Меню
  • $ 90.75 -0.20
  • 98.50 +0.14
  • BR 90.06 +0.64%

Внутренний раскол и подготовка к сюрпризам с Ираном: Израиль в фокусе

Акция протеста в Тель-Авиве. Иллюстрация: newsru.co.il

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

Когда вечером 1 марта стало известно, что премьер-министр Биньямин Нетаньяху собирается выступить со специальным обращением к нации, страна, во всяком случае та ее часть, которая следит за новостями, без преувеличения замерла в ожидании. К тому моменту столкновения между полицией и противниками реформы продолжались, хотя и немного стихли, эпицентр событий переместился из жаркого Тель-Авива в прохладный Иерусалим, а Сара Нетаньяху еще не была блокирована протестующими в парикмахерской.

За несколько часов до выступления премьера президент Ицхак Герцог вновь призвал всех одуматься и начать переговоры, а глава «Махане Мамлахти» Бени Ганц снова обратился к Нетаньяху с призывом остановить продвижение законов и начать переговоры. За полчаса до речи премьера стало известно об инициативе четырех депутатов (Айзенкот и Троппер от «Махане Мамлахти», Эдельштейн и Данон от «Ликуда»), в рамках которой они обратились ко всем сторонам конфликта вокруг реформы с призывом согласиться на компромисс президента. Об этой инициативе, а скорее о том, как она иллюстрирует ситуацию в политической системе, будет сказано позднее.

От выступления Нетаньяху ждали многого, тем более что уходящая неделя, несмотря на всю ее драматичность, давала некоторые основания для оптимизма. Прежде всего это связано с позицией президента, которую стали разделять и многие комментаторы, никак не относящиеся к числу сторонников Нетаньяху, согласно которой все большая доля ответственности за отсутствие реальных переговоров по реформе лежит на оппозиции. В окружении президента вслух заговорили о том, что, возможно, придется продвигать компромисс без участия парламентской оппозиции, так как там, по-видимому, не готовы на какие-либо уступки и на конфронтацию с лидерами уличного протеста.

Одновременно авторы реформы делали «жесты доброй воли», которые должны были показать, что их позиция стала более гибкой. Симха Ротман согласился на изменение закона о преодолении вето БАГАЦа (не 15 из 15 судей смогут отменять законы, а уже 12 из 15), в окружении Ярива Левина говорят о том, что главное — это вопрос о порядке выбора судей, а об остальном можно договариваться. Ротман стал почти регулярным гостем в президентской канцелярии, где он встречается с представителями юридической системы, академии и общественных организаций, разъясняя свою позицию.

И опрос KANTA («Кан-11»), и опрос «Мидгам» (12-й канал) прогнозируют нынешней коалиции 59 мандатов (если бы выборы состоялись сейчас). На фоне резкой критики в СМИ, на фоне трений в коалиции, на фоне необдуманных высказываний некоторых депутатов и министров, на фоне экономического кризиса и активизации террора опросы могли бы показывать и более плачевный расклад для коалиции.

В то же время события «дня гнева», объявленного противниками реформы, похоже, напугали даже самых убежденных противников Нетаньяху. Комментатор «Кан» Ронен Манелис, один из наиболее острых критиков примерно всего, что делает это правительство, сказал в эфире:

«Народ против этой реформы, но народ и против этого протеста».

Речи Нетаньяху ждали настолько, что были разговоры о возможном «компромиссе, который предложит премьер и который не сможет отвергнуть оппозиция».

Но Нетаньяху решил обратиться «к своим». Причем «к своим» — не означает к правым, сторонникам реформы, своим избирателям. Нетаньяху решил обратиться к тем, кто готов воспринимать любое его слово как истину в последней инстанции, не обращать внимания на фейки, не реагировать на манипуляции.

В речи премьера не было ничего, кроме нападок на участников демонстраций в Тель-Авиве. При этом речь была сформулирована так, что Нетаньяху должен уволить того, кто ее писал. В своей речи премьер-министр объявил себя одним из лидеров оппозиции времен периода размежевания в 2005 году (уже почти стыдно напоминать, что Нетаньяху был министром финансов в правительстве Шарона, трижды голосовал за размежевание, нарушил слово, данное «оранжевым», подать в отставку, если не будет объявлен всенародный референдум, и уволился из правительства за неделю до начала выселений, когда все было кончено). Нетаньяху заявил, что в 2005 году не было перекрытий шоссе и тому подобных акций протеста (почти оскорбление для тысяч людей, принимавших тогда участие в перекрытиях шоссе и демонстрациях). Стоит напомнить, что тогда пресса совсем иначе освещала протесты, суды продлевали аресты 15−16 летних подростков до конца следствия, а в прокуратуре взвешивали возможность забирать детей у родителей, принимавших участие в акциях протеста. Все это было, и совершенно непонятно, зачем Нетаньяху потребовалось переписывать историю. И даже цитата Аарона Барака, с которой Нетаньяху начал свое выступление («Право на демонстрацию не означает право на анархию и парализацию страны»), относится именно к недоброй памяти временам 2005 года.

Сравнение столкновений в Тель-Авиве с событиями, имевшими место в Хауаре двумя сутками ранее, также было рассчитано на заведомо со всем согласного слушателя. Остальных оно либо удивило, либо, скорее всего, возмутило. Любые аналогии проблематичны, и Нетаньяху не мог не знать, как будет истолкована эта аналогия. Но то ли не задумался, то ли не придал значения возможным последствиям. На следующий день ему пришлось объяснять и оправдываться.

Тактика Нетаньяху не нова. Он давно пришел к выводу о том, что нет смысла тратить время на то, чтобы убеждать тех, кого возможно убедить не удастся, и необходимо сосредоточить все усилия на том, чтобы консолидировать уже убежденных. Той же тактики он придерживается в ходе дискуссии о юридической реформе. В то время как его противники штурмуют (в прямом смысле слова) улицы, до сегодняшнего дня не было ни одной мало-мальски серьезной акции в поддержку реформы, не ведется работа по ее разъяснению, нет кампейна в социальных сетях. Нетаньяху остался верен себе и в обращении к народу, которое было, по сути, обращением к безусловным сторонникам.

Речь Нетаньяху не приблизила стороны к компромиссу. Главное условие оппозиции осталось в силе: полное замораживание законотворческой деятельности по реформе. От этого не может отказаться даже Бени Ганц. Этого не предложил Биньямин Нетаньяху. Вернулись к изначальной точке.

Инициатива четырех, о которой говорилось выше (Айзенкот, Троппер, Эдельштейн, Данон) не сдвинет процесс с мертвой точки. Автором идеи является Хили Троппер, один из наиболее близких к Ганцу депутатов. Гади Айзенкот, который еще совсем недавно обещал вывести на улицу миллион израильтян, понял, судя по всему, что миллион не выйдет, а зарекомендовать себя как лидер национального масштаба необходимо.

Фигуры, представляющие «Ликуд», еще любопытнее. И Юлий Эдельштейн, и Дани Данон не входят сейчас в круг приближенных Нетаньяху. И тот, и другой не получили министерских должностей. И тот, и другой помечены в кондуите Нетаньяху как недостаточно благонадежные и не стопроцентно лояльные. Это «клеймо» позволяет им высказываться откровенно, однако их влияние ограничено.

В конечном счете, и об этом говорилось уже неоднократно, все зависит от Нетаньяху. Он не отдавал пока распоряжения нажать на тормоза, как ему посоветовал посол США в Израиле Том Найдс. Он вообще не высказывается по реформе, умело используя неумный, неуместный, абсолютно формалистский запрет юридического советника правительства. До тех пор пока этот запрет в силе, Нетаньяху может разводить руками в ответ на требование вмешаться и сдержать Левина и Ротмана. «Я готов, мне Гали Баарав-Миара не разрешает». Парадоксальным образом юридический советник является своего рода бронежилетом Нетаньяху, позволяющим премьеру оставаться вне игры и не платить за это общественную цену. И заявление Нетаньяху по поводу недопустимости такой ситуации (прозвучавшее 2 марта) юридически ничего не меняет.

В то же время коалиционные партнеры лидера «Ликуда» на этой неделе разговорились не на шутку. Можно понять эмоции людей после убийства братьев Гилеля Менахема и Ягеля Яакова Янив. Но, когда министр финансов Бецалель Смотрич ставит лайк под записью с призывом стереть Хауару с лица земли, потом убирает лайк, потом публикует заявление о недопустимости самосуда, а на следующий день делает заявление, в котором фактически повторяет призыв снести Хауару, затем объясняет, что имел в виду совсем другое, это наглядно показывает, что Смотрич до сих пор не осознал всей ответственности, которая лежит на министре финансов и министре в Министерстве обороны. Человек, облеченный такой властью, должен думать над каждым словом. Даже когда его переполняет справедливый гнев.

Депутат Цвика Фогель («Оцма Иегудит») — еще одно подтверждение того, что хороший офицер не всегда оказывается хорошим политиком. Высказывание о том, что события в Хауаре «сформировали фактор сдерживания», которого не было у Израиля с момента операции «Защитная стена», а также «пожелание» видеть «сожженную и закрытую» Хауару, одарили Фогеля статусом подозреваемого в подстрекательстве к террору. Не уверен, что мы не имеем дела с еще одним случаем избирательного правосудия — пальцев двух рук не хватит, чтобы перечислить чудовищные высказывания арабских депутатов и примкнувшего к ним Офера Касифа, но это не снимает ответственности с Фогеля. Глава комиссии Кнессета по внутренней безопасности должен следить за своей речью.

Министр национальной безопасности Итамар Бен-Гвир сфокусировал свои усилия на борьбе с демонстрантами в Тель-Авиве, точнее на попытке получить немного пиара на столкновениях, происходивших в городе. Нескоро мы узнаем, действительно ли присутствие министра Бен-Гвира стало, как утверждают демонстранты, их сторонники в СМИ и противники Бен-Гвира в полиции, толчком к эскалации насилия. Бен-Гвир далеко не первый министр внутренней (национальной) безопасности, который находится на командном пункте полиции в момент особо напряженных событий. Но его высказывания об «анархистах» (да, среди митингующих есть анархисты и прочая сомнительная публика, размахивающая палестинскими флагами, но не они являются костяком митингующих, не они делают там погоду) и о «нуле терпения по отношению к тем, кто нарушает общественный порядок», по меньшей мере дали основания обвинять Бен-Гвира в разжигании страстей.

Партии правого фланга продолжают жить в условиях перманентного кампейна.

На этой неделе в коалиции разразился скандал, когда депутаты от «Оцма Иегудит» не явились на голосование в Кнессете, возмутившись тем, что их не поставили в известность о договоренностях, достигнутых во время конференции в Аккабе. Нетаньяху обвинил коалиционных партнеров в политической безответственности, они обвинили его в безответственности в вопросах безопасности. Конфликт быстро погасили заверениями премьер-министра о том, что «правая коалиция продолжит работать весь отведенный ей срок». Однако появление на сцене Натана Эшеля, близкого советника Нетаньяху, заставляет усомниться в этом. Телеканал «Кешет» опубликовал переписку Эшеля с журналистами, в которой он посоветовал им спросить Лапида и Ганца, готовы ли они в случае достижения компромисса по реформе присоединиться к правительству. После того как переписка была опубликована, Натан Эшель заявил, что никакой смены состава в правительстве не будет, а цель этих переписок всего лишь в том, чтобы показать всем неготовность оппозиции к сотрудничеству. И это было бы даже убедительно, если бы не два но. Во-первых, Натан Эшель — известный специалист по вбрасыванию пробных шаров. Именно с его статьи в «Гаарец» о необходимости сближения с арабским сектором начался процесс «кошерования» Мансура Аббаса известным специалистом по этому процессу Биньямином Нетаньяху. Во-вторых, и в главных, Нетаньяху, бесспорно, хотел бы другой коалиции. Бени Ганц, Зеэв Элькин, Гади Айзенкот и даже Яир Лапид ему ближе, чем Итамар Бен-Гвир, Лимор Сон-Армелех и Орит Струк. И пакетная сделка в виде досудебной сделки, завершающей судебный процесс, замораживания большинства пунктов реформы юридической системы и создания правительства национального единства вновь стала темой обсуждения в политических и околополитических кругах. «Суд над Нетаньяху — это проклятие, которое висит над израильским обществом и разрывает его на части», — сказал в эфире «Кан РЭКА» журналист Ари Шавит.

Вероятность такой сделки невысока по многим причинам. Яир Лапид, Авигдор Либерман, Гидеон Саар, уже не говоря о Мерав Михаэли, остаются верны принципу «только не Биби». До тех пор, пока нынешняя оппозиция не сняла мораторий на коалицию с Нетаньяху, у него нет альтернатив кроме Бен-Гвира, Смотрича и реформы Левина. До тех пор, пока оппозиция мечтает путем уличных протестов, помноженных на призывы к гражданскому неповиновению, сломать реформу, а заодно свалить правительство, мы продолжим двигаться в сторону конфронтации.

Готовность Нетаньяху к компромиссам, например к признанию себя виновным в рамках сделки, также неочевидна. Такая пакетная сделка — отмена реформы (или ее сильнейшее урезание), создание правительства с «Махане Мамлахти» или частью этой партии — чревата расколом «Ликуда». На это был готов Шарон. Не очевидно, что на это готов Нетаньяху.

В любом случае, для того чтобы компромисс стал возможен, сегодняшней оппозиции придется вступить в конфликт с теми, кто митингует на улицах и дерется с полицейскими. Пружина протеста заведена сейчас с такой силой, что мирно раскрутить ее обратно почти невозможно. Пример этого был у парикмахерской, где находилась Сара Нетаньяху. Даже если исходить из неочевидного предположения, что инцидент был спровоцирован семьей премьера в пиар-целях, градус ненависти оставляет очень мало пространства для маневра тем, кто реально, а не на словах, хочет погасить пламя конфликта. (newsru.co.il)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью американо-израильского журналиста, заместителя редактора газеты «The Jerusalem Post» Кэролайн Глик, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «„Можжевеловый дуб“, СВПД и политика „без сюрпризов“»

Администрация Байдена по-прежнему привержена политике, которая усиливает иранский режим в военном, экономическом и дипломатическом отношении против Израиля и арабских суннитских государств.

Вот уже пятый месяц иранские революционеры продолжают своё восстание без какой-либо ощутимой помощи со стороны внешнего мира. На сегодняшний день уже более 500 иранских революционеров убиты силами режима под предводительством Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Более 18 000 человек арестовано.

Ничто не мешает аятоллам расправляться с революционерами. Точно так же, никак не стесняемые ограничениями на свою ядерную деятельность, некогда введенными давно забытой ядерной сделкой 2015 года, аятоллы продолжают накапливать обогащенный уран с помощью передовых центрифуг.

Предоставив России ударные беспилотники, ведущие к массовой гибели людей и уничтожению имущества в Украине, иранские лидеры с нетерпением ожидают теперь ответные поставки из России передовых истребителей, которые позволят им впервые со времени Исламской революции 1979 года модернизировать свои вооруженные силы.

На фоне этого беспросветного ухудшения ситуации на краткий миг показалось, что администрация Байдена вдруг осознала серьёзность сложившегося положения и её отношение меняется в сторону здравого понимания проблемы.

***

В конце января Центральное командование США и Армия обороны Израиля начали крупнейшие в истории совместные учения. Около 6 400 военнослужащих США и 1 180 военнослужащих ЦАХАЛа приняли участие в учениях «Можжевеловый дуб — 2023». В учениях было задействовано сто самолётов ВВС США и шесть кораблей американского ВМФ, включая авианосную группу, а также шесть израильских военно-морских кораблей и 45 военных самолётов.

По словам командира CENTCOM генерала Майкла Эрика Курилла, «учения „Можжевеловый дуб“ — это комбинированные совместные общевойсковые учения, улучшающие нашу оперативную совместимость на суше, в воздухе, на море, в космосе и в киберпространстве с нашими партнёрами, повышающие нашу способность реагировать на непредвиденные обстоятельства и подчёркивающие нашу ответственность за Ближний Восток».

Высокопоставленный представитель Министерства обороны США заявил, что одной из целевых аудиторий учений стал Иран.

«Масштабы учений актуальны для целого ряда сценариев, — сообщил он, — и Иран может сделать из этого определённые выводы. На самом деле эти учения были главным образом предназначены для того, чтобы подвести итог нашей способности сделать что-то в таком масштабе вместе с израильтянами против целого ряда различных угроз. Но, знаете, меня не удивит, если Иран увидит масштаб и характер этой деятельности и поймёт, на что способны наши силы».

На первый взгляд, решение администрации Байдена провести с Израилем совместные учения подобного масштаба и практически открыто заявить, что военные готовятся к совместной атаке на иранские ядерные объекты, могли показаться сменой правил игры.

Увы, если рассмотреть их в контексте остальных действий администрации в отношении иранской ядерной программы, трудно отделаться от ощущения, что (учения) «Можжевеловый дуб» стали не более чем громким фарсом.

Похоже, в большей мере, нежели демонстрацией реального отказа администрации Байдена от своей политики умиротворения иранского режима, в пользу противостояния нарастающим со стороны Тегерана угрозам, «Можжевеловый дуб» оказался всего лишь попыткой успокоить опасения израильских лидеров. Иначе говоря, США, похоже, отправили свои войска в Израиль в попытке убедить правительство Нетаньяху, ну или по крайней мере руководство Армии обороны Израиля, в том, что Америка с ними, а Байден, мол, наконец осознал, что с режимом, который убивает своих собственных детей, разговаривать не о чем.

Вот только за несколько дней до начала учений агентство Iran International сообщило, что за последние два месяца специальный посланник США по Ирану Роберт Малли уже трижды встречался с послом Ирана в ООН Саидом Иравани. На просьбу прокомментировать этот доклад Госдепартамент отказался его опровергнуть.

В беседе с агентством Fox News Digital официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс сказал: «Президент Байден полностью привержен тому, чтобы никогда не позволить Ирану получить ядерное оружие. Мы считаем, что дипломатия — лучший способ достичь этой цели на устойчивой и поддающейся проверке основе и что альтернативы хуже».

Иранцы утверждают, что ядерные переговоры продолжаются. По сообщению службы новостей «Синьхуа», официальный представитель Министерства иностранных дел Ирана Нассер Канаани заявил, что «отсутствие официальных переговоров о возобновлении сделки не означает отсутствия взаимодействия или обмена сообщениями между сторонами ядерных переговоров».

Канаани также сказал, что глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель является посредником в переговорах между США и Ираном. В понедельник Боррель вывел из себя ряд европейских законодателей, когда отказался выполнить решение, принятое на прошлой неделе Европейским парламентом, призывающее ЕС ввести санкции против Корпуса стражей Исламской революции Ирана.

Утверждая, что только Европейский суд может объявить КСИР террористической группировкой, Боррель вынудил ЕС ограничиться принятием достаточно слабых санкций против 37 граждан Ирана, оставив при этом лидеров режима и КСИР неприкосновенными.

Ранее в январе иранский режим казнил британо-иранского гражданина Алирезу Акбари, обвинив того в шпионаже в пользу Великобритании. Перед казнью Акбари сказал своей семье, что во время заключения его жёстоко пытали, накачивали наркотиками и заставляли подписывать многочисленные признания.

В ответ на казнь Акбари и в свете продолжаемых режимом массовых убийств собственного народа британское правительство подняло вопрос о выходе из ядерной сделки СВПД и объявлении КСИР террористической группой. Однако на деле Лондон пока всего лишь ограничился гневными заявлениями и, следуя примеру Борреля, рядом крайне слабых санкций.

Администрация Байдена может быть довольна решением ЕС и Великобритании отступиться от санкций против КСИР и сохранить своё участие в СВПД. В понедельник Малли написал в «Твиттере»: «Сегодняшние скоординированные санкции Великобритании, ЕС и США являются последним примером нашего тесного сотрудничества с союзниками и партнёрами в борьбе с нарушениями прав человека со стороны иранского режима».

Увы, отказ администрации дезавуировать СВПД и её продолжающиеся контакты с Ираном говорят нам о целях администрации Байдена в отношении Ирана и его ядерной программы гораздо больше, чем учения «Можжевеловый дуб».

***

СВПД был простой сделкой. В обмен на согласие Ирана принять временные ограничения на некоторые виды его ядерной деятельности стороны, подписавшие СВПД, согласились приостановить действие санкций Совета Безопасности ООН в отношении Ирана. В июле 2015 года Совет Безопасности принял резолюцию 2231, закрепившую сделку как акт международного права. Санкции ООН были приостановлены, а Иран получил желанный подарок в размере 50 миллиардов долларов.

В то время как Ирану заплатили авансом, его приверженность ограничениям своей ядерной деятельности должна была быть оценена лишь с течением времени. Вскоре стало ясно, что Иран никогда не соблюдал ограничения. Он накопил больше обогащённого урана, чем разрешено соглашением. И он отказался разрешить ядерным инспекторам ООН доступ к своим ядерным объектам.

В свете нарушений со стороны Ирана, масштабы которых стали особенно ясно видны после того, как Израиль заполучил иранский ядерный архив, доказав военный характер иранской ядерной программы, тогдашний президент Дональд Трамп в мае 2018 года вывел США из соглашения. Более того, Трамп инициировал стратегию максимального давления на Иран, которая, в свою очередь, привела к существенному свёртыванию иранских террористических операций.

Иран тоже заявил, что отказывается от сделки. Но на деле в Тегеране позволили себе начать полностью нарушать все ядерные ограничения лишь после того, как Байден вступил в должность в январе 2021 года.

В соответствии с резолюцией 2231, если сторона СВПД обнаружит, что Иран нарушает свои обязательства, эта сторона может применить так называемое положение резолюции о «мгновенном возврате». В соответствии с положением о «мгновенном возврате» все санкции Совета Безопасности ООН, действие которых было приостановлено в связи с выполнением СВПД, должны быть восстановлены.

Администрация Трампа пыталась реализовать пункт о возврате, но Иран настаивал на том, что, поскольку США отказались от сделки, они больше не являются стороной соглашения и им не разрешено это делать. ЕС и Великобритания отказались выполнять этот пункт. Таким образом, спустя годы после того, как Иран отказался от своих обязательств по СВПД, Великобритания и ЕС продолжают его соблюдать.

В августе прошлого года США сделали якобы «последнее» предложение Ирану. Иран отверг его. Тем не менее США не прекратили попыток умиротворить аятолл. Согласно анализу базирующегося в Вашингтоне Фонда защиты демократии, если Иран согласится на предложение США, он получит 275 миллиардов долларов в течение первого года после восстановления СВПД и триллион долларов к 2030 году. При этом все ограничения на иранскую ядерную деятельность по предложению США завершатся в 2025 и 2030 годах.

В любом случае, поскольку Иран уже стал пороговым ядерным государством (то есть государством, способным по собственному желанию начать производить ядерное оружие), ограничения в любом случае уже бессмысленны и неисполнимы.

Таким образом, несмотря на то, что администрация Байдена отправляет американские войска для подготовки к возможному удару по Ирану вместе с Израилем, она остается полностью приверженной расширению Ираном своих возможностей в военном, экономическом и дипломатическом отношении против Израиля и арабских суннитских государств. И вся политика администрации недвусмысленно соответствует этой приверженности.

***

В среду Financial Times сообщила, что США, ЕС и Великобритания считают, что «надёжных альтернатив соглашению нет».

Похоже, им никогда не приходила в голову мысль о том, что они могут оказать реальную поддержку иранскому народу, стремящемуся к свержению режима, а не слабо подбадривать его, укрепляя при этом режим с помощью ядерной дипломатии. Они не хотят обращаться к санкциям, потому что такой была политика Трампа. Военные действия же кажутся настолько далёкими от повестки дня, что они даже не обсуждают подобный вариант.

Итак, возвращаясь к учениям «Можжевеловый дуб»: глядя на совместные тренировки американских и израильских войск, премьер-министр Биньямин Нетаньяху сказал: «Эти учения выражают непоколебимое стратегическое партнёрство между Израилем и США и представляют собой дополнительный этап в наращивании израильской военной мощи. Израиль всегда будет защищаться собственными силами, но, конечно же, приветствует углубление сотрудничества с нашим самым большим союзником».

Учитывая фактическую политику США в отношении Ирана, фраза: «Израиль всегда будет защищать себя собственными силами» была ключевой во всём заявлении Нетаньяху. Большое различие между Нетаньяху и его предшественниками Нафтали Беннетом и Яиром Лапидом заключается в том, что Нетаньяху никогда не подчинял действия Израиля в отношении Ирана одобрению США. Беннет и Лапид отказались от независимости Израиля в отношении Ирана, как только они вступили в должность, обязавшись проводить политику «без сюрпризов» для администрации Байдена, иначе говоря, не делать ничего против иранского режима без разрешения Байдена.

Не исключено, что Нетаньяху уже использовал недавний визит госсекретаря Энтони Блинкена для того, чтобы сообщить тому, что политика «без сюрпризов» закончилась. В любом случае, Израилю придётся восстановить политику агрессивных действий против иранского режима, которую он с большим успехом применял в прежние годы правления Нетаньяху. И, надо полагать, Израиль сможет дополнить свои действия против ядерных установок поддержкой иранских революционеров.

США остаются самым большим союзником Израиля. Но в свете приверженности Байдена делу умиротворения Ирана, Америка под его руководством больше не является надёжным партнёром для предотвращения превращения Ирана в ядерное государство. (Автор: Кэролайн Глик. Источник на английском: JNS)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/03/03/vnutrenniy-raskol-i-podgotovka-k-syurprizam-s-iranom-izrail-v-fokuse
Опубликовано 3 марта 2023 в 15:39
Все новости

20.05.2024

Загрузить ещё
Опрос
Как влияют на Вашу жизнь мигранты?
Результаты опросов