• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.00

Латиноамериканские партнеры Путина: кто приехал в Москву 9-го мая, кто нет и почему?

Рауль Кастро на юбилейном Параде Победы в Москве. Фото: fedpress.ru

Уровень делегаций разных стран на параде в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне в Москве стал своеобразным качественным показателем для внешней политики России. Тем более, что США и ЕС своими действями вносили элементы бойкота в усилия России по достижению действительно международного значения праздничных мероприятий в российской столице. Как ожидалось, выразить солидарность с Россией в Москву приедут практически все лидеры стран Латинской Америки, которые подключились к «левому повороту».

«Красная лампочка» загорелась во время визита так называемой «группы мудрецов». Тогда в Россию приехал бывший президент Мексики Эрнесто Седильо. Не появился однако бывший бразильский президент Фернанду Энрики Кардозу — в прошлом левый радикал, потом социал-демократ. Озадачило прибытие президента Аргентины — Кристины Фернандес де Киршнер в Москву за 2 недели до 9-го мая. Почему же она не могла совершить свой визит во время празднеств и стоять рядом с российским президентом на параде?

В итоге, на трибуне Красной Площади из латиноамериканских лидеров были только кубинский лидер Рауль Кастро и венесуэльский Николас Мадуро. Не приехали даже их коллеги по блоку АЛБА: президенты Никарагуа — Даниэль Ортега, Эквадора — Рафаэль Корреа и Боливии — Эво Моралес. Эти страны не признают санкций Запада против России. Так почему-же они не приняли приглашение Владимира Путина?

Надо начать с того, что у всех указанных высокопоставленных отсутствующих сложные внутренние проблемы. Это, прежде всего, касается союзниц Путина по БРИКС Дильмы Русеф и Кристины де Киршнер (Аргентина уже кандидат на вступление в БРИКС). Рейтинг первой снизился до 13%, вследствие коррупционного скандала с государственной нефтяной компанией «Петробраз».

В Бразилии проходят многочисленные демонстрации с требованиями об отставке президента Русеф, которые некоторые ошибочно причисляют к попыткам организации «цветной революции» и к проявлениям «мягкой силы» США. Вашингтон, конечно же, хотел бы с ней справиться. И сейчас ему предоставлен такой случай.

То же самое касается и Аргентины — Кристина де Киршнер запуталась в скандале с терактом против еврейского объекта и убийством расследующего прокурора, который понизил доверие к ней. Недовольство экономическими проблемами и снижением уровня жизни подорвали и ее партийные позиции, накануне президентских выборов.

Есть еще одна общая причина для левых латиноамериканских президентов — союзников Владимира Путина воздержаться от визита в Москву 9-го мая. Надо иметь в виду, что данная группа политических лидеров, прежде всего, объединяет противников глобализма и «нового мирового порядка», и поэтому США для левых радикалов являются врагом № 1, а для левых центристов — оппонентом № 1. Отсюда и потребность в союзе с Россией, представляющей один из альтернативных полюсов силы (так было и с братьями Кастро — они были вынуждены повернуться к СССР, из-за противостояния с США). Латиноамериканские левые не игнорируют союз с остальными противниками глобализма и мирового господства США. А среди них есть и структуры последователей немецких нацистов и итальянских фашистов, многие из которых обосновались в Латинской Америке, преимущественно в Южной. Ультралевые и ультраправые дискретно сотрудничают в сфере противодействия западным спецслужбам и транснациональным корпорациям. Факт, что европейские радикальные националисты, которых многие напрямую называют «фашистами», открыто симпатизируют России и поддерживают президента Путина в его сопротивлении объединенному нажиму Запада и внутренних врагов.

Однако требовать от потомков и последователей нацистов и фашистов чтить и праздновать 9 мая — это уже слишком! Не зря, например, венгерские правые из ФИДЕС, которые сейчас находятся у власти, воздержались посылать высокопоставленных представителей на трибуну Мавзолея Ленина — их избиратели, в своем большинстве потомки венгерских солдат и офицеров, погибших на Днепре и в Будайской крепости во время ее умелой и фанатичной обороны перед наступающей Советской Армией и в «Марше чести», в результате которого пали почти все немцы и венгры из гарнизона, однако, нанесли очень серьезный урон советским атакующим силам.

Можно возразить, что например Бразилия воевала на стороне антигитлеровской коалиции и даже послала воинский контингент на европейский театр военных действий. Это так. Однако верно и то, что после окончания военных действий, многие нацистские преступники из Германии и Италии, через Испанию и Португалию обосновались в Бразилии и других соседних странах. И именно в бразильский миллионник Белу Оризонти переехало немало нацистов, некоторые с накоплениями и с награбленным в оккупированных странах. В Белу Оризонти в середине 30-х приехал из Парижа и бывший коминтерновец, уроженец болгарского города Габрово Петр Русеф. Его НКВД разыскивало по всей Европе за украденные деньги, предназначенные для организации коммунистической революции в Болгарии. Он правильно понял, что после неудачи бразильской революции (после которой все местные коммунисты и агенты НКВД, либо погибли, либо сидели, либо бежали), там его никто не достанет. Имея в виду, что кроме Болгарской коммунистической партии, он обобрал в Софии и кассу своего богатого дяди. Петр Русеф быстро выучил португальский и вписался в местную элиту. Когда в 1945 году туда стали переезжать и нацисты, их с ним объединил страх преследования. И объединились, чтобы уцелеть.

Дочь Петра Русефа — Дильма в своей политической карьере пользуется поддержкой со стороны немецкой общины. Она является выдвиженцем структур, которые не имеют повода праздновать 70-летие со Дня Победы. А когда у Дильмы Русеф рейтинг на уровне 13%, то рисковать отношениями с этими структурами ей нет смысла.

То же самое можно сказать и о Кристине Фернандес де Киршнер. Она возглавляет Хустисиалистскую (Перонистскую) партию. В период своего президентства в 40-х — 50-х годах ХХ-го века, генерал Хуан Доминго Перон поддерживал крепкие связи с Франсиско Франко и принимал из Испании многих высокопоставленных нацистов, которые стали одной из влиятельных общин в Аргентине. Обосновались преимущественно в старом немецком городе на юге страны — Сан Карлос Де Барилоче. Перонистская традиция, так или иначе, связана с ними. И перед осенними президентскими выборами Кристина Фернандес де Киршнер старается не обижать их потомков.

И на юге Чили было нацистское поселение — «Колония Дигнидад» («колония достоинства»). Она уже не существует, однако миллионы чилийцев немецкого и итальянского происхождения никуда не делись (как и в Аргентине, Бразилии, Уругвае, Парагвае, Перу, Боливии). Многие из них являются потомками нацистов и фашистов. И президент Чили Мишель Бачелет не хочет их раздражать, хотя во второй раз выиграла президентские выборы от имени Чилийской Социалистической Партии.

С одной стороны, латиноамериканские левые ненавидят «дядю Сэма», а с другой они тоже обработаны пропагандой Вашингтона — что войну выиграли США. И им трудно объяснить, почему было так важно поддержать президента Путина и приехать 9 мая на Красную Площадь.

Сюрпризом стало отсутствие сандинистского лидера и президента Никарагуа Даниэля Ортеги — давнего друга Москвы. Ему не надо объяснять, что именно случилось ровно 70 лет тому назад. Основатель Сандинисткого фронта национального освобождения Карлос Фонсека Амадор побывал в Москве после ХХ съезда КПСС, на Мировом фестивале молодежи и студентов. После возвращения в Никарагуа, написал глубокий анализ результатов Второй мировой войны и актуальной социально-политической ситуации, после развенчания культа Сталина в СССР.

Никак нельзя поверить, что Даниэль Ортега не знал, что 9 мая его место было в Москве. И об этом ему должны были напомнить и Владимир Путин, и Дмитрий Рогозин, и Сергей Шойгу, и Сергей Лавров, с которыми он встречался до юбилея. Наверное, у него серьезные внутренние проблемы. Они могут быть связаны с его бывшими соратниками, которые сейчас состоят в оппозиционном Сандинистском движении обновления (СДО). Или с вновь примкнувшим к нему «Команданте Серо» — Эден Пастора, который в свое время перешел в оппозицию правительству Даниэля Ортеги из-за его анти-американской и про-советской позиции.

В результате, на трибуне Мавзолея стояли и приветствовали участников Парада только два президента-латиноамериканца: лидеры Кубы — Рауль Кастро и Венесуэлы — Николас Мадуро.

Они не могли себе позволить отсутствовать, даже на фоне попыток улучшения отношений с Бараком Обамой. Следующие президентские выборы в США будут выиграны республиканцами, которые сведут на нет результаты этих попыток. И альтернативы дружбы с Россией нет. А экономическая ситуация и на Кубе, и в Венесуэле такая, что без помощи России им деваться некуда. Их армии находятся в зависимости от российского военно-промышленного комплекса.

Отсутствие многих латиноамериканских и европейских лидеров не омрачило праздник в российской столице. Там были лидеры мировых держав Евразии, которые в обозримом будущем будут локомотивами мирового экономического развития. Были, конечно, и такие, которые стараются понравиться всем сильным мира сего одновременно. Например, президент Республики Македония Георгий Иванов успел побывать и в Галлиполи 24 апреля, и в Москве 9 мая, на фоне возобновления вооруженного противостояния между болгарской и албанской общинами в его стране.

Георгий Коларов, лектор МГИМО.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/05/13/latinoamerikanskie-partnery-putina-kto-priehal-v-moskvu-9-go-maya-kto-net-i-pochemu
Опубликовано 13 мая 2015 в 11:42
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами