• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

«Нефтяная война» США и Саудовской Аравии против России

Крупнейшие поставщики и потребители нефти.

Соединённые Штаты применяют против России новый вид «вооружения». Это необычное оружие, точнее, совсем не оружие в привычном понимании данного понятия. Речь о манипулировании мировыми ценами на нефть, значительная часть от продажи которой позволяет России с уверенностью смотреть в будущее. Индивидуальные и корпоративные санкции против российских хозяйствующих субъектов не привели к серьёзной отдаче для вашингтонских стратегов и их партнёров в Европе. Этим и объясняется обращение американской администрации к инструментарию игры на понижение нефтяных котировок. Зарубежные аналитики прямым текстом заявляют о развёрнутой Бараком Обамой против России «нефтяной войне». Её конечная цель — выбить из-под российской экономики, держащей удар финансово-экономических санкций, нефтяную «подушку» и тем самым максимально затруднить преодоление одного из наиболее конфронтационных периодов в отношениях Москвы с западными столицами.

Факт применения Обамой против России «нефтяного оружия» находит подтверждение в комментариях и отечественных специалистов. Экс-министр финансов Алексей Кудрин заявил о подозрениях на сговор сразу нескольких крупных игроков на мировом рынке «чёрного золота». Мишень сговора — Россия, во главе заговорщиков стоят США и остающаяся в их орбите влияния Саудовская Аравия. По версии бывшего главы российского Минфина, снижение мировых цен на нефть может быть обусловлено сговором США с основными продуцентами углеводорода на Ближнем Востоке. От однозначных утверждений бывший член кабинета министров воздержался. Между тем, он не исключил что «в условиях, когда Россия зависит от высокой цены на нефть и привыкла жить при высоких ценах на нефть, есть некая договорённость ведущих стран, как импортёров, так и экспортёров». Кудрин указал на проведение схожей политики США и их ближневосточных партнёров в прошлом. Например, перед выборами президента США, когда примерно на один год такие договорённости, со слов экс-министра, были, и цена падала до $92.

Предположения Кудрина впоследствии были конкретизированы представителями «Роснефти», одной из тех компаний российского ТЭК, которые оказались в эпицентре наибольшего санкционного давления к себе со стороны Запада. Из возглавляемой Игорем Сечиным корпорации заявили о «политическом манипулировании» саудовцами, играющими ключевую роль в рамках ОПЕК, ценами на нефть. Аравийцы стали предлагать большие скидки своим партнёрам, что является одной из причин снижения цен на нефть. В таком американо-саудовском тандеме Обаме гораздо легче «принудить» нефтяные котировки держаться на отметке ниже $90 за баррель. Возможно, за основу расчётов Вашингтона были взяты озвученные в апреле этого года слова президента России о том, что понижение цены на нефть до $85 не станет критическим для России. Также можно вспомнить высказанную в сентябре оценку главы «Роснефти»: ниже $90 за баррель стоимость нефти не опустится. Но даже и эти $90 (бюджет на 2014 год был свёрстан из расчёта $93), по высказанному тогда мнению Сечина, являются «хорошей ценой». Приемлемая ли это цена для России на среднесрочную перспективу или нет, с уверенностью ответить затруднительно. В любом случае, снижение цены за считанные дни со стабильно державшейся все последние годы отметки «выше $100» до уровня «ниже $90» не могло не озадачить российское правительство. Тем более, когда к середине октября цена стала проседать ниже уровня в $85. Опасения Москвы связаны с продолжением понижательного тренда на нефтяном рынке, на чём США набирают очки, а перед Россией прибавляются новые проблемы.

В качестве основной долгосрочной причины падения цен на стратегический энергоресурс аналитики приводят успехи американских нефтяников в промышленной добыче сланцевой нефти. На североамериканских месторождениях удалось зафиксировать приемлемый уровень затрат по извлечению сланцевой нефти, что не замедлило проявиться уменьшением зависимости США от закупок углеводорода на внешних рынках. Из нетто-импортёра нефти, которыми они были все последние десятилетия, американцы превратились в рассчитывающую на энергетическое самообеспечение державу. До полного удовлетворения своих потребностей внутренними ресурсами Соединённым Штатам пока далеко. Но тенденция к этому есть, и она поступательно развивается.

В разряд кратко- и среднесрочных причин попадания нефтяных котировок в «красную зону» можно отнести ряд факторов. Среди них выделяются три. Это замедление темпов роста второй экономики мира, остающейся крайне зависимой от поставок нефти и газа извне. Китайцам пока удаётся держать уровень ежегодного приращения собственного ВВП на отметке в 7,5%. Но даётся им это всё с большим трудом. В результате — неуверенность нефтяных дилеров в способности Поднебесной поддерживать свои потребности в импорте жидкого углеводорода на предыдущем высоком уровне.

Далее следует отметить вывод такими крупными ближневосточными нефтетрейдерами, как Ирак и Иран, новых объёмов на мировой рынок. Перенасыщенность нефтяного рынка задаётся растущим предложением иракской, иранской и ливийской нефти. Здесь в особенности выделяется Иран, перед которым всё больше вырисовывается перспектива медленного, но поступательного снятия ранее введённых против него западных санкций. Перед 24 ноября 2014 года, очерченным рубежом подготовки всеобъемлющего документа по закреплению мирного характера ядерной программы Тегерана, в отношениях иранцев с западными державами наметилась политическая оттепель. Последняя уже зафиксировала свои видимые признаки, например, недавним выведением Национальной иранской танкерной компании (NITC) из-под санкций Евросоюза. Как известно, у Ирана своя история трудных отношений с Западом, в рамках которой на Тегеране также было испытано «нефтяное оружие».

И, наконец, в ряду краткосрочных рисков на нефтяном рынке, задающих, смешанную понижательно-повышательную стоимостную тенденцию, аналитики указывают на деятельность новой ближневосточной «опухоли». Группировка «Исламское государство» (ИГ) с одной стороны задаёт геополитические риски развития ситуации в глобальной нефтяной житнице по кризисному сценарию, что объективно подгоняет цены вверх. С другой — в зону контроля экстремистов попали скважины в Ираке и Сирии, они даже поставили на поток продажу продуктов переработки нефти с помощью передвижных нефтеперерабатывающих мощностей. Терроризирующая значительную часть Ближнего Востока организация продаёт нефть и нефтепродукты с тройным дисконтом от и без того просевшей цены. Через большое число посредников нефть ИГ идёт, к примеру, в Турцию (говорят, даже в Израиль) по цене в районе $30 за баррель. И всё же, продажа джихадистского «чёрного золота», какой бы ни была скидка в цене, не могла задать серьёзного понижательного тренда в глобальном масштабе. По данным аналитиков, «Исламское государство» добывает в сутки около 80 тыс. баррелей нефти, что составляет только одну тысячную от ежедневного общемирового потребления нефти.

Действия ИГ под призмой обвала нефтяных цен — это лишь крупица в большой стратегии несравненно более крупных и влиятельных сил на глобальной энергетической карте. На руках у США и Саудовской Аравии есть прецедент по критическому для Ирана сокращению в разы его доходов от продажи нефти за сравнительно короткий промежуток времени. Поступления в ИРИ от экспорта нефти упали со $118 млрд. в 2011—2012 гг. до $56 млрд. в 2013—2014 годы. С Россией американцам и саудовцам требуется действовать более изощрённо, хотя бы с учётом фактора состояния северной державы в статусе постоянного члена Совета Безопасности ООН, наличия у неё второго в мире стратегического ядерного потенциала и мощной армии. То, что было испытано на Иране с опорой на международные и односторонние санкции, в случае с Россией может дать сбой и поставить всю Восточную и часть Западной Европы в весьма уязвимое энергетическое состояние. Поэтому, в ходе «нефтяной войны» Обамы (с подключением семьи аль-Сауд) против Москвы применяется инструментарий не запретов на импорт российского топлива, а уменьшения привлекательности работы с отечественными компаниями в стоимостном сегменте. Пока саудовцы могут позволить себе демпинговать на мировом рынке, в сравнении с россиянами, имея значительно более низкую себестоимость добычи энергоресурса и подмяв под себя ОПЕК, у Москвы запас прочности не безграничен.

Обама выбрал себе в компаньоны по «нефтяной войне» правящую семью крупнейшей аравийской монархии именно с прицелом на протяжённость мер давления на Россию. Промежуточные цели «войны» США и Саудовской Аравии против России вполне ясны. В частности, это затруднение реализации программы перевооружения и модернизации Российской армии, а также переоснащения предприятий оборонно-промышленного комплекса, рассчитанной до 2020 года и требующей 23 трлн. рублей. Можно также предположить косвенное торпедирование американцами пакета российско-иранских соглашений по расширению торгово-экономического сотрудничества (меморандум между Москвой и Тегераном был подписан в августе этого года), где нефть ИРИ значится в качестве «платёжного средства». Однако конечные перспективы американо-саудовского проекта трудно рассчитываемы даже для его авторов. Россия может сосредоточиться на новых месторождениях нефти, например на арктическом шельфе, и без критических потерь для себя пережить трудные времена взаимоотношений с Западом.

В любом случае, и это признают зарубежные эксперты, нынешние действия Вашингтона и Эр-Рияда нанесут непоправимый ущерб всей отлаженной годами системе поставок нефти на мировые рынки, что, в конечном итоге, ударит бумерангом по самим зачинщикам «нефтяной войны».

Аналитическая редакция EAD

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2014/11/18/neftyanaya-voyna-ssha-i-saudovskoy-aravii-protiv-rossii
Опубликовано 18 ноября 2014 в 13:11
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами