Меню
  • $ 88.65 +0.03
  • 96.76 +0.17
  • BR 90.06 +0.64%

Приоритет интересов России в Закавказье поставлен под сомнение — армянский политолог

Иллюстрация: Dzen-канал «Вестник мировых новостей»

В интервью EADaily армянский политолог Степан Даниелян размышляет о происходящих в Закавказье геополитических изменениях в контексте армяно-азербайджанских отношений, проблемы Нагорного Карабаха, а также попыток Армении «пересмотреть внешнеполитический вектор».

Политолог Степан Даниелян. Иллюстрация: novostink.ru

— Сегодня в Закавказье происходят существенные события, которые, как очевидно, уже в скором времени могут изменить геополитический расклад сил в регионе. Каковы, на Ваш взгляд, основные тренды, которые влияют на ситуацию в Закавказье?

— Начиная с 2020-го года, то есть, по результатам войны в Арцахе (армянское историческое название Нагорного Карабаха — Ред.) и в поствоенный период, геополитические изменения в Закавказье уже происходят. Имею в виду следующее обстоятельство. Этот регион долгие годы считался зоной жизненных интересов и влияния России, и никто не ставил под сомнение приоритет Москвы. Сегодня же можно однозначно констатировать, что Закавказье уже превратилось в совместную зону влияния России, Турции и, в какой-то мере, Ирана.

Об этом, кстати, свидетельствует и тот факт, что Россия с подачи Турции предложила сформировать новый формат «3+3» для региона (Армения Азербайджан, Грузия, Россия, Турция, Иран — Ред.), хотя он пока в полной мере не действует из-за отказа Грузии участвовать в нём.

Что касается влияния внерегиональных игроков на ситуацию в Закавказье, очевидно, что интерес США, Великобритании и Израиля к региону в последнее время явно повысился. В то же время, нельзя сказать, что они ведут здесь и, тем более, будут вести скоординированную политику.

А вообще, сегодня во всём мире происходят тектонические изменения. На наших глазах происходят очевидные перемены на геополитической карте мира, в частности, в Восточной Европе, на Ближнем Востоке, Центральной Азии. И естественно, все эти процессы непосредственным образом влияют и на Закавказье.

— В последнее время руководство Армении осуществляет шаги, которые многие аналитики и политологи называют геополитическим разворотом в сторону Запада. Последний пример — решение на днях Совета Европейского союза об учреждении новой гражданской мониторинговой миссии ЕС в приграничных с Азербайджаном районах Армении сроком на два года. Согласны Вы с подобной оценкой? Если это так, в чём основная причина происходящего?

— В последние годы политика России по отношению к Турции, Армении и Азербайджану, и в общем к нашему региону, очевидным образом изменилась. Причина в том, что во многих вопросах Москва стала зависимой от Турции и Азербайджана. В ситуации, когда идёт война на Украине, Москве не нужен «второй фронт» в Закавказье. Поэтому она идёт на определенные уступки Анкаре и Баку, причём, за счёт Армении.

Создавшаяся сегодня ситуация берёт своё начало именно с подобных изменений. Т. е., в первую очередь, именно Москва пересматривает свои отношения с Арменией. К тому же нынешняя, более дистанциированная от Москвы политика Армении, объясняется тем, что как военно-стратегический союзник — Россия фактически перестала являться гарантом безопасности Арцаха и Армении. Свидетельством этого мы стали и во время войны в Арцахе в 2020-м году, и в послевоенный период, когда Азербайджан предпринял широкомасштабную агрессию в отношении суверенной территории Армении, и сегодня, когда российские миротворцы не могут деблокировать Лачинский коридор.

Для того, чтобы решить вопрос безопасности страны, армянские власти приглашают новых игроков. С одной стороны, это, безусловно, усложняет геополитическую ситуацию. В то же время, открывает коридор новых возможностей для лавирования Еревана между Россией и Западом до тех пор, пока окончательно не прояснится, каковы будут результаты войны на Украине, а в глобальном плане, к каким договоренностям по построению нового миропорядка придут основные мировые центры силы.

— Примеры некоторых стран, в прошлом экс-республик бывшего СССР, показывают, что изменения их геополитического вектора приводили к весьма драматическим последствиям: та же Украина, Грузия, в меньшей степени, Молдавия. Имею в виду недовольство Москвы и, соответственно, её жесткие действия в отношении государств из так называемого Ближнего зарубежья, избравших прозападный путь своего развития.

