Меню
  • $ 93.06 -0.41
  • 99.66 -0.12
  • BR 90.06 +0.64%

«Харедизация» и холодная гражданская война: Израиль в фокусе

Иллюстрация: israelinside.info

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Государство или секта?»

Государство Галахи, власть аятолл, новый Иран — такие перспективы рисуют нам СМИ после воцарения нового правительства, в котором пять из шести фракций представлены религиозными списками. Первые шаги и первые назначения этой коалиции только усиливают опасения, что Израиль стремительно движется к харедизации и господству раввината. Так ли это на самом деле?

Религиозным засильем нас пугают уже не один десяток лет. Главным источником для беспокойства считается демографический фактор. Действительно, прирост населения в этой прослойке самый высокий, и все же она составляет лишь 13,5% от всех жителей. Это не большинство, не половина и даже не четверть. Говорят, что через тридцать лет каждый третий израильтянин будет ультраортодоксом, но это слишком большой срок, чтобы что-то загадывать.

С чем на самом деле трудно спорить, так это с тем, что ультраортодоксальное население гораздо более организованное и мотивированное, когда речь заходит о защите его интересов, и во всем послушно своим духовным лидерам. Последние все активнее участвуют в управлении страной, стремясь взять под свой контроль как можно больше финансов, ресурсов и, власти. Они в совершенстве владеют искусством политического шантажа, добиваясь выполнения своих условий, а в конфликтной ситуации способны мгновенно вывести на улицу миллионы своих сторонников. Огромные толпы, готовые по одному слову раввина смести все на своем пути, действительно наводят на пугающие мысли о еврейском Иране…

И все же демографический, и политический аспект харедизации подобны Ахиллесу из известной математической задачи — пусть он бежит быстрее черепахи, но никогда ее не догонит.

Начнем с того, что создание государства Галахи не в интересах религиозной верхушки; ведь кто-то должен работать, платить налоги и кормить изучающих Тору. Некоторые публицисты мрачно пророчат, что светское население постепенно превратится в современных рабов, обслуживающий персонал для ультраортодоксальной общины. Неужели нам всерьез хотят внушить, что малограмотное неимущее меньшинство возьмет верх над миллионами образованных трезвомыслящих людей, владеющих новейшими технологиями и средствами производства?

Авторитет раввинов держится не столько на идеологии и вере, сколько на бедности и низком уровне образования среди масс ультраортодоксов. Именно поэтому нынешние министры от ШАС и «Еврейства Торы» так добивались государственного финансирования своих школ, где не преподаются основные науки. Поэтому главным требованием религиозных политиков всегда были стипендии для студентов ешив, чтобы молодые люди могли не работать. За счет этих стипендий, подачек, пособий простые ультраортдоксальные семьи не голодают, но живут на грани нищеты и находятся в полной зависимости от общины и ее лидеров.

Все это не может продолжаться бесконечно. Тот, кто пытается затормозить прогресс, неизбежно проигрывает. Чем более косной, консервативной, прямо скажем — ортодоксальной будет официальная религия Израиля, тем больше сопротивления она встретит и в своей среде, и вне нее. Уже сейчас наблюдаются настроения, которые когда-то уводили молодых людей из местечек в столичные университеты и породили реформистское направление в Америке. Медленно, небольшими и почти незаметными шагами харедимная прослойка осваивает интернет и выходит на общий рынок труда.

В это трудно поверить, особенно в наши дни, когда государство, кажется, полностью сдалось на милость религиозного истеблишмента. Но даже политики, которые решают свои проблемы с помощью союзников-харедим, понимают, что это путь в никуда, опасный прежде всего для них самих. В конечном итоге именно этим политическим лидерам придется разгребать экономические и социальные последствия своего право-религиозного уклона. А тем временем ультраортодоксальное давление на светское общество вызывает все более активное сопротивление. Например, более 170 глав местных советов просто отказались выделять средства на финансирование частных харедимных школ и заявили об этом правительству в ультимативной форме. Почувствовав опасность, светский Израиль начинает — пока только начинает! — консолидироваться и объединять усилия в борьбе за будущее страны.

Приведет ли это к дальнейшему расколу общества? Скорее всего, да. Станет ли наша жизнь свободнее и благополучнее в ближайшем будущем? Вряд ли. Может ли Израиль, как в недавнем сериале, распасться на две автономии — светскую и религиозную? Трудно представить, но и это возможно. И все-таки даже такая могущественная сила, как религия, не может вечно отгораживать людей от реальности, науки, знаний, мировой культуры. Поэтому рано или поздно израильский государственный иудаизм либо переродится и примет более современные и, соответственно, более толерантные формы, либо останется уделом узкой секты, не способной и не желающей влиять на жизнь страны. (Автор: Ира Коган)

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

Когда премьер-министр Биньямин Нетаньяху приходит к выводу о том, что дисциплина в «Ликуде» пошатнулась, он проводит так называемые мотивационные беседы, используя при этом армейские построения. Чаще всего такие беседы имеют место во время предвыборных кампаний и кризисных ситуаций. «Мы ведем войну, ведем бой. В бою самое главное — дисциплина и ответственность, ответственность и дисциплина», — не устает повторять Нетаньяху. Как правило, эта тактика приносила успех. Однако в первые недели работы нынешней коалиции складывается впечатление, что и этот фактор сдерживания стал ослабевать.

Сейчас Нетаньяху сфокусирован на одной задаче — провести юридическую реформу, при этом не доведя страну и общество до коллапса. Задача почти невыполнимая, и глава правительства дал понять своему окружению: реформа прежде всего.

«Я не хочу сейчас заниматься форпостами и тому подобным. Сейчас главное юридическая реформа», — сказал премьер-министр на заседании глав коалиционных партий, когда конфликт между министром обороны Йоавом Галантом и министром в министерстве обороны Бецалелем Смотричем только разгорался (подробнее о нем речь пойдет дальше). «Мы ведем войну, а на войне главное — дисциплина и ответственность», — по привычке добавил Нетаньяху.

Чтобы придать своим словам достаточный вес, Нетаньяху (вернее, глава коалиции Офир Кац, но ни у кого нет сомнений, чья это инициатива) издал распоряжение о моратории на все частные законопроекты. Исключение сделано лишь для закона о лишении террористов израильского гражданства или вида на жительство. Все остальное — потом.

Этот призыв не особо впечатлил коллег по коалиции, в первую очередь по «Ликуду». То тут, то там возникают законопроекты, которые заставляют Нетаньяху оправдываться и объясняться, которые навлекают на него новые атаки со стороны оппозиции и СМИ.

Первый приз бесспорно принадлежит депутату Боазу Бисмуту. Недавний журналист инициировал законопроект, запрещающий публиковать аудиозаписи бесед политиков без из согласия. Кто как не Бисмут понимает, что такой закон означает по сути смерть политической журналистики? Политик может опровергнуть все, а то, что он не может опровергнуть, он может назвать вырванной из контекста цитатой. Только одно неподвластно воле политика: аудио- или видеозапись. «Лгун, и сын лгуна», — сказал Бецалель Смотрич про Биньямина Нетаньяху. С каким гневом Смотрич опровергал бы то, что говорил подобное, если бы не запись, опубликованная Михаэлем Шемешем («Кан»). Недаром Смотрич, по словам самого Шемеша, так гневался на эту публикацию. Некоторые считают, что именно она подтолкнула Боаза Бисмута инициировать этот законопроект.

Скандал вокруг законопроекта Бисмута даже еще как следует не разгорелся, когда на сцене появился министр по делам культуры и спорта Мики Зоар с предложением отменить проведение бесплатных культурных мероприятий и проектов по шабатам. Эти проекты были инициированы бывшим министром культуры, религиозным иудеем Хили Трупером, который таким образом открывал музеи и иные культурные учреждения по шабатам, в том числе для религиозной публики: отсутствие платы фактически снимало вопрос о нарушении шаббата. Неясно, чем именно руководствовался Зоар, инициируя отмену этих проектов — своим пониманием того, как должен выглядеть шабат (Зоар человек нерелигиозный), желанием сделать приятное ультраортодоксальным коллегам по коалиции, или просто не смог отказать себе в удовольствии увидеть свое имя в заголовках. Так или иначе скандал получился не просто громким, а очень громким, и Нетаньяху пришлось вмешиваться.

Однако не только в «Ликуде» нашлись усердные депутаты. Моше Гафни («Яадут а-Тора») потребовал утвердить законопроект, запрещающий проносить в больницы квасное в Песах, а также потребовал предоставить 15% времени для раздельного купания в источниках и водоемах парков и заповедников ККЛ.

Конфликт между министром обороны Йоавом Галантом и Бецалелем Смотричем иной. Это не каприз того или иного министра или даже коалиционной партии. Нетаньяху пообещал передать Смотричу существенные полномочия, касающиеся Иудеи и Самарии. Возможно, глава правительства рассчитывал на не слишком серьезное отношение Смотрича к коалиционным соглашениям, поскольку сам привык к ним относиться не очень серьезно. Однако вышло иначе.

Разрушение форпоста Ор Хаим, созданного в память раввина Хаима Друкмана, навлекло на Смотрича немало критики среди его собственных избирателей, которые никогда не отличались особым терпением. К тому же Смотрич отлично знает, что отношения и баланс сил определяются в первые же дни первого противостояния. Менять что-либо потом будет уже поздно.

Изначальная формула, очерченная коалиционными соглашениями, весьма и весьма затруднительна для реализации. Передача в ведение Бецалеля Смотрича гражданской администрации, которая только называется гражданской, а на самом деле является по всем параметрам военной структурой, создает то, чего ни одна армия мира терпеть не может — двоевластия. Есть министр обороны, ему подчинена гражданская администрация, которую возглавляет офицер в должности бригадного генерала. Есть офис координатора действий правительства на территориях. Его возглавляет генерал-майор. Может ли их назначать не министр обороны? Да, при условии, что назначения с этим самым министром скоординированы. «У армии не может быть и не будет двух командиров», — вскипел Галант в ходе тройственной встречи с Нетаньяху и Смотричем. Это не помогло. Нетаньяху выполнил коалиционное соглашение, и будь он хоть на каплю ближе к религии, точно помолился бы за успех совместной работы Смотрича и Галанта.

Первый экзамен ждет их уже в этот шаббат. Поселенцы намерены предпринять еще одну попытку создать форпост Ор Хаим и провести там сутки. Командующий центральным округом, который является сувереном в этом районе, потребует их эвакуировать. Глава гражданской администрации, то есть той организации, которой предстоит выполнить это распоряжение, получит указание от своего непосредственного начальника, Бецалеля Смотрича, отложить разрушение форпоста. Кто будет принимать окончательное решение? Речь идет, напомним, не о семинаре лидерских качеств в молодежном движении «Бней Акива», а об Армии обороны Израиля.

Согласно публикации газеты «Гаарец», руководители юридической системы предупредили Биньямина Нетаньяху, что передача полномочий Бецалелю Смотричу может быть интерпретирована как начало распространения суверенитета. «Исраэль а-Йом» пишет, что Нетаньяху и Смотрич намерены превратить гражданскую администрацию в действительно гражданскую, а также предпринять ряд дополнительных шагов по если не аннексии, то все более очевидному стиранию «зеленой черты». По крайней мере на данный момент это правительство выглядит как правительство, планирующее серьезные перемены в Иудее и Самарии. Если, конечно, просуществует достаточно долго, чтобы их осуществить.

В ближайший понедельник исполнятся 30 дней со дня приведения правительства к присяге. В коалиционных соглашениях записано, что через 60 дней после начала работы правительства будет представлены согласованные изменения закона о возвращении. На этой неделе министр культуры и спорта Мики Зоар заявил, что изменения эти не будут утверждены не только за 60 дней, но и за всю зимнюю сессию Кнессета. «Коалиционные соглашения — это всего лишь коалиционные соглашения», — философски заявил Мики Зоар.

Обсуждения юридической реформы на этой неделе в стенах Кнессета почти не было. Глава законодательной комиссии Симха Ротман отправился в США, где встречался с лидерами еврейских общин и влиятельными журналистами.

Это не означает, что холодная гражданская война, бушующая в Израиле, хоть ненамного затихла. Отнюдь. Короткое прекращение парламентских баталий предоставило возможность сторонам, особенно стороне, протестующей против реформы, развернуть основные силы. Если до сих пор протест подавался как народный, чуть ли не спонтанный, на этой неделе многое прояснилось. Академия, бизнес-структуры, «Гистадрут», адвокаты — вся та прослойка общества, которую принято называть элитами, начала фронтальную и организованную атаку на реформу, инициированную правительством.

Нет диалога, противники реформы не выдвигают альтернативных предложений, нет даже намека на что-то, что напоминает переговоры. Есть запугивание, которое в нефильтрованном виде, без капли критического осмысления, принявшие позицию одной из сторон израильские СМИ обрушивают на граждан.

Альтернативные предложения, представленные бывшим министром юстиции Даниэлем Фридманом в газете «Едиот Ахронот» или бывшим заместителем юридического советника правительства Разом Низри в газете «Глобс», не превращаются в серьезное обсуждение. Вина за это бесспорно не только на противниках реформы, однако постоянное расширение акций протеста планомерно снижает их готовность к переговорам. Достаточно сказать, что парламентская оппозиция бойкотировала последние заседания законодательной комиссии Кнессета. Зачем сражаться там, где ты в очевидном меньшинстве, если можно выйти на улицу или прийти в студию телеканала «Кешет» и утверждать, что являешься большинством?

Но дело не только в юридической реформе. Если внимательно присмотреться к характеру демонстраций, прошедших в минувший уик-энд и готовящихся в уик-энд предстоящий, становится очевидно, что это уже не только реформа юридической системы и не столько реформа юридической системы. На протесте против реформы поймали тремп все те, кто не согласен с идеологическим вектором или персональным составом правительства Нетаньяху. Это и протест против «оккупации», и требования активистов общины ЛГБТ, и протест против религиозного диктата. Но, разумеется, в центре внимания остается реформа юридической системы.

Политическая оппозиция продолжает говорить даже не на два, а на три голоса. Мерав Михаэли и Авигдор Либерман заняли самую агрессивную и непримиримую позицию: никаких переговоров. Ни о чем. Им обоим необходимо обособить себя, чтобы не затеряться, а значит не забыться в громогласном хоре парламентской и внепарламентской оппозиции. При этом глава НДИ по-прежнему делает упор на вопросы религии и государства. На этой неделе он выступил в Кнессете с впечатляющей речью, которая была своего рода экскурсом в еврейскую историю с привязкой ко дню сегодняшнему. Избирателей Либермана гораздо больше заботит пренебрежение коалицией интересами новых репатриантов, чем борьба между политической и судебной властью.

Яир Лапид продолжает генерировать идеи, и проблема этого процесса заключается в том, что между идеями нет последовательной связи. Начав с идеи референдума (идеи, которая лично мне в сложившейся ситуации кажется наиболее здравой), глава «Еш Атид» попал под огонь критики своих коллег по борьбе с правительством и сменил тактику. Сейчас он предлагает отдать юридическую реформу на рассмотрение некой комиссии, которую создаст и возглавит президент государства. Вряд ли Лапид верит в реалистичность предложения фактически забрать у Кнессета полномочия и передать их «комиссии». Такие комиссии не создавались ни во время подписания соглашений Осло, ни во время принятия решения о размежевании. Яир Лапид будучи премьер-министром отказался вынести соглашения о границах с Ливаном на рассмотрение Кнессета, заявив, что в этом нет необходимости. Тот же самый ответ вероятнее всего он получит и со стороны сегодняшней власти.

Бени Ганц продолжает укреплять свой имидж как лидер оппозиции (каковым формально он не является). И дело даже не в том, что он говорит, а скорее в том — как. Ганц оставляет впечатление политика, готового к диалогу, к компромиссу. Все то, к чему сегодня не готово большинство оппозиционеров.

В коалиции есть единство мнений по поводу юридической реформы. Ее детальное обсуждение возобновится в воскресенье, и Симха Ротман намерен вынести ее на голосование в первом чтении до конца февраля. Если не произойдет ничего экстраординарного, она будет вынесена на голосование в первом чтении в своем первоначальном виде. Лишь затем откроется, вернее приоткроется окошко возможностей для переговоров по компромиссу.

На Нетаньяху продолжается давление с требованием заморозить реформу. На этой неделе на повестку дня вернулось слово «нивцарут» (неспособность исполнять обязанности). Появилось оно в прошлую пятницу в выпусках новостей со ссылкой на анонимные источники в окружении юридического советника правительства. Речь шла о том, что Гали Баарав-Миара не исключает возможности объявить Биньямина Нетаньяху неспособным выполнять обязанности премьера из-за нарушения им договора о конфликте интересов. В 2020 году Нетаньяху обязался не вмешиваться в вопросы юридической системы, так как ему предъявлено обвинение в уголовных преступлениях. Сейчас он активно в эти вопросы вмешивается. Баарав-Миара не опровергла эти публикации, и лишь после того, как главы коалиции опубликовали открытое письмо, в котором назвали возможность отправки Нетаньяху в отставку попыткой «государственного переворота», юридический советник правительства заявила, что этот вопрос ею ни с кем не обсуждался. Некоторые называют это попыткой шантажа.

На этой неделе были назначены исполняющие обязанности министров внутренних дел и здравоохранения. С этих постов был уволен Арье Дери, однако министры на полную ставку назначены не были. «Нас не пускают в дверь — войдем в окно, нас не пускают в окно — пробьем крышу», — сказал Дери в день публикации вердикта суда. В ШАС и в окружении Нетаньяху продолжают поиск лазейки в крыше, сквозь которую Дери сможет проникнуть к столу правительства. На данный момент складывается впечатление, что крыша герметична. Согласно действующему законодательству, исполняющие обязанности министров могут занимать свою должность не более трех месяцев. На этой неделе Биньямин Нетаньяху вместе с ведущими депутатами от «Ликуда» посетил заседание фракции ШАС. Более всего это зрелище напоминало визит в дом покойного. Много теплых слов и постепенное принятие мысли о том, что покойный не вернется. Хотя в ШАС, как и следует религиозным людям, продолжают верить в загробную жизнь и уповать на Всевышнего. (newsru.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/01/27/haredizaciya-i-holodnaya-grazhdanskaya-voyna-izrail-v-fokuse
Опубликовано 27 января 2023 в 11:54
Все новости
Загрузить ещё