Меню
  • $ 89.30 +1.43
  • 95.53 +1.16
  • BR 90.06 +0.64%

«Оливковая ветвь и яблоко раздора»: КНР и США пытаются склеить разбитую Трампом вазу

Министр коммерции КНР Ван Вэньтао и министр торговли США Джина Раймондо. Иллюстрация: кадр трансляции — russian.cgtn.com/news

В отношениях Пекина и Вашингтона наметился скромный прогресс: стороны договорились запустить со следующего года новую рабочую группу на уровне заместителей министров, где представители двух крупнейших экономик мира будут решать свои коммерческие и инвестиционные разногласия. Подобный маленький шаг навстречу стал основным итогом завершившегося сегодня, 30 августа, визита в КНР американского министра торговли Джины Раймондо.

«Мы не отправляем чиновников кабинета министров в Китай, чтобы изменить Китай, и мы не ожидаем, что эти разговоры изменят Соединенные Штаты. Скорее у каждого из нас есть возможность благодаря этому взаимодействию на высоком уровне обеспечить базовую, стабильную основу в отношениях, даже несмотря на то, что мы интенсивно конкурируем в ряде областей», — заявил советник по национальной безопасности главы Белого дома Джейк Салливан.

Одной из главных договоренностей, достигнутых за четыре часа «очень открытых», по словам Раймондо, переговоров с ее китайским визави Ваном Вэньтао 28 августа, стало решение учредить новую рабочую группу по темам торговли и инвестиций. Она соберется в начале 2024 года и будет проводить встречи на уровне замминистра дважды в год, привлекая к дискуссиям и представителей частного бизнеса.

Помимо этого, Джина Раймондо сообщила: Вашингтон и Пекин договорились обмениваться информацией об обеспечении экспортного контроля, «которая, как мы надеемся, послужит платформой для уменьшения недопонимания политики национальной безопасности США».

На позитивной ноте прошел и второй полноценный день визита. 29 августа Джину Раймондо встретил премьер Госсовета КНР Ли Цян, и в тот же день она пообщалась с главным куратором китайско-американских торговых связей — вице-премьером Хэ Лифэном, которого заверила: хотя США не пойдут на компромисс в защите своей национальной безопасности, они «никогда не будут стремиться к отделению или сдерживанию экономики Китая».

И, пожалуй, единственным конкретным итогом второго дня нахождения Раймондо в КНР стало решение провести после четырех лет простоя очередной китайско-американский саммит лидеров в области туризма в первой половине 2024 года, дабы подстегнуть туробмен, сильно просевший в период пандемии коронавируса.

Как отметила глава минторговли США, возвращение китайских туристов в Штаты на уровень 2019-го добавит американской экономике $ 30 млрд. и создаст 50 тысяч рабочих мест.

Впрочем, невзирая на сдержанно оптимистичные заявления сторон, главные проблемы в торгово-экономической плоскости между двумя ведущими экономиками мира никакого решения не получили.

Еще в прошлом октябре американские власти ограничили продажу китайским технологичным компаниям своих передовых чипов и оборудования для производства микросхем. А позднее — успешно подключили к аналогичным мерам Нидерланды и Японию, на территории которых находятся крупнейшие компании в сфере производства чипов.

Более того, в августе президент США Джо Байден подписал указ, запретивший новые американские инвестиции в китайские компании в сфере полупроводников и микроэлектроники, квантовых информационных технологий и некоторых систем искусственного интеллекта. Понимание эти меры у китайской стороны, само собой, не вызвали. Хотя как раз на этой неделе американцы лично попытались пояснить цели и детали этой меры.

Как рассказал «Известиям» эксперт Инициативы американо-китайского диалога по глобальным проблемам Джорджтаунского университета Деннис Уайлдер, новые технологические ограничения США в отношении КНР — продолжающаяся работа, а не статичная, и самому Вашингтону еще предстоит выяснить, какие именно компании и технологии будут затронуты:

«Этот процесс включает в себя интенсивный диалог с американскими фирмами, а также детальное изучение китайских фирм, чтобы выяснить, какие из них могут помогать военной модернизации КНР. Включение консультаций с китайцами в этот процесс имеет смысл, поскольку Пекин, если пожелает, может обеспечить большую прозрачность в отношении того, какие фирмы не участвуют в военно-гражданском слиянии».

Кстати, всего за неделю до визита Джины Раймондо в Китай министерство торговли США протянуло Пекину своеобразную оливковую ветвь, сообщив, что выведет сразу 27 компаний республики из-под действия ранее введенного Штатами экспортного контроля, поскольку они прошли проверки со стороны властей на предмет того, что их продукция не используется в двойных целях. И, разумеется, Пекин оценил этот шаг позитивно.

Свой набор претензий к китайским властям, разумеется, нашелся и у американской стороны. Одним из главных яблок раздора стала судьба Micron Technology: в мае Пекин запретил покупать микросхемы памяти этой компании национальным операторам критической информационной инфраструктуры в Китае, сославшись на угрозу национальной безопасности. С учетом того, что в прошлом году четверть выручки Micron пришлась на Китай и Гонконг, это стало весьма болезненным ударом.

Несладко в последние месяцы пришлось и некоторым другим американским компаниям, работающим в Китае. В апреле Пекин ужесточил закон о контрразведке, расширив список деятельности, которая может считаться шпионажем. В итоге иностранные инвесторы и консалтинговые компании потеряли доступ к базе экономических и финансовых данных по Китаю, но главное, это увеличило юридические риски для компаний, ведущих бизнес в стране.

На этом фоне китайские власти устроили весной серию инспекций по работающим на материке организациям из США. В апреле полиция допросила сотрудников шанхайского офиса консалтинговой компании Bain, в мае несколько рейдов прошли в офисах консультативной сети Capvision. А в июле американская фирма по корпоративной экспертизе Mintz Group была оштрафована на $ 1,5 млн за предположительное проведение несанкционированной статистической работы в Китае.

Наконец, еще одной малоприятной темой, которую Джина Раймондо подняла на встречах в Пекине, но вряд ли сдвинула с мертвой точки, стали недавние ограничения КНР на экспорт двух редких металлов — галлия и германия. На долю республики приходится порядка 95% мирового производства галлия и 67% германия, которые используются в производстве полупроводников, оборудования связи, солнечных панелей и военных технологиях. При этом Штаты импортируют из Китая 53% галлия и 54% германия.

И не случайно экс-глава торговой палаты США в КНР Джеймс Циммерман, ставший партнером в одной из американских юридических фирм в Китае, напомнил, что в отношениях стран были лучшие и более продуктивные времена:

«Хотя эта встреча могла бы стать прорывным событием в 2023 году, она явно тускнеет в контексте прогресса, достигнутого в 2015—2016 годах при администрации Обамы».

Более того, в 2015 и 2016 годах в обеих странах проводили постоянные заседания Совместной комиссии по коммерции и торговле и Стратегического и экономического диалога. По их итогам было выработано более 126 подробных договоренностей в сферах охраны интеллектуальной собственности, госзакупок, инновационной политики, обмена информацией о рыболовстве, лесоматериалах, а также субсидий и доступа к рынкам во многих областях.

С приходом в США к власти Дональда Трампа всё это было тут же заброшено, и большинство тем, по которым в 2015—2016 годах наблюдался позитив, сейчас даже не стоят на повестке дня, резюмировал Циммерман:

«Таким образом, единственный прогресс в 2023 году — это обязательство участвовать в диалоге, который в этой ситуации может ни к чему не привести. Но готовность вести переговоры всё же можно считать некоторым прогрессом».
Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/08/30/olivkovaya-vetv-i-yabloko-razdora-knr-i-ssha-pytayutsya-skleit-razbituyu-trampom-vazu
Опубликовано 30 августа 2023 в 18:43
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты