Меню
  • $ 90.76 -0.19
  • 98.42 -0.53
  • BR 90.06 +0.64%

Перспектива ирано-израильской войны. К чему клонит Нетаньяху?

Запуск баллистической ракеты Emad ВС Ирана (архивное фото). Фото: Iranian Defense Ministry / AP Photo

Эскалация напряженности между Ираном и Израилем в начале апреля приковала внимание экспертов и мирового сообщества к региону в ожидании новой большой войны на Ближнем Востоке.

1 апреля Израиль нанес авиаудар по зданию иранского консульства в Дамаске, где проходила встреча иранских военных советников в Сирии с представителями «Хезболлы». В результате удара погибли 16 человек, включая бригадного генерала Мохаммада Резу Захеди, координировавшего взаимодействие Ирана с «Хезболлой», а также 7 других офицеров Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Убийство генерала Захеди стало, пожалуй, самой большой потерей среди высокопоставленных иранских военных после убийства США командующего подразделением «Аль-Кудс» КСИР Касема Сулеймани в 2020 году.

Израиль пошел на столь серьезную эскалацию в отношениях с Ираном по нескольким причинам. Во-первых, по некоторым данным, убитый генерал Захеди был непосредственно вовлечен в организацию и планирование операции ХАМАС «Потоп Аль-Акса» 7 октября 2023, что позволяет интерпретировать удар Израиля как акт возмездия. Во-вторых, это вписывается в израильскую стратегию по ограничению деятельности Ирана в Сирии. В-третьих, это позволяет части политического истеблишмента несколько «компенсировать» отсутствие существенного прогресса в войне с Газой и продемонстрировать способность защищать израильтян от различных внешних угроз — реальных и потенциальных.

Прямой удар израильтян по суверенной территории иранского посольства сделал неизбежной ответную реакцию Ирана. С учетом того, как старательно Тегеран избегал эскалации с Израилем и США с начала войны в Газе, эксперты сомневались, что Иран ответит со своей территории, предполагая, что он в очередной раз задействует своих союзников. Однако иранское руководство сочло необходимым дать равноценный ответ и действовать напрямую.

13 апреля Иран выпустил со своей территории 185 беспилотников типа «Шахед-136», 36 крылатых ракет и 110 баллистических ракет класса «земля-земля». С учетом небольшой скорости полета иранских беспилотников с момента запуска БПЛА до достижения ими цели должно было пройти несколько часов, что позволило противнику предпринять действия по обеспечению собственной безопасности. Большинство БПЛА были сбиты США и их союзниками, не достигнув воздушного пространства Израиля, другие были перехвачены израильским ПВО. В результате иранского удара, который назвали самым масштабным ударом с применением БПЛА, был нанесен незначительный урон военной базе в Негеве.

Перед Тегераном стояла непростая задача: дать ответ, но при этом не перешагнуть черту, спровоцировав полномасштабную войну с Израилем и США. Выбранная тактика позволила Тегерану продемонстрировать свой военный потенциал без существенного ущерба и жертв среди израильских граждан, а также укрепить свой авторитет среди союзников в регионе.

В отражении иранской атаки против Израиля фактически участвовала коалиция, включавшая и региональных акторов. Помимо США, в ней были задействованы Великобритания, Франция и Иордания. По некоторым данным, Саудовская Аравия и ОАЭ могли быть задействованы для предупреждения о готовящейся атаке. Это, безусловно, продемонстрировало масштаб изменений, произошедших на Ближнем Востоке в течение последнего десятилетия — и реальный выход Израиля из региональной изоляции не только в политико-дипломатическом, но и в военно-стратегическом смысле. Впрочем, партнёрство в рамках коалиции накладывает на Израиль и определённые ограничения в случае принятия решений об атаках против Ирана и его прокси. В результате Иерусалим оказывается в выигрыше со стратегической, но в проигрыше — с тактической точки зрения, что также расценивается им как риск в сфере безопасности.

Иранский военный ответ поставил Израиль в сложное положение. С одной стороны, масштаб и беспрецедентный характер операции (она была впервые осуществлена напрямую с иранской территории) не позволяют Иерусалиму её проигнорировать и оставить без ответа. С другой, партнёры по коалиции пытаются убедить Израиль либо не проводить атаку вообще, либо существенно ограничить её масштаб. США заявляли о нежелании участвовать в любом потенциальном нападении на Тегеран.

Дополнительный фактор — внутриполитическая обстановка в Израиле. Большая часть политического и военного истеблишмента считает необходимым нанесение ответного удара, хотя мнения относительно его масштабов разнятся. Впрочем, большинство израильских лиц, ответственных за принятие решений, сходятся в том, что реакция на действия Ирана нужна для обеспечения израильской безопасности в перспективе и недопущения подобных атак в будущем. Израиль опасается принципиального изменения той практики сдерживания, которая существовала в его отношениях с Ираном до субботней атаки, и превращения подобных ударов в «допустимые».

При этом обе стороны не заинтересованы в дальнейшей региональной эскалации, поэтому Израилю необходимо будет выбирать достаточно демонстративный и при этом не слишком чувствительный для Ирана ответ, для того чтобы не спровоцировать его на очередную атаку. Вызывает серьезные сомнения принципиальная возможность подобного ответа. В итоге регион продолжает балансировать на грани эскалации, сохраняя высокую непредсказуемость и нестабильность.

Евдокия Добрева, к.и.н. Людмила Самарская (Центр ближневосточных исследований ИМЭМО РАН), специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2024/04/16/perspektiva-irano-izrailskoy-voyny-k-chemu-klonit-netanyahu
Опубликовано 16 апреля 2024 в 12:57
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Как влияют на Вашу жизнь мигранты?
Результаты опросов
ВКонтакте