• USD 63.28 +0.05
  • EUR 67.16 -0.92
  • BRENT 53.98 +1.82%

«Украинская война» США против России и «греческая линия» раскола в Европе: хроника недели

Открытый военный конфликт на востоке Украины продолжается. Военные действия на Донбассе шли без перерыва всю предшествующую неделю. Цель эскалации: принудить Киев к миру на условиях Москвы. Условия последней в рамках минского процесса известны. Кремль согласен на сохранение «единой» Украины без Крыма, но устроенной по модели «децентрализации». Последнее понятие стало заменять неприемлемое для украинской стороны слово «федерализация». Амнистия для повстанцев — это уже частности на фоне подобного фундаментального решения о переустройстве страны.

Январское наступление ВСН сейчас собираются использовать в качестве козыря на очередных кулуарных переговорах с США, где РФ будет пытаться добиться от них компромисса по Украине. Поэтому достаточно быстро выяснилось, что общие политические условия урегулирования конфликта явно преобладают над логикой вооруженной борьбы. Так, например, международный резонанс вокруг обстрелов мирных кварталов в Мариуполе 24 января 2015 года и угроза новых санкций Запада в связи с этим событием, как внешне это выглядело, сразу же остановили проведение операции с решительными целями Вооруженных сил Новороссии (ВСН) на этом направлении.

К концу прошлой недели после серии ударов по всему фронту военных действий от Луганска до Донецка и от Донецка до Мариуполя военный кризис был обозначен исключительно в районе т. н. Дебальцевского выступа. Все военные усилия ВСН сконцентрировались в этом районе. Сразу же после того, как ВСН 30 января обозначили здесь успех прорывом у Углегорска с перспективой окружения всех украинских сил у Дебальцево, последовала попытка возобновления переговоров в Минске. И опять стремление возобновить мирный политический процесс явно преобладает над чисто военной логикой решения конфликта. Обозначенная угроза локального разгрома сил АТО Украины у Дебальцево призвана принудить Киев к миру через выполнение статей минских договоренностей. Новый раунд военных действий, таким образом, как это внешне представляется из Донецка, не имеет решительных целей разгрома сил АТО на Донбассе. Условно говоря, это операция принуждения к миру Киева на приемлемых для Донецка условиях. Боевые возможности, продемонстрированные в ходе последних боев ВСН, призваны лишний раз показать Киеву, что при имеющихся у него ресурсах военный разгром ВСН и решительная победа над ДНР и ЛНР невозможны.

Вместе с тем, выяснилось, что благодаря наметившемуся успеху на поле боя у Дебальцево руководство самопровозглашенных республик готово разговаривать с Киевом на новых переговорах в Минске только с позиции силы. Сейчас от украинского руководства добиваются повышения ранга его участия в переговорах, т. е. требуют дальнейшей легитимации ДНР и ЛНР. Непрямое и полуофициальное представительство киевских властей через персону бывшего президента Украины Леонида Кучмы больше не устраивает Донецк и Луганск. Представители республик на переговорах заявляли, что статус Кучмы официально Киевом не определен и опротестовали его участие в переговорах. Они нуждаются в политически ответственном лице в качестве партнера для ведения переговоров и для подписи под новым протоколом. Другое важное требование: вместо того, чтобы говорить «о прекращении огня» прибывшие в Минск представители ДНР и ЛНР 31 января потребовали пересмотра протокола минского соглашения. Речь, фактически, зашла о новой линии для мирного разграничения, от которой и должен производиться отвод тяжелых вооружений. Киеву предлагается признать пусть скромные по размерам, но все-таки территориальные достижения январского наступления ополчения. Лидер ЛНР Игорь Плотницкий накануне встречи в Минске заявил, что, с его точки зрения, линия мирного разграничения должна проходить по административной границе Луганской и Донецкой областей. Ранее об этом же говорил лидер ДНР Александр Захарченко. Кроме того, представители самопровозглашенных республик в качестве предварительного условия для начала переговоров в Минске требуют прекращения обстрела украинскими силами Донецка.

Срыв переговоров в Минске 31 января означает, что Киеву дано время подумать о своем представительстве на переговорах и их содержательной стороне. Внешне дело сейчас представляется миру так, что «донецкие сепаратисты» отказались обсуждать вопрос о прекращении огня не только с Киевом и ОБСЕ, но и с Москвой. Речь зашла о фактическом признании Киевом ДНР и ЛНР, как сторон внутреннего военного конфликта, а не «террористов». Фоном для размышлений Киева должны стать неудачные для украинской стороны военные действия вокруг Дебальцево. Окруженная в этом районе группировка украинских войск становится залогом сговорчивости украинской стороны на новых переговорах. Задача очередного Минска — так свести статьи нового протокола, чтобы их стали бы выполнять обе стороны конфликта. Кроме того, от Украины хотели бы признания в том, что в январских боях она потерпела поражение, пускай и не решительное.

Новое поражение украинской армии повышает переговорные позиции самопровозглашенных республик. Возобновление минского процесса — будет трудным, но вынужденным выбором руководства в Киеве. Трудным этот выбор является и потому, что при имеющемся соперничестве и разногласиях в «революционном» руководстве кому-то в Киеве персонально придется взять ответственность за военное поражение, а кому-то — за признание «террористов» в качестве равноправной стороны в обновленном минском процессе мирного урегулирования. Пока что в качестве претендента на последнюю роль выступает президент Украины Петр Порошенко. Шансы радикализации внутриполитической ситуации и даже очередного переворота в Киеве возрастают.

30 января 2015 года, когда военный кризис у Дебальцева был уже намечен, ИА Reuters со ссылкой на конфиденциальные источники сообщило, что госсекретарь США Джон Керри на следующей неделе посетит Москву с рабочим визитом. Потом стало известно, что Керри в следующую пятницу посетит не Москву, а столицу Украины перед тем, как отправиться на конференцию по вопросам международной безопасности в Мюнхен. Цель визита Керри как будто бы продемонстрировать поддержку властям в Киеве, но на самом деле госсекретарь собирается проинспектировать киевских марионеток накануне очередного Минска. Как бы там ни было, но якобы готовившийся визит Керри является признаком того, что американцы готовы на возобновление минского процесса с тем, чтобы понизить градус военной напряженности на Украине до нужного им уровня.

Стратегия США в украинском конфликте вполне определилась. Главной целью переворота и последовавшей гражданской войны на Украине на самом деле является Россия. Цель конфликта на Украине — постоянно поддерживать определенный уровень напряженности в направлении России. Украинский кризис предполагает комплексное воздействие на Россию. Собственно, война в своей горячей стадии должна иметь ограниченные параметры. Кроме того, конфликт должен иметь достаточно продолжительное по времени течение. Для этого военные действия, которые ведутся без решительных целей и достигнутых результатов, должны перемежаться перемириями. Угроза очередных санкций является сдерживающим средством, попытайся Россия ликвидировать источник конфликта на ее границах вооруженным путем. Вместе с тем, США следят за тем, чтобы их политическое господство в Киеве осуществлялось посредством ставленников, имеющих внешне демократическую легитимацию. Марионетки США в Киеве должны действовать в легитимном поле.

Важное место в конфликте США уделяет согласованным со своими союзниками в Европе санкциям против России. Санкции должны подвигнуть российские олигархические группы или на давление на российского президента с целью изменения политического курса, либо даже на переворот. В последнем случае «обиженные» санкциями представители городских средних слоев российской столицы должны будут массово продемонстрировать свое недовольство на улице, чтобы дать нужный фон для решительных политических изменений в стране.

Сейчас США заинтересованы в возобновлении минского процесса, во-первых, потому, что им не нужно решительное военное поражение их ставленников в Киеве. Во-вторых, США заинтересованы в развитии санкционной политики против России в условиях тлеющего конфликта и продолжающихся провокаций. Однако санкции против России при этом не должны носить антисистемный характер. В частности, побуждать к переходу на мобилизационную модель развития экономики или препятствовать вывозу капитала из России. В-третьих, США нужен минский процесс для политической стабилизации власти своих ставленников в Киеве без выхода ситуации из-под контроля в результате нового радикального переворота. В-четвертых, возобновление минского процесса необходимо для финансовой стабилизации режима в Киеве. США полагают, что ситуация опасна в том отношении, что Украине приходится одновременно вести войну и противостоять развивающемуся кризису в украинских финансах. Для США предпочтительней была бы сначала консолидация Украины и увод ее от банкротства. Для этого было бы желательно временно пригасить военный конфликт на юго-востоке страны. Украинские власти на прошлой неделе сделали заявку своим западным международным донорам о получении в самое ближайшее время минимум $15 мдрд для сбалансирования государственного бюджета. МВФ сейчас затягивает вопрос о предоставлении Украине кредитов, явно подталкивая Киев к возобновлению минского процесса. И, наконец, в-пятых, перемирие нужно США для старта работ по совершенствованию украинской армии при прямом участии американских военных советников и прямых поставках американских вооружений. Общий объем военной помощи США Украине в 2014 году составил $118 млн. На 2015 год США запланировали военную помощь этой стране в $120 млн. С марта 2015 года США планируют начать подготовку и переподготовку украинских военных формирований. Об этом в интервью украинскому информационному ресурсу ZN.UA открыто рассказал посол США на Украине Джеффри Пайетт. В последние дни в американских и британских СМИ стал весьма активно обсуждаться вопрос поставок оружия на Украину. Возобновление военных действий в январе 2015 года в очередной раз продемонстрировало американцам слабость украинских вооруженных сил. Кроме того, в результате военных действий были израсходованы ресурсы, которые ВСУ накапливали для решительных действий в военной кампании весны 2015 года. Очередное перемирие в минском формате нужно США для спасения вооруженных сил Украины от нового разгрома. Война по итогам нового Минска не будет остановлена, но очередное перемирие может привести к оперативной паузе для подготовки к следующему раунду военных действий с большей вовлеченностью США в события.

В возобновлении Минского процесса нуждается и другая сторона конфликта, поскольку военные ресурсы ВСН, особенно людские, весьма ограничены. Сейчас снижение военной активности на Донбассе возможно по двум вариантам. Первый — через минский процесс и очередное перемирие. Второй, через возвращение военных действий в их позиционное состояние. Последний вариант особенно плох для ДНР и ЛНР. Политическое урегулирование по минскому формату для «народных республик» выглядит предпочтительней, хотя оно лишь дает шанс на достижение мира. Что касается России, стоящей за спиной самопровозглашенных республик, то она серьезно рассчитывает на слом политики западных санкций в отношении себя в результате реализации минского процесса.

События на прошлой неделе вокруг санкций против России дают основание на надежду Кремлю. Политика санкций для США имеет смысл только в том случае, если к ней синхронно присоединяются европейские союзники. США и ЕС неоднократно предупреждали Москву, что санкции против России могут быть ослаблены, если она будет следовать условиям минских соглашений о прекращении огня на востоке Украины, предполагающим вывод российских бойцов и военной техники из этого региона. По-видимому, в Москве полагают, что в ситуации, когда украинские вооруженные силы будут настолько ослаблены, чтобы не быть в состоянии вести наступательные действия, а украинское государство придет в такое финансовое положение, что больше не сможет осуществлять мобилизацию средств на ведение войны, то минские договоренности могут быть выполнены. Кроме того, Россия по-прежнему рассчитывает на разногласия в стане европейских союзников США по вопросу о санкциях.

Подобное состояние дел прекрасно проиллюстрировали события на прошлой неделе. США и их союзники при возобновлении военных действий на Украине попытались использовать инцидент с обстрелом Мариуполя для расширения санкций против России. Вице-президент США Джо Байден сразу же заявил о подобной возможности. 28 января министр финансов США Джек Лью предостерег Россию о возможности новых санкций против нее со стороны стран Запада, если она будет продолжать «агрессию» в отношении Украины. В западных СМИ стала обсуждаться крайняя мера — отключение России от межбанковской платежной систему SWIFT. Во вторник 27 января Европейский совет распространил коммюнике, в котором говорилось о рассмотрении новых ограничительных мер по отношению к России. Однако это положение сразу же было оспорено Грецией, чей новый министр иностранных дел не участвовал в обсуждении вопроса. Накануне в понедельник сразу после принятия правительственной присяги новый премьер Греции Алексис Ципрас демонстративно встретился с российским послом в Афинах. Вслед за этим Греция послала противоречивые сигналы о санкциях против России. Очевидно, что Греция, находящаяся в кризисе и финансовой зависимости от своих кредиторов, имеет ограниченные внешнеполитические возможности. И, тем не менее, новый премьер-министр Греции Алексис Ципрас явно пытается обменять «солидарность» Греции с ЕС по вопросу санкций в отношение России на солидарность ЕС с Грецией относительно смягчения долгового бремени последней.

Кроме того, вопрос имеет и явно экономическую подоплеку, связанную с заинтересованностью Греции в связях с Россией. Новый министр энергетики Греции Лафазанис заявил, что Греция выступает против санкций в отношении России. Официальный пост заявителя указывает на энергетические интересы Греции. Одновременно новый министр финансов Греции Янис Варуфакис отверг предположения, что Греция готова наложить свое вето на санкции против России. В будущем можно представить такую ситуацию, что особая позиция Греции по санкциям будет игнорирована ведущими державами ЕС и центром Евросоюза. Но Греция не одинока в этом чрезвычайно важном для России вопросе. Против санкций выступают другие страны-члены ЕС. Они, в свою очередь, могут выступить против санкций не прямо, а, например, против игнорирования позиции Греции в ЕС и нарушения «общих правил» отношений внутри союза.

Пока что Берлин и Брюссель из действий греков по санкциям извлекли один урок: необходимо более тщательно предварительно консультироваться с государствами-членами по вопросу санкций. Без этого попытка быстрого решения вопроса о расширении санкций в конце января провалилась.

29 января Европейский совет принял решение о продлении на полгода (до сентября 2015 года) индивидуальных санкций в отношении физических лиц РФ, срок действия которых истекает в марте. Подобное раньше срока, т. е. марта месяца, решение заменило расширение санкций. Вопрос о введении новых секторальных санкций был переведен в область консультаций. Европейский совет министров иностранных дел ЕС принял итоговое коммюнике по ситуации на Украине с учетом «пожеланий» Греции. В частности, из документа по настоянию Афин было убрано требование ввести новые санкции против России и попытки возложить на нее прямую ответственность за ситуацию на Украине. Кроме того, прошедшее совещание европейских дипломатов выявило, что министры иностранных дел Австрии, Венгрии, Италии, Словакии, Франция и Чехии поддерживают отмену санкций против России. Описанные события являются очевидным удачным поворотом для Москвы. Новые персональные санкции являются чисто символическим действием. Решение о сохранении и расширении персональных санкций, как самых простых санкций, связано со стремлением Брюсселя сохранить европейский консенсус. Вместе с тем этот шаг может рассматриваться в качестве подготовительной меры для последующей консолидации в вопросе о санкциях. Сбрасывать со счетов подобное развитие событий не стоит. На прошлой неделе президент Франции Франсуа Олланд и премьер Польши Эва Копач в очередной раз подтвердили, что санкции в отношении Москвы будут длиться, пока не найдется политическое решение.

Итак, минувшая неделя достаточно явственно выявила все элементы идущей «украинской войны» США против России. В направлении прямых военных действий США высказывают готовность понизить уровень эскалации в возобновленном минском процессе. В вопросе финансовой стабилизации Украины США и их союзники выразили готовность выделять ограниченные средства для того, чтобы отсрочить банкротство этой страны. Что касается направления санкций, то здесь США постигла неудача в Европе в вопросе их расширения. Вашингтону придется в очередной раз консолидировать своих союзников по этому направлению. Что касается общего уровня напряженности, то он не снижается. США и их основные союзники в Европе продолжают информационное давление на Россию в целях ее демонизации. Демонстративный шпионский скандал в США на прошлой неделе в очередной раз обострил российско-американские отношения. В понедельник США обвинили трех российских граждан, работающих в США, в связях с российской разведкой. Москва отвергает эти обвинения. В Великобритании тем временем были возобновлены слушания по делу о гибели бывшего сотрудника российских спецслужб Александра Литвиненко. Все это свидетельствует, что война за Украину между Россией и США продолжается, принимая по-прежнему формы непрямого конфликта. Но за конфронтацией января в феврале по пути нового Минска предположительно может последовать некоторое снижение напряженности и уменьшение кровопролития.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/02/02/ukrainskaya-voyna-ssha-protiv-rossii-i-grecheskaya-liniya-raskola-v-evrope-hronika-nedeli
Опубликовано 2 февраля 2015 в 10:05
Все новости

08.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами