Меню
  • $ 89.58 +1.70
  • 95.91 +1.54
  • BR 90.06 +0.64%

«Американский пиджак» не позволяет Варшаве нормализовать отношения с Минском

Коллаж: EDAily

Отношения между Белоруссией и Польшей после 2020 года оказались на самом низком уровне за всю их историю. Варшава, которая считает себя в праве указывать Минску, что и как делать, не смирилась с провалом попытки государственного переворота в соседней республике, где выступила одним из его спонсоров и координаторов.

В результате, польские власти взяли курс на эскалацию напряженности в отношениях с Белоруссией, темпы которой стали угрожающими после начала специальной военной операции (СВО) на Украине. В то же время, несмотря на всю агрессивность со стороны Варшавы, белорусские власти по-прежнему считают возможным не допустить развитие негативного сценария и предлагают Польше сесть за стол переговоров. Однако, как показывают последние события, сделать это Минску будет крайне сложно.

Еще до начала проведения СВО на Украине президент Белоруссии Александр Лукашенко неоднократно призывал польские власти прекратить накалять обстановку и не вмешиваться во внутренние дела республики. В ответ белорусская сторона всегда получала отказ, который Варшава аргументировала сначала нарушением прав и свобод человека в соседней республике, а затем якобы агрессивностью проводимой официальным Минском политики. В качестве обоснования такой позиции польские власти называли миграционный кризис на границе, а затем размещение в Белоруссии российского тактического ядерного оружия и появление на белорусской территории ЧВК «Вагнер». Одновременно Польша продолжала наращивать свой военный потенциал на восточном направлении, фактически подтверждая все слова Лукашенко том, что Варшава спит и видит, как бы ей вернуть «Кресы Всходние», к которым она относит западные земли Украины и Белоруссии. Только за последний год польские власти перебросили к белорусской границе тысячи своих военных и технику, в том числе танки и вертолеты. И, как показывают последние заявления польских властей, этот процесс будет только нарастать.

В частности, в августе стало известно , что Варшава планирует разместить в непосредственной близости от Белоруссии 10 тыс. своих солдат, организовать в так называемом Сувалкском коридоре саперное подразделение, а на расстоянии в 30 км от границы создать новую воинскую часть в Чарна-Белостоцкой, где будут дислоцироваться подразделение разведки и территориальной обороны. Более того, 12 августа министр обороны Польши Мариуш Блащак сообщил, что планируется закупка американских танков Abrams и ударных вертолетов Apache, а также систем HIMARS, южнокорейских танков K2 Black Panther и самолетов FA-50. И все это должна будет получить новая военная группировка на востоке страны в так называемых «Брестских воротах» — участке на границе Польши и Белоруссии между реками Нарев и Западный Буг. Обосновывают такие шаги в Варшаве якобы «агрессивностью» Белоруссии и нахождением на ее территории ЧВК «Вагнер». Правда, если обратиться к истории вопроса, то оказывается, что милитаристские устремления Польши никак не связаны ни с «вагнеровцами», ни с российским ТЯО, ни даже с мигрантами, от которых с помощью танков собрались защищаться поляки. Так, о желании закупить 250 танков Abrams заявлялось еще летом 2021 года, а о возможной покупке 96 вертолетов Apache Министерство национальной обороны Польши сообщило в 2022 году, когда о ЧВК «Вагнер» разговоров в ЕС и Польше не велось.

Не прекращают поляки проводить и различные военные учения в непосредственной близости от Белоруссии, называя происходящее стремлением обезопасить страну от «агрессии» Белоруссии и в ее лице России. Например, Блащак в середине августа заявил, что «белорусский режим сотрудничает с Кремлем», а потому «польская граница находится под угрозой», что требует от Варшавы решительных действий. Поэтому было решено провести две операции: Rengaw для «создания резервов на случай ухудшения ситуации на границе с Белоруссией», и Gryf, направленную на «закрытие границы с Белоруссией», в которой примут участие до 4 тыс. польских солдат. Все это, а также многое другое, указывает на то, что Варшава совершенно не стремится идти по пути деэскалации напряженности в регионе и не отказалась от своих агрессивных планов относительно Белоруссии.

Несмотря на такую позицию польской стороны, в Минске все еще надеются найти с ней точки соприкосновения, о чем свидетельствует недавнее заявление Александра Лукашенко, сделанное им 11 августа во время посещения Национального аэропорта Минск. Тогда белорусский лидер заявил, что «не нужно забывать о высокотехнологичном Западе», так как «они рядом, они наши соседи — Евросоюз». По его словам «отношения с ними терять нельзя» и Минск к этому готов, «но с учетом наших собственных интересов».

«И с поляками нужно разговаривать. Я поручал премьер-министру связаться с ними. Если они хотят, давайте разговаривать, налаживать отношения. Мы соседи, а соседей не выбирают, они от бога. Но у них 15 октября парламентские выборы и, конечно, им нужно сейчас нагнетать, нагнетать обстановку, чтобы показать, что они правильно вооружали и перевооружали страну. Поэтому до 15 октября они вряд ли пойдут на какие-либо существенные изменения, выгодные им и нам. Они многого требуют от нас и просят, но мы на это пойти не можем, потому что это противоречит нашим интересам», — сказал Лукашенко, отметив, что в нынешнем состоянии белорусско-польских отношений во многом виноваты США, так как «американцы сделали ставку на Польшу».

В подобном заявлении белорусского лидера нет ничего нового, и оно не является свидетельством того, что Минск решил скорректировать свою внешнеполитическую доктрину. Лукашенко всегда официально выступал за добрососедские отношения со странами Запада, практически ничего не требуя взамен. Главным условием Минска было и остается уважение национальных интересов Белоруссии и невмешательство во внутренние дела страны. То есть то, о чем постоянно говорят на Западе, в том числе и в Польше, где крайне резко выступают против давления со стороны Брюсселя. Однако, как показывает позиция польской стороны, идти на диалог с Минском в Варшаве не желают, выдвигая в ответ невыполнимые для белорусской стороны условия.

В частности, отвечая на предложение Лукашенко, заместитель главы польского МИДа Павел Яблоньский заявил, что у Варшавы «нет враждебных намерений по отношению к Белоруссии и никогда не было» и Польша хотела бы, «чтобы отношения были как можно лучше», но «белорусские власти ведут себя так, как ведут, и это они несут полную ответственность за то, что у нас плохие отношения». По его словам, Белоруссия является «враждебно настроенным к Польше государством», и «одной только смены нарратива абсолютно не достаточно». Поэтому, как считает Яблонский, у Минска есть только один вариант нормализаций отношений: «прекращение атак на нашу границу», освобождение оппозиционного журналиста из польской диаспоры в Белоруссии Анджея Почобута и «других политзаключенных».

В требованиях со стороны Польши нет ничего нового, хотя некоторые из них выглядят довольно странно. В частности, условие решить вопрос с мигрантами на границе является практически невыполнимым в первую очередь из-за позиции ЕС. Именно Брюссель, а с ним и Варшава, после 2020 года начали замораживать все проекты приграничного сотрудничества, которые ранее и составляли основу борьбы с нелегальной миграцией на границе Белоруссии с Евросоюзом. Можно, например, вспомнить, что в 2021 году ЕС приостановил действие некоторых статей Соглашения об упрощении визового режима с Минском, в том числе и Соглашения о реадмиссии. Данный документ устанавливал процедуры «безопасного и упорядоченного возвращения лиц, нерегулярно присутствующих в ЕС или Белоруссии», при «полном соблюдении их прав в рамках международного права», в частности принципа недопустимости принудительного возвращения. В ответ на действия Брюсселя аналогичный шаг сделали и в Минске. Тогда Александр Лукашенко напомнил, что «когда мы называли цифру в 200 тыс. мигрантов в год, которых не допускали до рубежей ЕС, мы же ничуть не шутили», а в том, что будет происходить дальше на границах республики с Евросоюзом будут виноваты сами европейцы, так как средств и сил на самостоятельное противодействие такой массе беженцев у Минска попросту нет. В Варшаве, по всей видимости, об этом забыли.

Вопрос об освобождении «политзаключенных», который ставит Варшава, и вовсе выглядит как абсолютная наглость, так как является прямой попыткой вмешаться в дела суверенного государства. Единственно возможным шагом со стороны Минска может быть освобождение Анджея Почобута, который в феврале 2023 года был осужден на 8 лет за причинение вреда национальной безопасности и разжигание вражды. Однако даже если бы в Белоруссии и решили пойти на такой шаг, это вряд ли хоть как-то изменило бы ситуацию, так как для Варшавы этот вопрос не является определяющим в белорусско-польских отношениях, и в обеих столицах это прекрасно понимают.

Более того, о том, что все нынешние требования польской стороны к Минску являются не более, чем демагогией, свидетельствует и продолжающаяся агрессивная риторика со стороны представителей правящей в Польше партии «Право и Справедливость» (ПиС). В частности, после слов Лукашенко о готовности наладить отношения между странами, по этому поводу высказался и польский премьер-министр Матеуш Моравецкий. По его словам, восточная граница страны больше двух лет подвергается нападению, что является «совместным планом России и Белоруссии», которые «цинично использовали мигрантов, чтобы ударить по польским структурам безопасности и разрушить единство между европейскими союзниками». В этой связи он считает, что «обеспечение безопасности восточной границы Польши, которая на самом деле является внешней границей ЕС и НАТО, является нашим приоритетом». Дополнительно ко всему, Моравецкий фактически подтвердил желание Варшавы создать новую Речь Посполитую, в которую бы входили земли Белоруссии и Украины. Он считает, что СССР в 1939 году «захватил восточные территории Польши», а полученные в 1945 году земли являются лишь компенсацией со стороны советского руководства.

«В Ялте сверхдержавы приняли решения, и Польша получила территории на западе в качестве компенсации за то, что Сталин отобрал для СССР на востоке. Это не подарок от кого-либо, и Польша не имеет территориальных претензий ни к кому из своих соседей относительно их земель», — заявил Моравецкий, фактически расписавшись в имеющихся сегодня у польской элиты планах по возврату «Кресов Всходних», которые в Варшаве считают не «их землями», а своими.

Таким образом, сегодня можно с полной уверенностью утверждать, что Варшава не заинтересована в улучшении отношений с Минском по самым различным причинам. Здесь и внутриполитическая борьба накануне парламентских выборов, и неадекватность нынешних властей страны из ПиС, и стойкое убеждение того, что Польша имеет право натянуть на себя «американский» пиджак, который позволит ей диктовать свои условия всем в Восточной Европе. Даже если осенью в Польше и произойдет смена власти, то это также существенно не изменит ситуацию, хотя многие сегодня и пытаются об этом говорить. В частности, приводится в пример предложение вынести на референдум вопрос о необходимости наличия на белорусско-польской границе забора. В реальности же это не желание найти пути к диалогу с Минском, а стремление польской политической элиты снять с себя ответственность за будущую эскалацию напряженности в регионе. Тем более, что и ПиС, и их оппоненты едины в своих амбициях по возрождению Речи Посполитой и возращению «Кресов Всходних».

Поэтому, к сожалению, в ближайшее время стоит ожидать не улучшения, а ухудшения ситуации в белорусско-польских отношениях, а Минску и Москве придется готовиться к тому, что Варшава в любой момент может начать реализацию своих агрессивных планов на практике.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/08/19/amerikanskiy-pidzhak-ne-pozvolyaet-varshave-normalizovat-otnosheniya-s-minskom
Опубликовано 19 августа 2023 в 09:46
Все новости

14.06.2024

Загрузить ещё