Меню
  • $ 93.43 +0.16
  • 99.28 -0.77
  • BR 90.06 +0.64%

Последний шанс 72-летнего Нетаньяху и перспектива голода: Израиль в фокусе

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Фото: Abir Sultan / Flash 90

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

Вечером 30 июня стало известно, что Юлий Эдельштейн снял свою кандидатуру с праймериз на пост главы «Ликуда». Бывший спикер Кнессета, напомним, осенью 2021 года объявил о намерении баллотироваться против Нетаньяху. «Пока Нетаньяху во главе „Ликуда“, партия не вернется к власти», — говорил тогда Эдельштейн. Судя по всему, бывший министр здравоохранения принял решение отказаться от борьбы совсем недавно. Видимо, это шаг продиктован весьма логичным политическим расчетом.

Выборы в Кнессет 25-го созыва, которые пройдут 1 ноября, — это последний шанс Биньямина Нетаньяху вернуть себе власть. Сегодня такого мнения придерживаются почти все в политической системе. Об этом открыто заявляют депутаты от «Яадут а-Тора». У ультраортодоксов нет никакого желания проводить еще одну каденцию в оппозиции, особенно в тот период, когда правительством будет руководить Яир Лапид, а ключевой фигурой в кабинете будет Авигдор Либерман.

Но дело не только в ультраортодоксах. В самом «Ликуде» пока царит тишина, но тишина эта не менее обманчива, чем тишина на границе с Газой. Ликудники, как и активисты любой партии, ждут от своего лидера власти. А власти этой нет уже почти четыре года, если не считать некое образование, именовавшееся правительством Нетаньяху — Ганца. Четыре предвыборные кампании завершались почти победой «Ликуда», вот-вот победой «Ликуда» и тому подобными объяснениями со стороны Нетаньяху. До сих пор экс-премьеру прощалось все, включая поражение на последних выборах. Однако этот кредит доверия исчерпан, и, если Нетаньяху не использует и нынешней ситуации, когда на старте предвыборной кампании он является бесспорным фаворитом, в «Ликуде» потребуют от лидера сложить полномочия. И вот тогда, возвращаясь к началу этого материала, Юлий Эдельштейн вновь станет кандидатом. «Я отошел в сторону и не мешал, но сейчас Нетаньяху должен уйти», — скажет он.

Но пока Нетаньяху фаворит. Он фаворит прежде всего потому, что на прошлых и позапрошлых выборах ему не хватало немного, совсем немного до заветного числа — 61 (более половины из 120 депутатских мандатов в Кнессете). После выборов 2021 года у правого блока, включая «Ямину», было 59 мандатов. Сегодня уровень разочарования почившим в бозе правительством настолько высок, что несложно представить, как два, а то и более мандатов проделывают путь из блока «только не Биби» в блок «только Биби».

Через несколько часов после окончательного роспуска Кнессета 24-го созыва Биньямин Нетаньяху отправился в иерусалимский торговый центр «Малха». Он улыбался, приветствовал, махал рукой, а главное — обещал. Обещал снизить цены, сделать это главным приоритетом своей будущей коалиции.

Кто сейчас вспомнит, что дороговизна жизни не началась в Израиле с правительства Беннета — Лапида? И кто через полгода вспомнит предвыборные обещания? В крайнем случае, всегда можно действовать как нынешний министр финансов, который объясняет, что все достижения есть результат его правильной политики, а все проблемы и дороговизна — результат объективных причин.

Нетаньяху возвращает избирателей. Более 200 тысяч ликудников не проголосовали за него на прошлых выборах. В «Ликуде» убеждены, что их можно вернуть на избирательные участки с бюллетенем «Ликуда» в руках. И ради этого 72-летний Биньямин Нетаньяху не жалеет сил.

Блок Нетаньяху начинает предвыборную кампанию все еще сплоченным. В ШАС поддержка Нетаньяху незыблема, там накрепко связали себя с главой «Ликуда». В «Яадут а-Тора» также верны партнерству с Нетаньяху, но уже готовят отходные пути. О них будет сказано дальше подробнее, но пока упомяну лишь одно имя: Бени Ганц.

Блок «Ционут Датит» также не имеет альтернативы. Они в любом случае после выборов порекомендуют Нетаньяху и в другую коалицию не пойдут. Однако внутри самого блока возникают трения. Каденция в Кнессете заметно прибавила популярности Итамару Бен-Гвиру, особенно среди молодежи. По одному из опросов, если Бен-Гвир возглавляет «Ционут Датит», он приносит партии на три мандата больше, чем если его по-прежнему возглавляет Бецалель Смотрич. Бен-Гвир не торопится в лидеры, но не скрывает ожиданий того, что у «Оцмы Иегудит» будет больше представительства в списке. И есть «Ноам» — крайне радикальная партия, приносящая мало голосов, но занимающая место в списке.

Смотрич не в восторге от продолжения союза с «Ноам», но в «Ликуде» уже намекнули, что никакой раскол недопустим. Любая утрата голосов может обернуться поражением Нетаньяху. Если понадобится, а скорее всего понадобится, глава «Ликуда» займется своим любимым предвыборным делом — перетасовкой карт в национально-религиозном лагере. И на сей раз у него будет много работы. Между «Ликудом» и правой стенкой, как правило, находились две партии. Теперь их может оказаться три, а то и четыре.

Помимо «Ционут Датит», будет баллотироваться партия, которую возглавляет Амихай Шикли. Будучи объявленным «перебежчиком», он не может баллотироваться в составе какой-либо действующей партии и поэтому активно формирует свою. От «Ционут Датит» она будет отличаться меньшей религиозностью, а от «Ямины» — большей принципиальностью, ведь именно Шикли был первым в «Ямине», кто отказался поддерживать правительство Беннета — Лапида. Хватит ли этого для того, чтобы преодолеть электоральный барьер? В окружении Шикли утверждают, что вместе с игроками-тяжеловесами (например, с бывшим главным редактором «Исраэль а-Йом» Боазом Бисмутом) задача вполне выполнимая.

И есть, конечно, «Ямина». Уход со сцены Нафтали Беннета делает эту партию естественным партнером Нетаньяху по будущей коалиции. Айелет Шакед изначально была не в большом восторге от решения Беннета создать коалицию с левыми и сейчас будет рада вернуть «Ямину» вправо. Однако совершенно не очевидно, есть ли у Шакед партия. Идит Сильман и Нир Орбах, судя по всему, получат желаемый приз в виде бронированных мест в списке «Ликуда». Матан Каана не скрывает намерений баллотироваться отдельно от Шакед (возможно, в «Кахоль Лаван»). Ширли Пинто и Абир Кара также взвешивают свои дальнейшие шаги. Уход их означает и финансовые потери для «Ямины», а так как Шакед депутатом Кнессета не является, то вообще не очень понятно, на какие деньги она собирается вести избирательную кампанию. Пять мандатов, которые ей прочат опросы, не слишком оптимистичное начало.

В противоположном блоке ситуация не менее запутанная. В полночь Яир Лапид превратился из главы второй по величине партии «Еш Атид» в целого премьер-министра, и, несмотря на весьма ограниченные полномочия главы переходного правительства, он сделает все, чтобы «монетизировать» открывшиеся перед ним возможности. Визит к Макрону уже на следующей неделе, визит Байдена в Израиль — через две, рукопожатия с арабскими лидерами, возможный прорыв в отношениях с Саудовской Аравией. Все это будет представлено как достижение нового премьер-министра и, возможно, увеличит число мандатов «Еш Атид», но вряд ли перенесет голоса из одного блока в другой. А блок Лапида более чем непрочный.

МЕРЕЦ, «Авода» и РААМ всегда готовы поддержать «Еш Атид». Однако МЕРЕЦ и РААМ по всем опросам находятся на грани электорального барьера. Избиратели МЕРЕЦ возмущены тем, что их представители не только не сберегли коалицию, в которой впервые за много лет оказались, но и были среди тех, кто способствовал ее развалу. В МЕРЕЦ грядут праймериз, и, возможно, избрание «задорного» Яира Голана, объявившего поселенцев Хомеша «недочеловеками», а Биньямина Нетаньяху — «раковой болезнью», придаст новой энергии избирателям МЕРЕЦ. Яир Голан, как и Ницан Горовиц, был бы заинтересован в совместном участии в выборах вместе с партией «Авода», однако Мерав Михаэли не готова даже рассматривать этот вариант. МЕРЕЦу придется спасаться самому, и кампания «гевалт» уже началась.

В НДИ говорят, что после выборов пойдут «только не с Нетаньяху». А вот бойкот ультраортодоксальных партий может оказаться чуть менее железобетонным, чем было совсем недавно. В НДИ об этом не заявляют вслух. Но есть в политической системе те, кто говорят о том, что при определенных условиях и известных компромиссах мы можем увидеть после выборов НДИ в коалиции по меньшей мере с одной ультраортодоксальной партией.

И тут мы приходим к главной особенности этих выборов. Вопреки тому, что принято считать, на выборах в Кнессет 25-го созыва баллотируются не два блока, а три. Третий — Бени Ганц. Министр обороны не скрывает своих амбиций и не таит своих планов. «Наша цель — создание после выборов максимально широкого правительства национального единства», — несколько раз повторил Ганц. И, даже отклонив предложения Нетаньяху о создании альтернативного правительства в действующем Кнессете, лидер «Кахоль Лаван» не стал закрывать дверь слишком крепко. «До выборов говорить не о чем», — заявил он. До выборов не о чем, значит, после выборов есть о чем? Добавьте тот факт, что у Ганца прекрасные отношения с ультраортодоксальными партиями, — и вы получите вполне реального кандидата на пост премьер-министра. По меньшей мере, по ротации. И может быть, первым в ней.

Ганц не хочет становиться Беннетом, именно поэтому сейчас ведет интенсивные переговоры с представителями «Тиква Хадаша», еще одной партии, балансирующей на грани электорального барьера, о совместном участии в выборах. Целью Ганца является, по крайней мере, приблизиться по размерам фракции к «Еш Атид». Это заметно прибавит ему легитимности в качестве кандидата в премьер-министры.

В ходе этих выборов нам опять предложат решать «Биби или не Биби». Но не только это. В такой же, а может быть, и в большей степени нам предстоит решать дилемму: арабы или Бен-Гвир. Именно арабы, без разделения на «хорошего» Аббаса и «плохой» БАЛАД. Прежде всего потому, что в арабском секторе все громче звучат голоса, призывающие к объединению всех арабских партий в единый список, а во-вторых, очень возможна ситуация, при которой без поддержки (изнутри коалиции или извне) всех арабских партий у Лапида коалиции просто не будет. И поэтому ближайшие четыре месяца нас будут запугивать. С одной стороны мы каждый день будем слышать о том, что если победит Нетаньяху, то страна окажется во власти «экстремистов-мракобесов во главе с фашистом Бен-Гвиром». С другой стороны мы будем слышать, что если победит Лапид, то страну немедленно поделят между исламистами РААМ, панарабистами из БАЛАД и коммунистами из ХАДАШ. И то, и другое так же далеко от истины, как и от реальных (не обязательно экономических) проблем общества.

В ходе этой, как и остальных предвыборных кампаний, внимание будет привлечено к звездам, пополняющим ряды партий. Сейчас главной такой звездой считается бывший начальник Генерального штаба ЦАХАЛа Гади Айзенкот. За него ведут отчаянную борьбу Лапид, Ганц и Михаэли. А сам Айзенкот размышляет. Мне кажется преувеличенным то значение, которое уделяется возможности вступления очередного экс-начальника Генерального штаба в политику. И тем более проблематичным кажется превращение политической системы в биржу труда для снедаемых честолюбием отставных генералов. От Эхуда Барака через Амнога Липкина-Шахака, Ицхака Мордехая, Моше Яалона и Габи Ашкенази мы вновь и вновь убеждались, что между талантами полководца и способностями государственного деятеля, а тем более хорошего политика, далеко не всегда есть связь. Очень часто — ровно наоборот.

На этой неделе был распущен Кнессет 24-го созыва. На этой неделе уже бывший премьер-министр Нафтали Беннет объявил, что не будет баллотироваться на выборах в Кнессет 25-го созыва. Почти десять лет Беннет был в активной политике. Глава «Байт Иегуди», «А-Ямина а-Хадаш», «Ямины» министр экономики, министр просвещения, министр обороны, премьер-министр. Беннет всегда спешил. Его заявления и победные речи очень часто опережали дела, и от этого он производил впечатление поверхностного и не очень серьезного. А главное — он торопился стать премьер-министром. В отличие от Лапида и даже в отличие от своего учителя-противника Биньямина Нетаньяху, Беннету был незнаком шахматный термин «жертва темпа». Он не готов был остановить бег на вершину, чтобы найти более надежный и естественный путь. Возможно, его решение нарушить обещания, данные избирателям перед выборами (да, не он первый и не он последний, но есть обещания, нарушения которых не прощают даже обладающие особо короткой памятью израильские избиратели) было продиктовано, как он утверждает, стремлением вывести Израиль из тупика. Однако очень трудно избавиться от ощущения, что готовность стать премьер-министром с шестью мандатами, премьер-министром во главе правительства с постсионистами из МЕРЕЦ и антисионистами из РААМ было продиктовано и желанием не упустить шанс побывать в премьер-министрах. Беннет там побывал, но на выходе обнаружил, что его никто не ждет.

После создания правительства приближенные Беннета говорили о том, что его деятельность и его успехи помогут забыть о том, как он стал главой правительства. Этого не случилось. Нафтали Беннет был хорошим премьер-министром и за год действительно добился немалого. Но обман избирателей одновременно с отсутствием политической спины и поддержки оказались сильнее. Беннет не ушел из политики, он взял тайм-аут, а, как говорил в аналогичной ситуации 72-летний, любому тайм-ауту суждено когда-либо закончиться. Хочется надеяться, что Беннет к тому моменту повзрослеет не только годами. Тогда у него будет реальный шанс стать лидером национального масштаба.

Стартовала одна из самых длинных в истории Израиля предвыборных кампаний. Она продлится четыре месяца, будет жестокой, грязной и бессодержательной. Трудно представить, как после нее кому-то удастся сформировать стабильное правительство.

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью д-ра Мишеля Давида, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Израильское сельское хозяйство против глобального продовольственного кризиса».

В последние месяцы в мире происходит относительно резкий рост цен сразу во многих сферах, что оказывает серьёзное влияние на всю последовательность производства продуктов питания в мире. В данной заметке мы сосредоточимся на сельскохозяйственной отрасли. Здесь мы рассмотрим обстоятельства, приведшие к кризису, его масштабы, реакцию на него в мире, ситуацию в Израиле и то, что, по нашему мнению, следовало бы предпринять правительству в ближайшее время.

Цепь событий, предшествовавших нынешнему кризису

В июле 2021 года Китай прекратил экспорт химических удобрений. Это решение коснулось всех рынков мира. Возникшая нехватка привела к резкому росту цен. Для изготовления таких удобрений необходим природный газ. Непрекращающийся рост цены на газ, возникший ещё до (СВО на Украине. — Ред.) и ещё больше усилившийся с её началом, привёл к тому, что цены на химические удобрения побили все прежние рекорды.

При этом стоимость перевозки контейнера возросла на 600% за два последних года и продолжает увеличиваться, ведь рост цен на дизельное топливо, используемое для судов, грузовиков и других средств перевозок пока не прекращается.

Многочисленные карантины и режимы изоляции, вводимые в связи с эпидемией коронавируса китайскими властями в промышленных и портовых регионах, привели к затруднениям в получении запасных частей для сельскохозяйственной техники.

Вдобавок… срыв сельскохозяйственных работ на Украине наряду с блокадой морских путей в Чёрном море… (отметим, что Украина сама заминировала подходы к своим портам, а Россия заявила, что не собирается препятствовать проходу торговых и грузовых судов — ред.) и другими последствиями продолжающейся (СВО) создали все условия для формирования, возможно, самого тяжёлого продовольственного кризиса за многие десятилетия.

Усугубление ситуации на фоне климатических и других изменений

Как известно, удобрения не только значительно повышают урожайность, но и позволяют культурам противостоять изменениям погодных условий, а также защищают от различных вредителей. Поэтому экстремальные климатические условия в различных регионах мира, а также вспышки распространения вредителей усугубили ситуацию ещё больше.

Ниже приводится лишь несколько примеров.

Невероятная засуха — Эфиопия страдает от самого засушливого периода за все последние 40 лет. С аналогичной проблемой сталкиваются Индия и Марокко. Экстремальный холод — снег, выпавший в Бразилии в мае 2022 года, поставил под угрозу поставки кофе по всему миру. Резкое похолодание нанесло ущерб и в других странах. Так, Канада понесла убытки урожая, оцениваемые в сотни миллионов долларов. Вредители — Австралия тщетно пытается противостоять нашествию «сумасшедших муравьёв», уничтожающих буквально всё вокруг.

Глобальный продовольственный кризис

Буквально несколько недель назад Совет Безопасности ООН сообщил о том, что пшеницы во всем мире осталось лишь на несколько месяцев, назвав эту ситуацию «землетрясением».

Ещё в ноябре прошлого года власти Китая призвали жителей страны запасаться продовольствием и другими предметами первой необходимости на несколько месяцев. Что они имели в виду — последствия эпидемии коронавируса, готовящееся вторжение на Тайвань, резкие изменения климата? Любопытно, что власти Германии ещё несколько лет назад призвали жителей своей страны, в рамках новой концепции гражданской обороны, хранить дома запасы воды. Аналогично в Британии ещё в прошлом году школы попросили запастись продуктами питания в связи с ожидаемой в ближайшее время нехваткой продовольствия.

Ссылаясь на официальных лиц в администрации США, телеканал CNN предупредил о возможной будущей нехватке продовольствия в США. Джо Байден заявил, что эта нехватка станет «реальной» в лавках и супермаркетах. На этом фоне трудно не обратить внимание на внезапное исчезновение в США детского питания. Что произошло? Куда всё делось? В Конгрессе звучали невнятные утверждения о том, что, мол, эти продукты были отправлены в некую страну. Так или иначе, в США разразился невиданный доселе кризис с детским питанием. Президент Франции Макрон также объявил о реальности нехватки продуктов питания, ожидающей в скором времени Францию, предложив вводить продуктовые ваучеры для поддержки среднего класса и других слоёв населения (как это было во время Второй мировой войны).

В странах третьего мира ситуация, очевидно, выглядит ещё хуже. В Ливане на фоне тяжелейшего общего экономического кризиса не прекращается паника по поводу возможной продовольственной катастрофы, связанная с тем, что после взрыва в бейрутском порту два года назад резервы зерна в стране рассчитаны лишь на месяц. Общественные беспорядки, вызванные ростом цен и нехваткой продовольствия, охватили Шри-Ланку, Перу, Южную Африку и Иран. Заметим, Шри-Ланка и вовсе объявила о собственном банкротстве. Там рухнуло буквально всё. В Иране цена на муку возросла за один день на 300% (очевидно, в этой ситуации возрастает и угроза того, что иранский режим решит развязать войну против Израиля, стремясь отвлечь общество от нарастающих внутренних проблем).

Исходя из всего вышеперечисленного, исследовательский институт McKinsey (как, впрочем, и ряд других исследовательских центров) указал на серьёзную угрозу возникновения тяжелейшего международного кризиса с поставками продовольствия в самом ближайшем будущем.

На этом фоне заявление министра финансов Израиля Либермана о том, что Израиль будет использовать «всё, что есть в неприкосновенном запасе», иначе говоря резервы зерна, заготовленные на случай войны, но при этом «цены возрастут», не особенно обнадёживает.

Реакция стран мира на угрозу глобального продовольственного кризиса

Для защиты национальных интересов большинство правительств в мире действует в двух направлениях. Во-первых, обеспечивая прямую поддержку сельскохозяйственной сферы — увеличивая посевные площади и вложения в сельское хозяйство, во-вторых, предпринимая шаги по укреплению продовольственной безопасности своих стран.

Евросоюз, Канада, Мексика, Индия, Африка, Новая Зеландия, Филиппины, Индонезия и Великобритания предпринимают меры, направленные на защиту и помощь своим фермерам, а также другим местным производителям продуктов питания.

Заметим, правительство Израиля в это же время проводит противоположную политику — ослабляя собственных фермеров и производителей.

Многие страны ограничивают или даже запрещают экспорт продуктов питания, чтобы обеспечить в первую очередь собственное население: Индия прекратила экспорт пшеницы, Индонезия — пальмового масла (Индонезия обеспечивала до 70% этого продукта в мире), Бразилия — сахара, Турция — злаков, масла, бобовых и других продуктов, Украина — мяса, сахара и т. д. (и это вдобавок к блокаде морских перевозок российскими военными), Кувейт — мяса, курицы, крупы, масла, Тунис — овощей и фруктов, Алжир — макаронных изделий, продуктов из пшеницы, масла, сахара. Этот список можно продолжать дальше и дальше.

Незавидное положение израильских фермеров

В 2021 году Министерство сельского хозяйства Израиля подготовило отчет, в котором сравнивается поддержка, оказываемая европейскими странами своим фермерам, с тем, что происходит в нашей стране. Из отчёта видно, что Государство Израиль откровенно дискриминирует своих фермеров. Так, например, израильский фермер платит гораздо больше за воду — одну из главных статей расхода, определяющих конечную стоимость продукта.

Кроме того, при нынешнем правительстве Министерство финансов решило, что израильским фермерам придётся конкурировать с импортом из зарубежных стран, причём как раз из тех стран, в которых фермеры получают больше государственной поддержки.

Либерман прямо заявил о том, что «в Израиле сельского хозяйства не будет». Было бы крайне интересно узнать, на основании каких соображений Либерман пришёл к подобному выводу, особенно в свете того, что сейчас происходит в мире. Заметим, ни в одной другой стране мира так не делается.

При этом бюджет Минсельхоза уже много лет находится в самом конце списка приоритетов. В этом году на Министерство сельского хозяйства было выделено 1,9 млрд шекелей из общего бюджета в 469 млрд.

Похоже, в нашей высокотехнологичной стране забыли о том, что учёным, программистам и инженерам, вообще-то, тоже нужна еда. И если на фоне международных ограничений на продовольственный экспорт нам вдруг станет её негде купить…

При этом простые экономические соображения указывают на то, что инвестиции в сельское хозяйство способны как принести деньги стране, так и снизить цены для внутренних потребителей.

Закон о защите растений

Этот закон существует в каждой стране. Его цель — с той или иной степенью строгости защитить растения каждой страны от болезней, с которыми те не знакомы и от которых поэтому не имеют биологической защиты. Каждое растение формирует свою систему защиты от вредителей, и этот процесс занимает долгие годы. Внезапно и случайно занесённый в страну новый вредитель способен на несколько лет уничтожить сельскохозяйственный урожай той или иной культуры. Это ещё один аргумент в пользу более осторожного отношения к импорту сельскохозяйственной продукции.

Зачем нужна пищевая независимость?

Международные санкции как инструмент политического давления всё больше входят в моду. Можем ли мы гарантировать, что сценарий, при котором ХАМАС наводняет международные СМИ фотографиями страдающих детей, якобы погибших под израильским бомбами, после чего весь мир или даже лишь некоторые страны решают наказать «злодея» и объявляют эмбарго на поставки продуктов в еврейское государство, так уж нереален?

Если Израиль не будет производить достаточно продуктов, чтобы прокормить себя, он станет лёгкой добычей для подобного давления или даже просто шантажа такой угрозой. Особенно если учесть, что мы намерены руками нынешнего правительства, не дай бог, вручить свою пищевую безопасность такому «другу» Израиля, как Турции. Вот уж Эрдоган будет доволен приморить голодом граждан еврейского государства.

Заметим, всё это уже не выглядит столь уж невероятным в мире, который стал куда более закрытым и опасным, чем прежде. В мире, где каждая страна теперь заботится в первую очередь о своих гражданах.

Итак, что же мы предлагаем?

Притормозить или по крайней мере проводить более осторожную политику в отношении открытия внутреннего рынка для конкурентов из-за рубежа, при этом предоставив нашим фермерам гарантии того, что ситуация не изменится резко — иначе они просто не согласятся рисковать своими средствами.

Увеличить поддержку фермеров, но не за счёт поддержания высоких цен, которые обогащают не производителей, а розничные сети, а за счёт прямой поддержки, в том числе стимуляции и обучения интенсификации — росту эффективности, — как, собственно, это происходит во многих других странах.

Предоставить фермерам возможность конкурировать с розничными сетями, например с помощью закона, принятого в ряде западных странах, запрещающего розничным сетям продавать себе в убыток по демпинговым ценам, благодаря чему у нас в стране сети подавляют попытки фермеров продавать свою продукцию и таким образом сохраняют монополию на продажу.

Обеспечить прямую поддержку фермерских хозяйств, зависящую от размеров обрабатываемой площади, вида сельскохозяйственной культуры и методов обработки земли. Например, фермеру, выращивающему овощи, нуждающиеся в обильном дополнительном поливе, требуется большая государственная поддержка, чем фермеру, обрабатывающему пусть даже такую же точно территорию, но занятому богарным земледелием (то есть использующем исключительно природную влагу).

Поддержка также может зависеть от количества привлечённых в хозяйство в соответствии с квотами МВД иностранных работников. Возможно, это вызовет определённое недовольство кибуцев, обладающих огромными территориями, но использующих относительно мало рабочих рук, в отличие от фермеров в мошавах, которым постоянно требуются высокие квоты на иностранных работников.

Предоставить конкретную помощь в виде реальных грантов для инвестиций в интенсификацию — в передовые методы ведения сельского хозяйства, в экономию рабочей силы, воды и в повышение урожайности. Здесь уместно напомнить и о необходимости отмены бюрократических препонов — различных регуляторных ограничений, таких, например, как утверждение грантов только до инвестирования, а не после него или слишком сложных и очень специфических критериев для получения грантов.

В точности так, как это происходит в сфере высоких технологий, где студентов привлекают к работе уже в начале своего обучения, необходимы государственные инвестиции в обучение интенсивным методам ведения сельского хозяйства, а также организованное привлечение высших учебных заведений в сельское хозяйство. Такой подход не только обеспечит дешёвую израильскую рабочую силу, но и взаимно обогатит развитие и творческий потенциал возникающего сотрудничества между фермерами и институтами сельскохозяйственных исследований и разработок.

Поощрять молодых людей к вовлечению в сельскохозяйственную сферу за счёт увеличения грантов для молодых фермеров, продажи сельскохозяйственных земель и высвобождения земель в районах спроса для высокотехнологического сельского хозяйства. Необходим, наконец, и своего рода маркетинг — разъяснение важности этой области на государственном уровне.

Иначе говоря, продуманная государственная политика по обеспечению пищевой безопасности Израиля, включающая в том числе и снижение цен на отечественную сельскохозяйственную продукцию, заключается вовсе не в удушении местных фермерских хозяйств, не способных сегодня конкурировать с импортной продукцией (чем, похоже, занято сейчас Министерство финансов под руководством Либермана) и не в создании искусственных налоговых заслонов для иностранной продукции, но в последовательной поддержке и стимулировании интенсивных (высокотехнологичных) сельскохозяйственных кооперативов, в поощрении фермеров к такого рода объединениям, обеспечивающим снижение затрат, а в итоге более низкие цены для потребителей.

(Автор: д-р Мишель Давид)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2022/07/01/posledniy-shans-72-letnego-netanyahu-i-perspektiva-goloda-izrail-v-fokuse
Опубликовано 1 июля 2022 в 10:02
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте