз наглядно подтверждаются: без идеологии и с такими, с позволения сказать, «кадрами» (мотивация которых равна компетенции — то есть ниже нуля), ЛНР и ДНР вполне заслуживают «проглоченное» их лидерами в Минске унизительное наименование «ОРДиЛОУ». До звания «народных республик» они никак не дотягивают. И не дотянут, пока будут строго следовать в кильватере политики вышеуказанных московских «стратегов», рассматривающих ДНР и ЛНР как разменную монету, которая сегодня — у них «в кармане», а завтра, возможно, вернется к «прежним хозяевам».

В ближайшей перспективе гуманитарная ситуация в ЛДНР также останется очень тяжелой, во что вносит свой «достойный вклад» таможенная служба и политика РФ, не позволяющая Донбассу, экономически плотно заблокированному со стороны Украины, реально интегрироваться в экономическое пространство России. Если данная позиция российских властей не изменится, то следующая зима окажется для населения еще более тяжелой, чем минувшая, так как имеющиеся запасы продовольствия и иных ресурсов уже полностью исчерпаны, а их пополнение за счет местных ресурсов под большим вопросом и в любом случае не сможет удовлетворить потребности. Гуманитарная же помощь в нынешнем объеме (даже если она будет доходить до нуждающихся в ней полностью) не способна удовлетворить и десятой части необходимого.

Тем не менее закончу своё выступление на «оптимистической ноте». Война по-прежнему остается неизбежной, сорвавшуюся лавину изменений не остановить. Тот, кто будет пытаться игнорировать объективный ход событий и реальную работу заменять пиар-акциями и созданием разнообразных симулякров, рано или поздно все равно будет устранен с дороги истории. К сожалению, чем дольше будет продолжаться игнорирование реальности в пользу сохранения «сладких грез» о возврате к процветанию в качестве «великого энергетического придатка Запада», тем тяжелее будут последствия и тем дороже обойдется итоговая цена победы как для Донбасса, Новороссии и русской Украины, так и для всей остальной России. Но в победу я верю несмотря ни на что, как верят в нее местные ополченцы и добровольцы из России, сражающиеся сейчас на самых опасных участках фронта. Потому что с нами Бог и за нами правда.

Перспективы Украинской государственности

Представляется, что Украина, как искусственно созданное государство, никогда не имело внятных перспектив для самостоятельного государственного развития. Местечковая киевская «элита» на уровне инстинкта самосохранения максимально отстранявшаяся от России не готова и не могла пойти по действительно «великодержавному» пути. В силу, с одной стороны, врожденного холуйства и комплекса неполноценности, с другой — из-за природной жадности. Строительство дееспособного государства требует жертв на общее благо. Жертвовать никто не собирался, да и некогда было — надо было срочно захватывать и «делить» бывшую коллективную собственность, отстаивая ее перед другими претендентами на «жирные куски».

Поэтому получилось то, что получилось. Симулякр страны, которая застряла в «отложенном статусе», формально независимом, но фактически застывшем в ожидании — кто ими придет «володеть». И когда интерес к «володению» осторожно проявил Евросоюз (которому потребовался новый дешевый источник рабочей силы и ресурсов, а также непритязательный рынок сбыта), украинская «элитка» и широкие круги интеллигенции (как «национально мыслящей», так и вполне себе космополитичной) встретила его с исступленной готовностью. Не только потому, что надеялась на получение материальных благ, но и в расчете на возвращение утерянного после развала СССР социального статуса «граждан империи» (в данном случае — империи европейской). Собственной «независимостью» киевские власти, элиты и т. н. национальная интеллигенция готовы были с удовольствием пожертвовать — за 23 года «незалежности» они убедились, что собственными силами ничего, кроме большого свинарника, выстроить неспособны. Даже на том уровне, как удалось «коллегам» в соседней России.

«Вставание с колен», широко разрекламированное, к сожалению, на украинском направлении не вышло ни на сантиметр за рамки «распила» средств, выделяемых из Администрации президента на цели пропаганды российско-украинской дружбы. Даже сколько-нибудь приличного политического «пророссийского лобби» на Украине создано не было. Раз «Газпром» ситуация устраивала — значит, все (с точки зрения соответствующих чиновников) было вполне нормально.

Подлинно пророссийские (в том числе русские православные) активисты никакой помощи от Кремля не получали от слова «совсем» и считались маргиналами до такой степени, что как покойный В.С. Черномырдин, так и нынешний, с позволения сказать, посол Зурабов (упоминать с инициалами полагаю незаслуженным) ни разу не нашли времени для встречи с ними (хотя тот же Зурабов неоднократно встречался и тепло общался с лидерами самых антироссийски настроенных националистических партий и организаций).

Провал российской внешней политики на украинском направлении оказался колоссальным и до сих пор (судя по полному отсутствию кадровой ротации) не до конца осознанным. Как и упущенные год назад возможности.

Однако, сознательно или случайно, российской стороне удалось спровоцировать на Украине разрастающийся кризис «евроинтеграции». Фактически, напуганная войной и непредсказуемым (в перспективе) противостоянием с РФ, Европа дезавуировала большую часть своих обещаний для Украины и интеграция Киева в «европейское имперское пространство» в ближайшей перспективе сорвана. Впрочем, приписывать данный результат только Москве не стоит: украинское «революционное руководство» совершило такое количество вызванных национальной нетерпимостью и зашкаливающими амбициями ошибок, что они вполне «уравновесили» вклад Москвы в тот «шок», который испытывает европейский истеблишмент от украинских событий.

Фактически Украина, год назад «поклявшаяся в верности до смерти» «западной империи», традиционно оказалась «брошенной сироткой», как всегда — обиженной и разоренной. Главный «спонсор революции» — США — вполне доволен развитием ослабляющего Россию военно-политического кризиса, но не намерен платить по счетам, предоставив данную честь самой Украине. «Самоубийство за свой счёт» — вот лозунг, под которым по сей день действует киевская хунта. Но хотелось-то ей совсем иного! Надежды-то были как раз на то, что «великая империя НАТО» заслонит собой «незалежную» от «русского медведя», пока сама «молодая украинская государственность» начнет и завершит геноцид недостаточно свидомого населения русского юго-востока.

Разочарование в «прозападной ориентации» ощущается в Киеве уже сейчас и будет объективно нарастать по мере того, как майданно-поэтические ожидания «благотворительного социального рая» окончательно сменятся прозой экономико-социального развала и угрюмо-полицейской милитаризации. Независимо от хода военной кампании на востоке, данное разочарование будет расти все сильнее и сильнее, пока «майданные настроения» окончательно не сменятся угрюмым отрицанием всего, «за что боролись».

И если в указанный момент со стороны России будет предложена реальная альтернатива, то «евроинтеграция» вполне может завершиться обратным результатом — воссоединением Украины с Россией в том или ином виде на благо обоих государств и всего русского народа.

Однако пока, к сожалению, никаких признаков пересмотра Кремлем «утилитарно-газпромовских» подходов к украинскому вопросу нет и не предвидится. Такое впечатление, что соответствующие российские чиновники скорее начнут заключать соглашения с белыми медведями о прокладке газопроводов через Северный полюс, чем озаботятся разработкой и осуществлением планов восстановления суверенитета России хотя бы над ее историческими землями с русскоговорящим населением — территорией Новороссии.

Но вернемся к Украине. В условиях, когда Европа самоустраняется от интеграции Украины в свой состав, а Кремль не решается даже намекнуть на такую возможность, Украина как целостное государство все равно обречено. Обречено на раскол и разрыв по национально-экономическим границам. Восток и юго-восток, чтобы и как бы ни вещали в украинских СМИ и ни воображали политики в Киеве, всегда будут тяготеть к России. И по мере роста дезинтеграции и социально-экономических проблем эта тяга вскоре снова начнет усиливаться. Западная же Украина, соответственно, несмотря на все «евроразочарование», будет тянуться к Европе. А центральные регионы (во главе с Киевом) объективно будут попытаться внеэкономическим принуждением (в том числе военно-полицейским и даже чисто военным — как в Донбассе) сконцентрировать власть в своих руках. Но без собственной единой позитивной идеологии (чистый национализм нацистского толка к власти прийти не сможет, так как этому воспротивится та же Европа), подобные попытки будут обречены на провал. А усилия и затраты, которых сии усилия потребуют, быстро и окончательно ликвидируют «запас прочности» (еще советский), на котором и держится мертворожденная украинская государственность.

Единственной надеждой для ее адептов является «военная победа» над Россией (хотя бы в Донбассе), а единственным способом «дотянуть» до нее — непрерывная война и связанное с ней «закручивание гаек» в рамках отстроенного военно-полицейского режима. При этом (в условиях, когда Запад воевать вместо Украины и за нее не будет) понимание невозможности военной победы над Россией у украинских политиков все же присутствует и все надежды они возлагают на «внутренний крах» России как государства, после которого Украина сможет (за счет оккупации и аннексии каких-то сопредельных российских территорий), стать своего рода суррогатом «империи». Поскольку наши надежды совершенно обратны, данный вариант все-таки рассматриваю как маловероятный.

Второй (и наиболее вероятный вариант) — это предстоящий в самой ближайшей перспективе (1−3 года) прогрессирующий распад Украины с автономизацией и отделением от нее все новых регионов, спешащих покинуть «тонущий корабль» украинской государственности. Данный вариант окажется тем более быстро реализованным, если будет спровоцирован военным разгромом ВСУ, которым пресловутые кремлевские политики осенью прошлого года уже «подарили вторую жизнь», остановив наступление ВСН под Мариуполем и Волновахой. А неизбежность новых военных столкновений на юго-востоке обусловлена не только желаниями Киева, но и интересами главного спонсора — США, стремящимися максимально ослабить Россию таким путем.

Третий путь — полное освобождение Украины и провозглашение в освобожденном Киеве некоего союзного России единого украинского государства — тоже, что называется, «витает в воздухе». Но для его реализации нужны воля и усилия со стороны России. А их, как уже указано выше, практически не наблюдается.

И, наконец, четвертый вариант, проистекающий из существующих реалий «частичного умиротворения» и подразумевающий «заморозку» конфликта в Донбассе по «приднестровскому образцу» на долгие годы (с постепенным «затуханием» прямого военного противостояния) и сохранение «слегка усеченной» Украины в ее нынешнем виде, представляется наименее реализуемым из всех. Не потому, что его не попытаются реализовать (и Кремль, и несамостоятельные ДНР-ЛНР, и, в меньшей степени, Киев пытаются идти как раз по данному пути), а в связи с тем, что процесс социально-экономического развала украинской государственности еще далек от своего апогея и продолжит нарастать необратимо, а без прямого военного конфликта «подмораживать» данный процесс у центральных властей возможности не будет.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/05/25/igor-strelkov-voyna-ostaetsya-neizbezhnoy-lavinu-ne-ostanovit
Опубликовано 25 мая 2015 в 12:47
Все новости

09.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами