Меню
  • $ 90.71 -0.24
  • 98.51 -0.45
  • BR 90.06 +0.64%

Вторая холодная война идет быстрее, чем первая, но мы пока не в третьей — Bloomberg

Си Цзиньпин и Владимир Путин. Иллюстрация: Грег Бейкер / AFP / Getty Images

Пока мы находимся во второй холодной войне, а не в третьей, однако вторая холодная война идет гораздо быстрее, чем первая. Об этом пишет обозреватель Bloomberg Найл Фергюсон.

Если считать российскую спецоперацию на Украине эквивалентом Корейской войны 1950−1953 годов, то пока, по мнению Фергюсона, мы прошли второй Карибский кризис — из-за Тайваня — и вступили в период разрядки, в прошлый раз занявший два десятилетия. После саммита в ноябре прошлого года в Вудсайде, штат Калифорния, Пекин, похоже, искренне стремится избежать столкновения и хочет вступить «в серьезный, хотя и холодный», диалог с американцами, напоминающий 1969−1972 годы.

Однако внезапное нападение ХАМАС на Израиль в октябре 2023 переместило нас в 1973 год.

«Короче говоря, во второй холодной войне мы, похоже, получаем 1950-е, 1960-е и 1970-е годы, сжатые вместе в несколько сбивающую с толку смесь. Тогда, как и сейчас, холодная война имела идеологическое измерение: по крайней мере, некоторые республиканцы вернулись к разговорам о защите свободы. Для Путина и Си Цзиньпина это просто код для поддерживаемых ЦРУ цветных революций. Тогда, как и сейчас, холодная война — это технологическая гонка, хотя сегодня рубежом инноваций являются искусственный интеллект и квантовые вычисления, а также ядерное оружие и „звездные войны“ (противоракетная оборона).

Тогда, как и сейчас, холодная война вызывала инфляцию и внутренние разногласия. Тогда, как и сейчас, очень важно, чтобы Китай и Россия были едины, а не вцепились друг другу в глотку. Их нынешнее единство — настоящая головная боль для США и их союзников… Тогда, как и сейчас, существует не две, а три группировки, потому что значительное число стран предпочли бы быть неприсоединившимися, а не выбирать сторону…» — отмечает обозреватель.

Далее он приводит самые большие различия между первой и второй холодными войнами.

Во-первых, Китай является гораздо более серьезным экономическим соперником, чем когда-либо был СССР.

Во-вторых, Запад экономически связан с Поднебесной через обширную сеть цепочек поставок, чего никогда не было с СССР.

В-третьих, Запад гораздо слабее с точки зрения производственных мощностей.

В-четвертых, фискальная политика Штатов находится «на совершенно неустойчивом пути».

В-пятых, созданные Западом альянсы могут оказаться слабее, чем они были во время первой холодной войны.

«В Европе Германия еще более неоднозначно относится к лидерству США в Атлантическом альянсе, чем это было во времена восточной политики. В Азии США могут думать, что Quad превратил Индию в азиатского союзника, но я очень сомневаюсь, что премьер-министр Индии Нарендра Моди возьмет трубку, если Вашингтон обратится за помощью в тайваньском кризисе», — пишет Фергюсон.

По всем этим причинам Запад не должен быть слишком уверен в исходе второй холодной войны. В частности, если Китай заблокирует или вторгнется в этом году на Тайвань — застанет США плохо подготовленными.

«Тем не менее есть еще одно сходство с первой холодной войной, которое я опустил выше. Сейчас, как и тогда, в Вашингтоне существует двухпартийный консенсус в отношении того, что коммунистическая сверхдержава представляет серьезную угрозу. Политический вопрос, на который еще предстоит ответить в этом году, заключается в том, кто лучше всего сможет противостоять этой угрозе», — отмечает обозреватель.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2024/04/21/vtoraya-holodnaya-voyna-idet-bystree-chem-pervaya-no-my-poka-ne-v-tretey-bloomberg
Опубликовано 21 апреля 2024 в 23:30
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Как влияют на Вашу жизнь мигранты?
Результаты опросов
ВКонтакте