— Я не считаю, что Армения сегодня меняет свой внешнеполитический курс в сторону Запада. Речь идёт о прагматизме: главное — выиграть время. Имею в виду следующее. Когда Россия совместно с Западом и, в частности с США, придёт к какому-то общему решению относительно Украины, тогда политика Москвы будет в Закавказье более ясной и чёткой. И Армения, независимо от того, какая будет в Ереване власть, соответственно, будет строить с Россией более прогнозируемые отношения. И в этом плане у Москвы также выжидательная позиция.

— Осенью прошлого года казалось, что основные принципы мирного договора между Азербайджаном и Арменией, в основном, согласованы. Тем не менее, на сегодня он так и не подписан. Насколько это связано с различными вариантами этого документа, представленными Россией, Западом и США? Может, проблема в том, что основные разногласия между Ереваном и Баку — это будущее Нагорного Карабаха и его населения?

— Полагаю, что Азербайджан хочет решить две стратегических для себя задачи. Первая — посредством изгнания армян окончательно решить вопрос Арцаха. Ведь если там остаются жить армяне — какой бы их статус не был, — естественно, возникает вопрос: кто будет защищать их права и безопасность? Это, конечно же, не Азербайджан, а конкретные миротворцы, международные структуры, организации, что, естественно, не может устраивать Баку.

И вторая задача, может, для него более важная, — построение тюркского мира, о чём Алиев прямо и перманентно заявляет.

Между тем для мировых и региональных игроков важным является проблема Сюника или, как говорят азербайджанцы, «Зангезурского коридора». Во многом из-за различной интерпретации будущего данной территории вопрос подписания какого-либо армяно-азербайджанского документа становится невозможным.

— Очевидно, что фактор Нагорного Карабаха — один из основных в нынешней взрывоопасной ситуации в регионе. Тем более, что продолжается его блокада со стороны Азербайджана. Есть ли реальный выход из сложившейся, на первый взгляд, тупиковой ситуации?

— Блокировка Лачинского коридора, как полагаю, — тупиковая ситуация для Ильхама Алиева. Если он откроет дорогу без каких-либо серьёзных дивидендов для Баку — это станет серьёзным проигрышем для него. Сегодня различные националистические круги в Азербайджане обвиняют Алиева в том, что в 2020-м году он «до конца не пошёл» и не решил силовым путем Нагорно-Карабахскую проблему. Если же Лачинский коридор не будет разблокирован, международное сообщество ещё более ужесточит критику в адрес Алиева как авторитарного лидера, который ставит под большой вопрос право на жизнь 120 тысяч людей — с соответствующими последствиями для его режима. Таким образом, азербайджанский лидер стоит перед серьёзной дилемой.

— Складывается впечатление, что важную роль в ситуации вокруг Сюника (регион на юге Армении, граничащий с Ираном и Азербайджаном — Ред.) играет позиция Ирана. Высокопоставленные представители Тегерана постоянно и однозначно заявляют, что международно-признанные границы Армении не могут быть изменены, и что все страны должны уважать территориальную целостность Армении. Насколько подобная позиция Ирана может сдерживать стремление Анкары и Баку, стремящихся открыть так называемый «Зангезурский коридор», и вообще, изменить геополитическую ситуацию в регионе в свою пользу?

— К подобным заявлениям представителей официального Тегерана необходимо относиться очень серьёзно. Турецко-азербайджано-израильский триумвират чрезвычайно активно работает против Ирана «по всем фронтам». И, исходя из этого, я вовсе не исключаю, что возможна попытка осуществления силового варианта по отделению её северных провинций, так называемого «Южного Азербайджана», где, как известно, преобладает азербайджанское население. При подобном развитии событий транзит через Сюник может стать оптимальным вариантом для «подпитки» со стороны Анкары азербайджанского сепаратизма в Иране. В частности, имею в виду переброску турецких вооружений и военнослужащих в Азербайджан.

В глобальном плане Тегеран опасается, что контроль над Сюником поставит армяно-иранскую границу под контроль внешних сил. Сюник для Ирана также весьма значим как альтернативный транспортно-энергетический транзитный путь к Чёрному морю, а затем в Европу в обход Турции и Азербайджана.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/01/27/prioritet-interesov-rossii-v-zakavkaze-postavlen-pod-somnenie-armyanskiy-politolog
Опубликовано 27 января 2023 в 17:44
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
ВКонтакте