Меню
  • USD 53.38
  • EUR 56.30 +0.15
  • BRENT 110.86 -2.09%

В коалиции разброд и шатания, образование и туризм не в приоритете: Израиль в фокусе

Яир Лапид и Нафтали Беннет. Иллюстрация: stmegi.com

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

В конце этой недели в политической системе воцарилось напряженное ожидание. Почти ни у кого из тех, кто имеет отношение к происходящему в эти дни в израильской политике, нет сомнений в том, что дни коалиции сочтены. Однако сложившаяся ситуация оставила большинство участников в роли пассивных наблюдателей без возможности активного влияния на происходящее. Реальная борьба разворачивается далеко за кулисами. Публичные заявления очень слабо связаны с подлинными мотивами.

Соглашения, ставшие фундаментом сотрудничества партий нынешней коалиции, были построены в большой степени на основе неудачного опыта предыдущего паритетного правительства (Нетаньяху — Ганца). Несмотря на заверения о взаимном доверии, Беннет и Лапид заключили договор, практически не оставивший ничего на волю случая. Правительство состоит из двух блоков — блок Лапида и блок Беннета. В случае досрочного распада правительства на переходный период у власти остается тот, кто в момент распада был премьер-министром, кроме одной ситуации: когда правительство распалось из-за того, что его покинули по меньшей мере два представителя блока действующего главы правительства. На данный момент у власти находится Нафтали Беннет, но коалицию уже покинула Идит Сильман (Амихай Шикли не принимается в расчет, так как он изначально принадлежал к оппозиции). Это означает, что следующий депутат-перебежчик от «Ямины» или «Тиква Хадаша» (это партии блока Беннета) не только с большой вероятностью приводит к краху коалиции, но и передает власть на неограниченный срок (кто знает, сколько раз мы будем ходить на выборы, прежде чем политики сумеют сформировать новое правительство?) Яиру Лапиду.

Такое развитие событий совершенно не входит в планы Беннета. Согласно публикации «Исраэль а-Йом», в последние дни он получил ультимативное требование немедленно объявить, что уступает пост премьер-министра на ожидающийся переходный период главе «Еш Атид». «Это правительство создал Лапид. Невозможна и недопустима ситуация, при которой он так и не станет премьер-министром правительства, которое сформировал», — дали понять Беннету. Кто дал понять? Неясно. Яир Лапид категорически отвергает намеки, что именно он стоит за этим посылом. Как бы то ни было, борьба сейчас развернулась не столько за спасение коалиции, сколько вокруг вопроса, кто виноват в ее развале, и вокруг того, как будет выглядеть политическая система после окончательного краха нынешнего правительства.

В понедельник, 13 июня, исполнится год с момента приведения к присяге нынешней коалиции.

Уходящая неделя стала худшей. Началась она с еще одного ухода из канцелярии премьер-министра Нафтали Беннета. Матан Сиди, давний глава пресс-службы Беннета, объявил об уходе в отставку. Не успела за ним закрыться дверь, как «кто-то» сообщил журналистам, что Сиди не уволился, а был уволен. Можно многое сказать о качестве работы Сиди на посту главы пресс-службы Беннета, однако в лояльности боссу ему отказать нельзя было никогда. Команда премьера разваливается на глазах.

Тем же вечером Кнессет провалил законопроект о продлении действия израильского законодательства в Иудее и Самарии. Сегодня многие спрашивают: с какой целью министр юстиции и глава «Тиква Хадаша» Гидеон Саар сделал апгрейд этому голосованию. Именно Саар стал тем, кто объявил, что голосование по законопроекту станет своего рода экзаменом для депутатов коалиции. «Те, кто проголосуют против, дадут понять, что они активно действуют против нынешнего правительства», — заявил Саар. Этого заявления можно было не делать. Закон обновляется раз в пять лет, и в нынешней сложной коалиции можно было попытаться провести его как техническое, а не идеологическое голосование, не привлекая к нему особого внимания. Саар решил действовать иначе, и почти единственное объяснение этому заключается в том, что и он ощущает приближение краха коалиции. В этой ситуации каждая партия обостряет свои идеологические позиции, понимая, что, по сути, предвыборная кампания уже началась. Если это было целью министра юстиции, он своего добился: депутаты от РААМ не явились на голосование, кроме Мазена Ранаема, проголосовавшего против, Райда Ринауи-Зуаби от МЕРЕЦ проголосовала против и, что не менее важно, вся правая оппозиция проголосовала против. Саар обрушился с критикой на «Ликуд», обвинив Нетаньяху в безответственности и превалировании личных интересов над коллективными.

Это голосование прошло на фоне переговоров, которые, как утверждают многие, Саар вел с «Ликудом» о формировании нового правительства в действующем Кнессете. Саар факт переговоров отрицает. Однако публикуется все больше деталей этих переговоров, которые, как и следовало ожидать, провалились из-за невозможности преодолеть стену недоверия. Саар не верит ни одному слову Нетаньяху, и уж точно не верит обещаниям, Нетаньяху не готов на модель паритетного правительства, при котором он практически будет лишен возможности провернуть трюк, который совершил в правительстве с Ганцем. В настоящий момент переговоры — непрямые, через посредников — Саара с «Ликудом» прерваны.

В то время как Саар критиковал «Ликуд», депутат Кнессета Нир Орбах («Ямина») дал волю эмоциям. Сразу после голосования, прямо в зале заседаний Кнессета, он набросился на Мазена Ранаема. «Вы не можете быть партнерами, эксперимент по союзу с вами провалился», — кричал он. Характерно, что на помощь Ранаему пришли в первую очередь депутаты от «Объединенного списка». Вспышка Орбаха не была спектаклем. Этот депутат, вместе с Айелет Шакед, Абиром Карой и некоторыми другими, изначально относился к группе страдающих от союза с РААМ и МЕРЕЦ. Провал закона, непосредственно касающегося его избирателей, переполнил чашу терпения Орбаха. Той ночью он встретился с премьер-министром. «Я так больше продолжать не могу. Отныне все возможности открыты, все на повестке дня». Сразу после этого Орбах, почти не таясь, возобновил переговоры с «Ликудом». Он встретился с главой фракции «Ликуд» Яривом Левином. «Что вы собираетесь делать, если свалите правительство? У вас есть возможность создать свое правительство в этом Кнессете, или ваша цель — выборы?» Ясного ответа Левин ему не дал, лишь заверив, что в проигрыше Орбах не будет. Эти обещания, подобные которым уже получили Идит Сильман и Амихай Шикли, начинают немало нервировать ведущие фигуры в «Ликуде». Опросы предсказывают партии заметное расширение представительства, но каждый получивший «бронь» отнимает место у кого-то из ликудников. «Те, кто хотят, могут баллотироваться на праймериз наравне со всеми», — сказал депутат Кнессета от «Ликуда» Йоав Киш. Тем не менее Нетаньяху продолжает обещать. Далеко не все верят этим обещаниям.

В ночь на 10 июня Орбах встретился с Беннетом. С точки зрения премьер-министра, главным достижением этой встречи стал тот факт, что Орбах согласился не объявлять о выходе из коалиции немедленно. Дополнительная встреча между ними состоится в воскресенье.

Возвращаемся к событиям минувшей недели. Поражением на голосовании по закону об Иудее и Самарии не исчерпались беды коалиции в ночь на 7 июня. Идит Сильман осуществила свою угрозу и проголосовала против назначения Матана Кааны на пост министра по делам религий. Впервые с того момента, как Сильман объявила о выходе из коалиции, она проголосовала против нее. Реакции не последовало. В «Ямине» были те, кто требовали отстранить Сильман от должности главы комиссии по здравоохранению, начать процесс объявления ее перебежчицей. Шакед, Орбах и Кара убедили Беннета подождать. Действительно ли Сильман располагает компроматом на Орбаха и поэтому он воздерживается от активных действий против нее? Неизвестно. Но, скорее всего, речь идет о холодном политическом расчете. Одно голосование — это всего лишь одно голосование. Объявить сейчас Сильман перебежчицей — означает толкнуть ее в объятия оппозиции к активному голосованию против коалиции. Пока что Беннет и Каана приняли решение этого не делать.

В то время, как Нафтали Беннет пытается найти какое-то равновесие в своей партии, на левом фланге речь идет о мерах хирургического плана. Сразу после провала законопроекта об Иудее и Самарии в окружении Яира Лапида заговорили о необходимости уволить из Кнессета Мазена Ранаема и Райду Ринауи-Зуаби. Задача эта оказалась не такой легкой, так как в Израиле нет механизма увольнения депутатов, не обвиняемых в уголовных преступлениях. Ранаему, который ни от кого не скрывал своих намерений баллотироваться на пост мэра Сахнина, в его партии обещали поддержку в случае согласия покинуть Кнессет. 9 июня стало известно, что поддержку, правда совсем за иные услуги, Ранаему обещали и в оппозиции. В случае голосования за роспуск Кнессета приближенные Абу Яира, как называли Нетаньяху израильские арабы, обещали помочь Ранаему в муниципальной предвыборной кампании. Дилемма непростая. Даже если Мансуру Аббасу удастся убедить Ранаема подать в отставку, вряд ли это сделает ситуацию легче. Следующий за ним в предвыборном списке РААМ Ааллаа Джабарин является одним из наиболее экстремистски настроенных арабских политиков. На его счету немало высказываний в поддержку шахидов и против Израиля. Вряд ли с ним легче будет договориться о голосовании за сионистские законы, чем с Мазеном Ранаемом.

Чего на самом деле хочет Райда Ринауи-Зуаби, не понимает никто, в том числе Яир Лапид, который вел переговоры, когда она сделал вид, что покидает коалицию. Своими действиями Ринауи-Зуаби навлекла на себя гнев не только Лапида, но и главы собственной партии Ницана Горовица. Все они едины во мнении: Ринауи-Зуаби должна покинуть Кнессет. Проблема лишь в том, что сама она никуда не торопится. «Только я решу, когда уходить из Кнессета», — заявила она. Во всяком случае, это вряд ли произойдет раньше 13 июня, когда Кнессет повторно будет голосовать по законопроекту об Иудее и Самарии. Ринауи-Зуаби уже заявила, что вновь проголосует против.

До конца летней сессии Кнессета осталось шесть недель. В окружении Беннета не скрывают, что главной его задачей является выживание в этот период.

На этой неделе министр финансов, лидер НДИ Авигдор Либерман заявил, что замораживает действия по подготовке проекта государственного бюджета на 2023 год. Сегодня всем очевидно, что в нынешней политической ситуации невозможно утвердить бюджет даже в первом чтении. Если коалиция не рухнет в ближайшие дни, подготовка бюджета возобновится. Но и в этом случае на большее, чем утверждение правительством, рассчитывать коалиции не приходится.

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Не все работы хороши».

Знаете, какие самые востребованные специальности в современном Израиле? Это работники сферы туризма и досуга, начиная с горничных и уборщиков и заканчивая элитой — турагентами. А еще школьные учителя и воспитатели детских садов. Да-да, именно те, кто постоянно жалуется на низкие зарплаты и тяжелые условия труда.

Сегодня их катастрофически не хватает по всей стране. Казалось бы, у этих профессий нет ничего общего, но на самом деле их объединяет больше, чем мы думаем.

Когда говорят о дефиците рабочей силы, напрашивается очевидное решение: увеличить оплату труда. Но педагоги и воспитатели получают деньги из бюджета, а сфера образования у нас всегда остается в последних строчках бюджетных приоритетов. Что касается туристического бизнеса, то даже увеличение зарплаты не помогает — люди сюда не идут. Доходит до того, что гостиницы предлагают клиентам лишь 70−80% своего фонда, потому что не успевают обслужить больше. Соответственно, растут и цены. Очереди в Бен-Гурионе (аэропорт им. Бен-Гуриона в Тель-Авиве. — EADaily) тоже не случайны — службам аэропорта не хватает рабочих рук. Даже парки аттракционов сокращают время работы.

В кризисе туристической и развлекательной сфер обвиняют «корону» и правительство. За годы эпидемии отрасль пришла в полный упадок, и власти ничего не сделали, чтобы ей помочь. Тысячи людей, уволенных или отправленных в неоплачиваемый отпуск, вынуждены были искать другой источник дохода. Многие его нашли и теперь не хотят возвращаться. Мировой локдаун вызвал расцвет удаленных видов деятельности, более спокойных и прибыльных, чем уборка гостиничных номеров и терминалов аэропорта.

Власти уже утвердили прием на работу 800 филиппинцев, но этого недостаточно.

Отельеры требуют увеличить квоту для трудоустройства иорданцев в Эйлате. Таким образом, Израиль выходит на уровень богатых стран вроде ОАЭ, где всю неквалифицированную работу выполняют иностранцы. Это было бы не так плохо, если бы израильтяне действительно купались в роскоши. Но большинство наших людей живет более чем скромно, их заработков порой не хватает даже на еду, не говоря уж об отдыхе и развлечениях. Страна у нас и не самая бедная, но и не богатая. Она, безусловно, могла бы стать более процветающей благодаря туризму, но этому мешает нестабильное положение в регионе, да и государство делает все, чтобы убить эту золотую жилу. Цены на отели и авиаперелеты безобразно высокие, уровень обслуживания очень средний, работников не хватает. Но при этом — никакого субсидирования и льгот; единственное, что готово сделать для отрасли правительство, — разрешить наем иностранных рабочих.

Между тем проблему частично могло бы решить привлечение к работе в сфере туризма новых репатриантов и/или беженцев с Украины. Но почему-то эта простая мысль никому не приходит в голову. В чем принципиальная разница между украинцами, которые уже здесь или ждут разрешения на въезд в страну, и филиппинцами, которых еще надо нанять? Если власти боятся, что кто-то останется работать нелегально, то на это способны и те, и другие.

На самом деле израильтяне не хотят работать в туристической отрасли не только потому, что там мало платят — бывают условия и хуже. Просто всем ясно, что государству наплевать на туризм, и в случае очередного кризиса (а они, к сожалению, сотрясают эту сферу регулярно) никто не будет ему помогать, и людям придется опять искать выход самим.

То же самое касается образования, только в его проблемах виновата не «корона», а демографическая ситуация. В нашей стране рождаемость выше, чем на Западе, соответственно, требуется больше учителей и воспитателей. Работники этой непроизводственной сферы составляют почти 12% от всей рабочей силы государства. Это довольно значительная нагрузка на казну, и проблема решается традиционным способом — низкими зарплатами. Пытаясь экономить на образовании, Израиль получает то, чего и следовало ожидать: слабую мотивацию и низкий уровень подготовки педагогов, нехватку молодых кадров, плохие результаты учеников. Почему государству не дорого содержать армию чиновников с их высокими окладами и бонусами, но дорого нормально платить учителям? Почему не используются простые решения вроде перехода на пятидневку? Ответ на все эти «почему» один: правительству неинтересно заниматься образованием, у него есть более важные заботы. Похоже, даже проблема туризма решится более успешно, потому что очереди в аэропорту больше бросаются в глаза и портят имидж страны сильнее, чем нехватка учителей.

Стоит ли удивляться, что новые репатрианты, не говоря уж о старожилах, сразу понимают: не все работы хороши, и делают из этого соответствующие выводы. Никто не хочет чувствовать себя работником второго сорта и остаться без поддержки в трудные времена. Если так пойдет дальше, то иностранных рабочих будут приглашать не только обслуживать наших туристов, но и учить наших детей.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2022/06/10/v-koalicii-razbrod-i-shataniya-obrazovanie-i-turizm-ne-v-prioritete-izrail-v-fokuse
Опубликовано 10 июня 2022 в 15:28
Все новости
Загрузить ещё
Одноклассники