• USD 62.49 -0.79
  • EUR 66.05 -1.11
  • BRENT 54.33 +0.81%

«Каспийский журавль» вместо «украинской синицы»: чему радовались Шефчович и партнёры в Ашхабаде

Предполагаемые трассы Транскаспийского газопровода. Фото: satoil. kz

Многочисленные международные СМИ с особым усердием сообщали о четырёхсторонней встрече в Ашхабаде с участием руководителей нефтегазовых ведомств Азербайджана, Туркмении, Турции и вице-президента Еврокомиссии по энергетике Мароша Шефчовича, как и о переговорах Шефчовича поздно вечером 30 апреля с президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухамедовым. Смысл этих переговорных бдений был ясен ещё с 2013−14 гг., когда Евросоюз только развёртывал кампанию против российского газового проекта «Южный поток», и наиболее явственно проявился после того, как президент России Владимир Путин 1 декабря 2014 г. во время визита в Турцию объявил об отказе от «Южного потока» и начале нового проекта через Чёрное море — к европейской части Турции, вплоть до границ Греции, «Турецкий поток». Ещё более жёсткой стала конкуренция будущих энерготранспортных проектов, когда Россия подтвердила, что в 2019 г. не продлит транзитные соглашения с Украиной по поставкам природного газа в Европу, подтвердив, что с 2019−20 гг. намерена начать прокачку газа по «Турецкому потоку».

Еврокомиссия и Болгария некоторое время продолжали делать вид, что отвергнутый Москвой газовый проект «Южный поток» всё ещё в силе и, мол, России «просто надо согласиться» с диктатом и принять введённый задним числом так называемый «Третий энергопакет ЕС». При поверхностном взгляде, в стремлении европейских стран уменьшить пресловутую «зависимость от российского газа» нет ничего крамольного, кроме озабоченности в том, что Россия может использовать «газовую иглу» для получения неких политических преференций. Однако подобное объяснение, неоднократно озвучивавшееся и предыдущим главой Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу, и нынешним — Жан-Клодом Юнкером, выглядит почти детскими попытками увильнуть от признания: решениями ЕС в этой сфере «руководили» и «руководят» США, а не европейцы. Достаточно вспомнить все те проекты, которые внезапно «появлялись» и навязывались Европе и странам газоносных регионов, чтобы понять — все эти игры были отнюдь не в интересах стран-членов ЕС, тем более — рядовых потребителей газового топлива в этих государствах.

Вашингтон в публичном формате поддержал строительство Транскаспийского трубопровода, как заявил журналистам министр энергетики США Эрнест Мориц 27 апреля. Странным образом заявление Морица совпало по времени с ещё двумя сообщениями: 1) Ашхабад 20 апреля внезапно заявил, что «не доверяет соседним странам и опасается, что они будут препятствовать поставкам туркменского газа в Евросоюз», а посему Туркмения планирует заручиться гарантией со стороны ООН по части безопасности транснациональных трубопроводов и намерен превратить их в объекты международно-правовой охраны. И это, впрочем, не впервые — с инициативной обезопасить газопроводы, превратив их в объекты международно-правовой охраны, президент Бердымухамедов впервые выступил ещё на 63-й сессии ООН в 2009 г., но тогда всё быстро утихло; 2) озвученное пока на дипломатическом уровне стремление США к военному присутствию в Туркмении, и пока что гипотетическое появление американского контингента в Прикаспии заставляет задуматься уже о создании ещё одной оси, которая, будет носить, безусловно, антироссийский и антииранский характер: Кабул-Ашхабад-Баку-Тбилиси-Анкара. Но о планах США ещё будет повод поговорить.

Достижений у Шефчовича не так много — по итогам переговоров в Ашхабаде стороны всего лишь парафировали Декларацию, подтверждающую их стремление к продолжению активного взаимодействия в рамках международных организаций по вопросам создания действенных механизмов, направленных на обеспечение энергетической безопасности. Подписанный документ предусматривает… «оценку природного газа Туркмении». Стороны договорились создать Рабочую группу по вопросам создания Корпорации по поставкам природного газа из Туркмении в Европу. Шефчович заявил, что ЕС планирует реализовать поставки природного газа из Прикаспия уже к 2019−20 гг. По его словам, Туркмения сохраняет своё намерение присоединиться к проекту «Южный газовый коридор».

Запад прекрасно понимает, что любая трубопроводная коммуникация между Туркменией и Азербайджаном будет ближе к южной части моря, т. е. к Ирану. И было заметно, что посредством Болгарии и Турции США и ЕС уже начали «прощупывать почву» на предмет выторговывания иранского согласия. Так, 9 апреля министр энергии и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз «в догонку» срочному визиту турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана в Тегеран фактически пригласил Иран к участию в проекте TANAP (Трансанатолийский трубопровод). Недавно азербайджанский портал Haqqin. az сообщил о «малоизвестном аспекте» состоявшегося ещё в ноябре 2014 г. визита в Баку президента Ирана Хасана Роухани: «В ходе двусторонних консультаций, проходивших в Омане, американская сторона предложила Тегерану в обмен на снятие части санкций принять участие в формировании общего с Азербайджаном „энергетического коридора“ в Европу, присоединившись к проекту TANAP, и расширить действующий газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум. Предложение для Ирана было настолько выгодным, что вице-президент США Джо Байден, обсуждая вопросы давления на Россию на саммите по безопасности в Стамбуле, говорил о нём как о состоявшемся событии. Но Тегеран участвовать в антироссийской комбинации отказался, вызвав истерику среди американского истеблишмента, который в наказание иранской стороне ужесточил свою позицию на переговорах в Вене в конце прошлого года».

Следует помнить, что флагманом проекта ТАNAP остаётся английская фирма ВР, которая выступает оператором месторождения «Шах-Дениз» (28,8%).

Судя по всему, Иран отнёсся к предложению турок с прохладцей — ведь Эрдоган согласился на предложение Роухани о взаимной торговле в национальных валютах, а в Баку с 11 апреля откровенно заговорили о «серьёзных проблемах в TANAP». В Азербайджане корень зла усматривали в «процессах, протекающих в Афинах и Риме, которые заявили о пересмотре имеющегося соглашения по Трансадриатическому газопроводу (TAP), который предназначался для транспортировки газа из Прикаспия и с Ближнего Востока в Западную Европу, в сторону получения больших дивидендов за транзит азербайджанского газа». Действительно, министр экономического развития Италии Федерика Гуиди на азербайджано-итальянской рабочей встрече в Баку заявила, что Рим отложил окончательное решение до конца мая. Ну, а Болгария 26 апреля через иранского посла в Софии Абдулло Наурози попыталась завлечь Тегеран идеей о реанимации проекта Nabucco. Встреча была закрытой, атаковали иранского дипломата целых четыре высокопоставленных болгарина во главе с премьер-министром Бойко Борисовым, и болгарские СМИ сообщали, что якобы в ходе встречи посол ИРИ представил специальное предложение иранской стороны о новой схеме сотрудничества между Тегераном и Софией, которое предусматривает создание на болгарской территории газового хаба, к которому Иран сможет подвести свой газ для дальнейшей его реализации потребителям в европейских странах.

Объективные предпосылки говорят, что Иран не мог пойти на это, поскольку и со времени ноябрьских заявлений прошлого года президента ИРИ Роухани не так много времени прошло, и Лозаннский раунд атомных переговоров с Западом фактически не принёс результата, да и темпы ирано-российского сближения (впрочем, ещё с осенних решений по Каспию, против которых Баку не посмел возразить) просто беспрецедентные. Сколько бы не заверял сейчас президент Азербайджана Ильхам Алиев, что «мы никогда не рассматривали наш проект как какую-то альтернативу» газовым проектам России в Европе, невооружённым глазом видно, что Транскаспийская «труба» вкупе с TANAP и TAP — это реальная альтернатива, но не только России, но и… Ирану. И, кстати, представители Турции также грешат «наивностью», когда заявляют, что якобы TANAP не конкурирует с «Турецким потоком», что также трезво оценивают в Москве.

Позиция РФ ясна — министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая в Госдуме РФ, говорил, что «TANAP попадает в категорию проектов, которые затрагивают интересы стран, не принимающих участие в переговорах, то есть России». При этом в Москве видели и видят, что проект TANAP используется для политических спекуляций со стороны европейских чиновников. Тегеран же с 90-х гг. неоднократно заявлял, что строительство Транскаспийского газопровода экономически невыгодно и экологически опасно — гораздо лучше построить наземный трубопровод через его территорию. Европейцы и тогда были на это согласны, но США, как известно, политикой антииранских санкций поставили крест на этих планах. И сейчас тот же Шефчович заявил в Ашхабаде, что ЕС мог бы получать туркменский газ через территорию Ирана. Правда, конкретных планов строительства газопровода через Иран пока нет, однако комиссар ЕС по вопросам защиты климата Мигель Ариас Каньете недавно сообщил, что Иран рассматривается в качестве возможной транзитной страны.

Но ведь Иран реализовывает и сугубо свои суверенные газовые проекты. Первый — в направлении Индии (с охватом Афганистана и Пакистана), с перспективой дойти до Китая. Второй — через Ирак в Сирию к побережью Средиземного моря. По первому проекту активные работы идут уже третий год, второй был сорван агрессией Запада против Сирии и активизацией террористической группировки «Исламское государство» в Северном Ираке. Тем не менее, в январе Иран объявил о начале обновлённого варианта этого газопровода — через южные, шиитские регионы Ирака. И Тегеран постоянно избегал путей поставок своего газа в Европу через Турцию. Так что дело не только в вероятных ирано-российских договорённостях по газу и газопроводам, но и в том, что Иран всегда хотел играть абсолютно самостоятельную роль на международном рынке природного газа, без чьего-либо контроля, тем более — со стороны Запада. Поэтому трудно поверить, что сейчас Тегеран мог бы купиться на посулы Болгарии о реанимации Nabucco и приглашения турок о присоединении к TANAP.

Совпадение во времени, когда РФ собирается начать поставки газа по «Турецкому потоку» и когда ЕС надеется получать газ по «Южному газовому коридору» из Туркмении — 2019−20 гг., и есть главное доказательство того, что, как и Nabucco, «Южный газовый коридор» — только манёвр, отвлекающий внимание и ресурсы России и Ирана, а также направленный на медленное разрушение экономики и энергобезопасности ЕС. Ведь при заявлении американского министра Морица о поддержке Транскаспийской «трубы», в то же время, например, есть и заявление экс-посла США в Азербайджане, директора Международного центра оборонных исследований в Таллине Мэтью Брайзы от 15 апреля, в котором он говорил и о решении Вашингтона сократить финансовую помощь Азербайджану и Турции. Скоропалительный визит Ильхама Алиева в Саудовскую Аравию и заявление от 6 апреля о том, что Баку и Исламский банк развития намерены «привлечь к двустороннему сотрудничеству других партнёров», в сопоставлении с заявлением Брайзы, говорит о том, что… нет средств и инвесторов на строительство Транскаспийского трубопровода, а США не вообще не намерены финансово участвовать в постройке инфраструктур в Евразии.

Заподозрить США в непоследовательности — верх недальновидности. США лоббируют строительство газопровода TAPI (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия). Главный зампомощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Ричард Хогланд заявил в марте о пересмотре концепции США в регионе: «Наша долгосрочная стратегия сделать однажды Центральную Азию, включая Афганистан, снова торговой развязкой». Госдепартамент пытается компенсировать свой уход из Афганистана поставками вооружений. В 2014 г. Туркменистан получил военное снаряжение на сумму $13 млн. А занимавший в 2011 г. должность спецпосланника Госдепартамента США по евразийским энергетическим вопросам Ричард Морнингстар заявлял: «Наша позиция по Ирану остаётся неизменной — мы не видим место для иранского газа в „Южном коридоре“ при нынешнем руководстве данной страны и провалах попыток международного сообщества повлиять на иранскую ядерную программу». Известно и заявление заместителя помощника госсекретаря США по Центральной Азии Дэниела Розенблюма: «В интересах Америки скорее реализация газопровода Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАPI), нежели TANAP». Теперь уже на конференции в Центре Уилсона бывший посол США в Баку Ричард Козларич заявил, что, во-первых, «TANAP реализовать не удастся без разграничения Каспия и достижения договоренностей с Москвой и Тегераном — с одной стороны, с другой — без соглашения между Баку, Ашхабадом и Астаной», и во-вторых, «без урегулирования существующих и потенциальных региональных конфликтов, которые усиливают потенциал нестабильности в регионе и могут помешать строительству трубопроводов».

Невольно приходишь к версии, что программа «Южный газовый коридор» — это некая энергетическая «Украина», т. е. проект отвлечения внимания и средств. И рассчитан он не только на РФ, но и на Иран. А США тем временем отвлекают внимание ЕС от насущных и будущих проблем европейцев, связанных с торпедированием и реорганизацией действительно стабильной системы поставок энергоносителей из России через ввергнутую в войну и хаос Украину.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/05/04/kaspiyskiy-zhuravl-vmesto-ukrainskoy-sinicy-chemu-radovalis-shefchovich-i-partnyory-v-ashhabade
Опубликовано 4 мая 2015 в 16:27
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами