Меню
  • $ 88.10 -0.50
  • 96.34 -0.58
  • BR 90.06 +0.64%

Православие или украинский нацизм: о деяниях Зеленского и раскольников

Киево-Печерская лавра. Фото: Efrem Lukatsky / AP Photo

28 июля, в день Крещения Руси глава укронацистов Владимир Зеленский подписал закон, согласно которому теперь на Украине Рождество будут отмечать 25 декабря, а не 7 января. Шаг этот весьма странный, так как большинство жителей Украины принадлежит к православной традиции.

К тому же, даже подчиняющиеся папе Римскому грекокатолики (униаты) тоже используют юлианский календарь. Тем не менее, Зеленский и его сообщники решили, что теперь Украина будет отмечать Рождество вместе с римокатоликами и протестантами.

На фоне нескрываемого желания укронацистов переформатировать религиозную сферу под стандарты стран Запада, продолжается оказываться давление на каноническую Украинскую православную церковь Московского патриархата. Так, митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий 28 июля в поздравлении с днём украинской государственности констатировал наличие информационной кампании против канонической церкви со стороны укронацистов:

«Очевидно, что искусственно созданные информационные нарративы о „вражеской Церкви“, о „московских попах“, о „москалях“ и других ярлыках, которые навешивают на нас и нашу Церковь, вредят единству нашего народа, ослабляют наше государство и способствуют врагу. Украинская Православная Церковь — историческая и традиционная Церковь украинского народа, как и наше государство, являющееся наследницей древнерусского государства князя Владимира, находятся сегодня в тяжёлой ситуации».

А ведь атмосфера ненависти в отношении УПЦ МП являются производной от Евромайдана 2013−2014 годов, чьи организаторы хотели не допустить вступление Украины в интеграционные объединения с участием России (таможенный союз и ЕАЭС).

Взявшие курс на полный разрыв связей с Россией и превращение в антироссийский бастион стран НАТО, «свидомые» должны были создать альтернативу УПЦ МП, чем в последние годы занимается раскольничья структура ПЦУ во главе с Епифанием Думенко, который очень примитивно пытается связать православие с украинским нацизмом. 7 июля во время визита во Львовскую область он заявил в проповеди:

«С давних времён, когда принесён сюда был свет евангельского благовестия и православной веры, Галицкий край отличается благочестием, воплощающимся и в повседневной жизни, и в воспитании и культуре, и в многочисленных призваниях к священству и монашеству местных уроженцев. В древности после разрушения монгольской ордой Киева Галицкий край стал на определённый период центром православной митрополии, которая после восстановления нашей Златоверхой столицы вновь соединилась в одну митрополию Киевскую, Галицкую и всея Руси. Здесь получило большое развитие братское движение, встав на оборону православия в сложные времена церковных разделений и испытаний из-за гонений от сильных мира сего».

Что же имеет в виду раскольник? Гонения на православие и братский дух — это конец XVI и весь XVII век. Завоёванная Польшей в середине XIV века Галицкая Русь первой приняла на себя удар польского католицизма и униатства, внедрявшегося после Брестского собора 1596 года. Однако нюанс заключается в том, что вставшие на защиту православия галичане были антиподами современных «свидомых».

20 июля 2016 года каноническая УПЦ МП причислила к лику святых Иоанна Вишенского (умер между 1620 и 1633 годами). Этот человек, родившийся в местечке Вишня (сейчас это город Судовая Вишня во Львовской области) известен как полемист и афонский отшельник, выступавший в защиту православия против католицизма и протестантизма. Вишенский был близок к Львовскому Успенскому братству, стоявшему на защите православия в 1586—1708 гг., пока его не подчинили униатам. Уроженец Судовой Вишни обличал в своих посланиях не только принявших Брестскую унию Кирилла Терлецкого, Михаила Рагозу и Ипатия Потея, но и тех западнорусских шляхтичей и священнослужителей, которые формально оставаясь православными проникались польскими социальными идеалами и усиливали феодальную эксплуатацию крестьянства. И конечно же, Иоанн Вишенский нещадно критиковал Польшу.

Единственным идейным недостатком Вишенского, стоявшего за православие и крестьянство, было его негативное отношение к изучению светских наук, в частности античной философии. Тем не менее, даже «свидомые» иногда отдают должное его заслугам, замалчивая один важный факт: Вишенский считал, что восточнославянское население Речи Посполитой и жители России — это один народ. Так что Вишенский не имеет никакого отношения к укронацистам-русофобам, обожающим униатство и ненавидящим «москалей».

Однако Епифаний надеясь на ангажированность и необразованность своей паствы, в той же проповеди перебросил мостик от защитников православия времён Речи Посполитой к современным укронацистам, заявив:

«И в исторически недавнее время Галицкий край снова сыграл выдающуюся роль в истории Украинской Церкви, потому что именно здесь началось массовое и неустанное движение за нашу церковную независимость, за автокефалию Православной Украинской Церкви, за единение всех православных верующих Украины вокруг собственного древнего духовного центра — Златоверхого Киева, нашего второго Иерусалима».

Здесь раскольник имел в виду события конца XX века. 19 августа 1989 года на фоне активизации униатов и развития «свидомого» движения, настоятель львовского храма Петра и Павла Дмитрий Ярёма провозгласил свой приход автокефальным. В поисках покровителей Ярёма обратился к проживавшему в США раскольничьему иерарху Мстиславу (урождённому Степану) Скрыпнику. В октябре 1989 года во Львове раскольники провозгласили создание Украинской автокефальной православной церкви. Фактически ещё в 1989 году, когда Украина была союзной республикой, в ней легально действовали раскольники.

Уже 5—6 июня 1990 года в Киеве раскольники провели «всеукраинский собор», на котором «патриархом Киевским и всея Украины» избрали Скрыпника. Не сказав несколько слов об этом человеке мы не поймём психологию и мировоззрение раскольников. Скрыпник был племянником и личным адъютантом одного из лидеров Директории Украинской народной республики — Симона Петлюры. После начала Великой Отечественной войны, племянник Петлюры с августа 1941 года стал издавать пронацистскую газету «Волынь», на страницах которой он травил противников раскола. В 1942 году Скрыпник стал «епископом Переяславским» раскольничьей Украинской автокефальной православной церкви. О характере Скрыпника давал убийственные признания даже его подельник, «митрополит Харьковский» Феофил Булдовский:

«Это бандит в епископском клобуке. Он из тех, что могут убить, удавить человека, если он станет ему препятствием… Епископ Мстислав — доверенное лицо гестапо и администратора Поликарпа Сикорского. Это племянник Петлюры, его адъютант по фамилии Скрыпник. В келейном разговоре с Мстиславом я с какой-то боязнью спросил его об унии с Римско-католической церковью. А он мне отвечает: «Уния? А почему бы и нет? Разве те, кто пошли на унию с Римом, что-то потеряли? Пусть с чёртом, лишь бы не с Москвой. Но об этом ещё рано говорить».

Вот так «борец за украинский народ» Скрыпник считал униатство чем-то нормальным. И это при том, что грекокатолики, бывшие врагами запорожских казаков, процветали на землях, оставшихся в составе Речи Посполитой, где в 1696 году запретили использование западнорусского литературного языка, после чего в Галиции и Подолии стала внедряться латиница, похожая на польский алфавит. Так что можно сказать, что отказываясь от празднования православного Рождества, Зеленский и раскольники делают то, что задумали осуществить Скрыпник и Ко — постепенно соединять «свидомое» православие с католицизмом. Описывать все злодеяния Скрыпника мы не станем. Укажем лишь на то, что в начале 1990-х годов большая часть его паствы находилась в Галиции и на западной Волыни. Из-за проживания в США и преклонного возраста раскольничьими приходами управлял «митрополит» Антоний Масендич, от которого 21 июня 1992 года в киевской штаб-квартире депутаты Верховной рады и сотрудник администрации президента Украины Леонида Кравчука потребовали объединится с ушедшим в раскол бывшим митрополитом Киевским и Галицким Филаретом Денисенко. И уже 25—26 июня 1992 года в Киеве из УАПЦ и филаретовцев была образована «Украинская православная церковь-Киевский патриархат».

Однако после смерти Скрыпника в 1993 году УАПЦ вышла из «Киевского патриархата», выбрав «патриархом» Дмитрия Ярёму. А в «Киевском патриархате» «патриархом» избрали Владимира Романюка, который умрёт странным образом. Этот Романюк в молодости был грекокатолическим священником и сторонником Организации украинских националистов**, затем после отбытия наказания стал священнослужителем Московского патриархата. Этот персонаж настолько важен для современной ПЦУ, что каждый год 14 июля раскольники совершают богослужение возле его могилы. Впрочем, раскольникам симпатичен не только этот тип, вернувшийся на путь бандеровщины, но и создание языческого культа бандеровцев в Галиции. Отметим также, что в итоге созданная Ярёмой УАПЦ влилась в ПЦУ. То есть, если столетия назад Галиция была оплотом русских и православных сил, дружественных России, то теперь это рассадник «свидомого православия», для которого характерно оправдание униатства, украинских коллаборационистов времён Великой Отечественной войны и пропаганда ненависти ко всему русскому.

Относительно недавно, 28 мая Епифаний в очередной антироссийской проповеди, показал натянутость идеологии «свидомых», заявив:

«…здесь, в Михайловском соборе, утвердился наш духовный центр. Как в начале XVII века, в бурные годы борьбы за нашу православную украинскую идентичность, нашу уникальность и наше будущее, именно здесь находился центр возрождённой православной Киевской Митрополии, которую возглавил тогда святитель Иов (Борецкий), митрополит Киевский и всея Руси — так и сейчас здесь находится и митрополичья кафедра, и наша главная духовная школа, и наш ведущий монастырь».

Во-первых, он апеллирует к Средневековью, когда исключительно из-за желания литовских князей в 1458 году произошло окончательное отделение западнорусской митрополии от остальной Русской церкви. Разделение это просуществовало до 1686 года. Таким образом, решение константинопольского патриарха Варфоломея и его «свидомых» протеже является реакционным, так как направлено на восстановление реалий времён Средневековья и откат назад. Во-вторых, раскольник упомянул церковного деятеля, являющегося антиподом «свидомых». Родившийся в Галиции Иов (урождённый Иван Матвеевич) Борецкий, был киевским митрополитом в 1620—1631 гг. В 1621 году им была написана на польском языке «Протестация», в которой содержится описание угнетения западнорусского населения в Речи Посполитой. В этом произведении существует фрагмент:

«Естественно было Патриарху и нам, казакам, быть на стороне Москвы, с которой у нас одна вера и служба Божья, один род, один язык и обычаи».

Более того, митрополит Борецкий в 1624 году отправил с грамотой в Москву к царю Михаилу Фёдоровичу луцкого епископа Исаакия Борисковича с просьбой принять в российское подданство западнорусские земли. Известно, что посланник киевского митрополита обсуждал предоставление убежища для западнорусских епископов и Войска Запорожского, причём Борецкий и Борискевич добились от Михаила Фёдоровича прощения запорожцам, принимавшим участие в походе на Москву в составе польского войска в 1618 году.

А вот другой киевский митрополит, которого 7 января вспомнил Епифаний, несколько отличался от Борецкого во всех отношениях:

«Радуется святитель Пётр Могила, архимандрит Печерский и Митрополит Киевский и всея Руси, трудами которого Лавра обновилась и засияла как светильник богословия и учености, художественной литературы и книгопечатания».

Пётр Могила был сыном господаря Молдавии и Валахии Симеона и венгерской княжны Маргариты. К его заслугам относится легализация в 1632 году в Речи Посполитой православной церкви и создание Киево-Могилянского коллегиума (позднее — академии). К минусам Могилы следует отнести его пропитанность шляхетским духом Речи Посполитой. Его покровителями были гетманы Станислав Жолкевский и Ян-Кароль Ходкевич. Могила не просто служил в польском войске, а принял участие в битвах с турками-османами под Цецорой в 1620 и при Хотине в 1621 году. Тем не менее, даже Пётр Могила не отказывался от связей с Россией, как того требуют «свидомые». В 1640 году он обращался к царю Михаилу Фёдоровичу с просьбой открыть в Москве монастырь для киевских монахов для преподавания славянской и греческой грамоты. А его «Катехизис» был издан в 1649 году в Москве. В общем, даже в случае с Петром Могилой раскольники промазали.

Однако наиболее вопиющим случаем наглости и лживости следует считать участие Епифания в круглом столе «Святой Лука (Войно-Ясенецкий): сочетание науки и религии (к 100-летию со времени архиерейской хиротонии)», прошедшем 29 мая в Черкасском национальном университете им. Богдана Хмельницкого. Лука Войно-Ясенецкий, родившийся в Керчи и окончивший медицинский факультет Киевского университета, вообще не имеет никакого отношения к «свидомым», так как он был священнослужителем Русской православной церкви и в годы Великой Отечественной войны как врач делал всё для победы над нацистской Германией — покровительницей бандеровцев и «свидомых» раскольников.

Раз раскольники прибегают к воровству церковных деятелей, не имевших никакого отношения к «свидомому» движению, то это говорит об одном: попытки привязать православие к украинскому нацизму бесполезны. Многовековая история территорий, ныне входящих в состав Украины свидетельствует о том, что как правило, защитники православия были сторонниками союза с Россией. А столь милые для укронацистов раскольники всегда были связаны с иноземным игом или наследием униатства. Иначе и не может быть.

*Экстремистская организация, запрещена на территории РФ

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/08/04/pravoslavie-ili-ukrainskiy-nacizm-o-deyaniyah-zelenskogo-i-raskolnikov
Опубликовано 4 августа 2023 в 19:53
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Сможет ли Трамп, став президентом, прекратить конфликт на Украине и улучшить отношения США с Россией?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты