Меню
  • $ 72.30 +1.18
  • 77.39 +1.29
  • BR 85.08 +1.42%

Реджеп Эрдоган и «лохань лилипутов»

В довольно интересной статье «Турецкий каток Эрдоган готовит „маленькую бедоносную войну“, чтобы не проиграть выборы», опубликованной накануне в «Свободной прессе», Алексей Мухин поднимает важнейший вопрос о нашем турецком партнёре. Действительно, многочисленные эксперты всё чаще поговаривают о предвыборном желании Реджепа Тайипа Эрдогана организовать ту самую «маленькую бедоносную войну» (МБВ) вокруг Северного Кипра с целью мобилизации электората на выборах 18 июня 2023 года. Опубликованные опросы общественного мнения предполагают реальную возможность победы оппозиции, особенно если дело дойдёт до второго тура.

С другой стороны, такие опросы и сами по себе являются предвыборным инструментом, и нужно иметь в виду, что администрация Эрдогана держит руку на пульсе общественных ожиданий и сама заказывает многочисленные опросы, причем их результаты публикуют на удивление редко. Иными словами, они располагают огромным массивом эксклюзивной информации, которой лишена оппозиция. Нынешний турецкий президент — блестящий политический тактик, тонко чувствующий конъюнктуру момента и умеющий выкарабкиваться из любой, казалось бы безнадёжной, ситуации.

Поэтому всё, что сейчас говорит Эрдоган, следует рассматривать не как отражение реальности, данной нам в ощущениях, или намерений турецкого президента, а как целенаправленную электоральную политику.

Проверенным, отработанным предвыборным инструментом коалиции Партии справедливости и развития (ПСР) и Партии националистического движения является яркая и патриотичная внешняя и военная политика. Не только удары по курдским организациям, карабахский конфликт и операции в Ливии, но и ситуация с Турецкой Республикой Северного Кипра (ТРСК), которая официально не признаётся, хотя резиденции послов США и Британии находятся в турецкой части Никосии, а ТРСК входит в Организацию исламского сотрудничества как наблюдатель, могут оказаться инструментами президентской и парламентской кампании.

У Анкары есть ещё один интересный и потенциально мощный внешнеполитический инструмент — Организация тюркских государств (ОТГ), год назад переименованная из Тюркского совета, и на состоявшемся в ноябре её девятом саммите Эрдоган приложил немало усилий с целью убедить партнёров в целесообразности принятия ТРСК как официального наблюдателя в состав организации. Процедура принятия, конечно, не очень быстрая, но сама природа ОТГ ориентирована на инклюзивность и открытость для наблюдателей, к тому же национальному самолюбию стран-членов льстят границы «тюркского мира» от Средиземноморья до предгорий Тянь-Шаня, так что трудно гарантированно предсказать, чем закончатся усилия президента Турции, — глядишь, и решат принять ТРСК в свои ряды.

Эрдоган говорит о размещении на севере Кипра беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), включая и ударные дроны, и не исключает дальнейших поставок вооружения на остров с возможностью создания новой турецкой военной базы на севере Кипра как реакции Турции на решение США отменить эмбарго на поставки вооружения Кипру, развязав тем самым гонку вооружений на острове. Были проведены и совместные учения антитеррористических сил ОТГ в ноябре этого года, в которых подразделения ТРСК приняли самостоятельное участие.

Любители исторических аналогий уже начали обсуждать угрозу присоединения Северного Кипра к Турции по сценарию воссоединения Крыма с Россией в 2014 году или организации на Южном Кипре (РК) кризиса с толпами беженцев, доставляемых через Северный Кипр. Эрдоган такое давно и хорошо умеет делать.

В конце 2020 года президентом ТРСК был избран (не без поддержки официальной Анкары) Эрсин Татар, выступающий против объединения острова в виде федерации, хотя и допуская возможность конфедерации, а в январе этого года его Партия национального единства взяла под контроль местный парламент. Принято считать, что исход выборов решили голоса переселенцев из Турции (более трети всех избирателей Северного Кипра).

На самом деле для киприотов и греческого, и турецкого происхождения сложившаяся ситуация с разделением острова была очень выгодна, так как открывала огромные, хоть и негласные возможности для контрабанды в обе стороны, и торговые интересы давно превалируют над национальными чувствами, но для грядущих выборов и в Турции, и в Греции джингоизм может оказаться и решающим фактором.

Больше того, на февраль 2023 года намечены и выборы президента Республики Кипр. При этом поговаривают, что у Эрдогана есть свой фаворит на этих выборах — хорошо ему известный бывший министр иностранных дел Никос Христодулидис, выдвинутый третьей по влиянию на Кипре Демократической партией (ДИКО). Он, помимо прочего, выступает за необходимость пересмотра тактики и стратегии греческой стороны в кипрском вопросе ввиду неуступчивости Турции в условиях ухудшения экономической ситуации.

Традиционно за власть в РК борются две партии — Демократическое объединение и Прогрессивная партия трудового народа, но Христодулидис надеется переломить традицию и стать той самой «третьей силой» — слишком болезненно ударили по национальной экономике и качеству жизни населения глобальная рецессия, пандемия, борьба с офшорами, инфляция, энергетический кризис в мировой и особенно европейской экономике, вообще последствия неконструктивной позиции ЕС по событиям на Украине, усиливающиеся специфически местными проблемами — большой долей необслуживаемых кредитов в банковском секторе и вообще высоким уровнем государственного и частного долга.

Если раньше греческая часть острова была заметно богаче турецкой, то сейчас ситуация меняется на глазах изумлённых киприотов, мигрантов и туристов. По данным местной деловой прессы, растёт доля считающих два отдельных суверенных государства на острове лучшим вариантом развития событий. Резкие экономические решения, принятые явно не без влияния Анкары, например в части статуса ранее «замороженной» греческой недвижимости, могут сработать в пользу роста, скажем, туристической конъюнктуры и вообще сектора услуг (включая и финансовые) в ТРСК, тогда как на греческой стороне будет усиливаться регламентация со стороны ЕС.

Опросы показывают, что большая часть киприотов испытывают неудовлетворённость, тревогу и раздражение по поводу общего положения дел в стране, особенно их подкашивает неопределённость, отсутствие уверенности в завтрашнем дне.

Для умеющего играть вдолгую Эрдогана же важно то, что в случае победы Христодулидис может начать конструктивные переговоры как по постепенной легализации ТРСК, так и в рамках компромисса по газовым месторождениям шельфа Кипра перед выборами в Турции в июне 2023 года. Удастся и избежать МБВ, и дать Эрдогану статус миротворца и искусного дипломата (кем тот на самом деле и является), что, по расчётам умных, хитрых и ушлых политтехнологов Партии справедливости и развития, может стать той гирькой на чаше весов, что изменит исход голосования.

Расширение ради выживания

Распространено мнение, что нации — это политэкономическая категория и появляются они только с развитием капитализма. В этом смысле турки — молодая нация, и ирония истории состоит в том, что до 1925 года занятие торговлей считалось для турок предосудительным, национальный капитал в Османской империи представляли инородцы — греки, армяне, евреи, иностранцы под защитой «капитуляций», тогда как достойный осман мог быть только воином, землепашцем или священнослужителем.

Но после распада Великой Порты Стамбул стал центром международной торговли в Восточном Средиземноморье и Черноморском бассейне и важнейшим транспортным хабом, и турецкому торговому капиталу прежде всего нужна свободная торговля в регионе. Это их главная цель, она определяет отношения Турции с соседями.

Но в Анкаре чувствуют угрозу, что в западных столицах сформирован проект, который можно назвать «януковичизацией Эрдогана». Евросоюзу для своего выживания необходимо постоянно расширяться, включать в свою орбиту новые рынки и уничтожать местную промышленность, иначе корпорации ЕС просто не выдержат честной, здоровой конкуренции с компаниями из КНР, Южной и Юго-Восточной Азии, США, даже России, и одной из наиболее вероятных целей для расширения Евросоюза является Турция.

Проект по «януковичизации Эрдогана» откровенно вёлся по лекалам Майдана: раз на Украине поменять власть таким образом получилось, есть смысл применять аналогичные методы против турецкого руководства. Официальный Евросоюз играл с Турцией, как с Украиной, стамбульским олигархам (как раньше днепропетровским) обещали доступ на рынки ЕС, причём сначала официальной Анкаре обещали вступление в экономический союз, а затем потребовали в качестве условия убрать Эрдогана и поменять политику аналогично тому, как Брюссель действовал и во время украинского Майдана в 2013—2014 годах. Шла поддержка и массовых протестов на Таксиме и в Гази, и курдского национального движения — в общем, и кнутом, и пряником.

Популярность Эрдогана строилась главным образом на быстром экономическом развитии и росте качества жизни, но глобальный кризис, саботаж олигархата и мягкая кредитно-денежная политика привели к инфляции, резкому падению курса лиры, ухудшению положения населения: Турция импортирует слишком много базовых товаров — от зерна до энергоносителей.

В такой ситуации рейтинги правящей коалиции не могут не падать, но ещё не понятно, сможет ли стихийная и непрочная, да, собственно, ещё и не сложившаяся оппозиционная социальная коалиция торгового капитала, националистов, республиканцев, левых и курдов выступить на выборах единым фронтом.

То, что мы наблюдаем, можно с определёнными оговорками назвать битвой между Стамбулом и Анкарой — крупнейшим центром средиземноморской торговли и бонапартистским режимом, ставящим на развитие национальной промышленности. То есть крупнейшие, старые, с традициями торговые дома Стамбула, стремящиеся в Европу и ощущающие себя частью Европы в том смысле, в каком Средиземноморье — это часть Европы, и, может быть, важнейшая её часть, столкнулись с интересами поставившего Эрдогана у власти промышленного капитала азиатской части Турции, создавшего альтернативный финансовый центр в виде огромной системы специализированных банков, страховых, экспортных и других компаний.

Нужно понимать, что нынешний президент Турции ещё и очень опытный экономист и финансист и очень умный политэконом.

***

Хотя блестящий российский памфлетист как-то и заметил, что с геостратегической точки зрения Средиземное море — это «лохань лилипутов», особенно с учётом концентрации военных усилий США на тихоокеанском ТВД против НОАК с оставлением Атлантики младшим партнёрам по НАТО, возможный успех Христодулидиса на выборах президента РК может обернуться серьёзным и знаковым поражением ЕС и США в ключевой точке Восточного Средиземноморья.

Конечно, людей доброй воли, выступающих против наглой, хищной и кровавой гегемонии стран НАТО, это не может не радовать, хотя, безусловно, главным бенефициаром этого успеха станет Эрдоган, и странным было бы, если бы он согласился делиться его плодами с другими. Такое ему не очень свойственно, но ведь никто не отменял второй важнейший принцип международных отношений — права на компенсацию (первый — право победителя).

Саид Гафуров, политолог-востоковед

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2022/11/30/redzhep-erdogan-i-lohan-liliputov
Опубликовано 30 ноября 2022 в 16:30
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
ВКонтакте