Меню
  • USD 57.87
  • EUR 60.10
  • BRENT 112.97 -0.42%

«Двери открыты, но входить не спешат»: вступят ли Финляндия и Швеция в НАТО

В своем новогоднем обращении президент Финляндии Саули Ниинистё говорил в том числе и о проблемах безопасности Финляндии и Европы в связи с последним российским решительным демаршем. В частности, Ниинистё заявил следующее по части отношений Финляндии с НАТО:

«Что касается Финляндии, то я думаю, что ситуация ясна. Линия внешней политики и политики безопасности Финляндии стабильна. Она построена так, чтобы выдерживать трудные времена. В быстро меняющемся мире знание того, когда нужно спешить, а когда набраться терпения, тем более ценно. Национальная безопасность, суверенитет и пространство для маневра так же ценны для малых, как и для больших. Заботясь о них, Финляндия в то же время защищает свои международные позиции. И еще раз: пространство для маневра и выбора Финляндии также включает в себя возможность сформировать военный союз и подать заявку на вступление в НАТО, если мы решим это сделать. Проблема НАТО — это так называемая политика открытых дверей, продолжение которой неоднократно публично подтверждалось для Финляндии».

Подобное утверждение президента Ниинистё в российских СМИ стали трактовать как подготовку Финляндии к вступлению в НАТО или к определенно обозначенному стремлению Финляндии в НАТО. При этом, правда, российские критики не обратили внимания на слова Ниинистё о «стабильности» внешней политики и политики безопасности Финляндии и дальше на следующий фрагмент в продолжении выступления президента:

«Хотя Соединенным Штатам и НАТО был брошен вызов, Европа сейчас не может просто слушать. Суверенитет нескольких государств-членов, включая Швецию и Финляндию, был поставлен под сомнение извне [Европейского] Союза. Это делает ЕС стороной. ЕС не должен ограничиваться ролью технического координатора санкций».

Подобное осторожное по смыслу высказывание означает, что президент Финляндии видит необходимость собственной политики безопасности Европы со всей вытекающей из этого двусмысленности в отношении США с их НАТО. Европе следует взять на себя больше ответственности за свою собственную оборону. Солидарен ли в этом плане Ниинистё с президентом Франции Эммануэлем Макроном, предложившим в 2018 году создать европейскую армию? Вопрос чисто риторический. Однако что очевидно: президент Ниинистё в своем новогоднем выступлении апеллировал к Европе, а не к США с их НАТО.

Сюжет о Финляндии и ее якобы стремлении в НАТО получил продолжение, когда 11 января заместитель госсекретаря США известная Виктория Нуланд заявила на брифинге, что США якобы готовы обсуждать с Финляндией и Швецией их вступление в НАТО при условии, если они этого захотят. Подобным образом выступление Нуланд трактовали российские СМИ — ТАСС, «Российская газета», РИА Новости и пр.

Однако проблема Финляндии, Швеции и НАТО на брифинге в Госдепартаменте при ближайшем рассмотрении выглядела несколько иным образом.

Вопрос: «Просто чтобы немного углубиться, я понимаю, что вы согласны и продолжаете поддерживать право и политику открытых дверей в принципе, но мне интересно, скажем, Финляндия сказала: „Мы хотели бы присоединиться“, поддержали бы Соединенные Штаты присоединение Финляндии? Поддержали бы Соединенные Штаты присоединение Швеции? Будут ли Соединенные Штаты — я не пытаюсь говорить сегодня только об Украине и Грузии».

Ответ Нуланд: «Я думаю, что в пяти администрациях, в которых я работала, мы всегда говорили Финляндии и Швеции: „В любое время, когда вы захотите поговорить с нами о членстве, мы готовы сделать это“. Но опять же, Финляндию и Швецию также придется сравнивать с высокими стандартами НАТО. Очевидно, что это давно устоявшиеся, стабильные демократии. Так что этот разговор будет немного отличаться от того, который ведется со странами, которые осуществляют переход к демократическим системам и сталкиваются с серьезными проблемами коррупции, экономических реформ, демократической стабильности и так далее».

Как видим, с практической почвы — «поговорить с нами» — Нуланд, даже и не начиная, сразу же перевела вопрос на пресловутые ценности. Фактически она сказала, что в отношении ценностного аспекта для США Швеция и Финляндия — это не Украина и не Грузия, в которых существуют «серьезные проблемы».

Трактовка в российских СМИ и экспертном сообществе этого сюжета в том смысле, что «США готовы обсудить с Финляндией и Швецией перспективу их вступления в НАТО, когда страны изъявят соответствующее желание», в принципе неверна. Нуланд утверждала, что США начиная с 1992 года были готовы обсуждать членство в НАТО Швеции и Финляндии. Пять администраций США были готовы к «разговору» со Швецией и Финляндией насчет их членства в НАТО… но тем не менее разговора до сих пор не состоялось.

В новогоднем выступлении президент Финляндии Ниинистё заявил, что двери НАТО в принципе открыты для Финляндии, и Нуланд фактически подтвердила это. Но это не означает, что Финляндия собирается стать членом НАТО. Аналогичным образом это касается и Швеции. 9 января 2022 года премьер-министр Швеции Магдалена Андерссон на пресс-конференции в Стокгольме вполне определенно заявила:

«Швеция на протяжении долгого времени отстаивала свою линию в области безопасности, мы всегда четко заявляли, что у нас есть партнерство с НАТО… Позиция правительства ясна: мы не намерены вступать в НАТО».

Министр обороны Швеции Петер Хультквист также сообщил в интервью «Шведскому радио», что позиция Стокгольма относительно внеблокового статуса государства не изменилась.

Министр иностранных дел Финляндии Пекка Хаависто подтвердил, что у Хельсинки нет планов вступать в НАТО и страна не ведет с блоком консультаций на этот счет.

Таким образом, и Швеция, и Финляндия на фоне текущего вербального кризиса между Россией и США определенно намерены сохранять собственную «линию в области безопасности».

Чтобы понять смысл натовского сюжета в новогоднем выступлении президента Ниинистё, следует обратить внимание на опубликованный в сентябре прошлого года «Доклад правительства [Финляндии] об обороне 2021», адресованный парламенту Финляндии. В нем содержатся руководящие принципы оборонной политики Финляндии. В частности, в этом докладе в отношении НАТО можно прочитать:

«Сохранение национального пространства для маневра и свобода выбора также являются неотъемлемыми частями внешней политики Финляндии, политики в области безопасности и обороны. При этом сохраняется возможность вступления в военный альянс и подачи заявления о вступлении в НАТО. Решения всегда рассматриваются в режиме реального времени с учетом изменений в обстановке международной безопасности».

Выражение «пространство для маневра и свобода выбора» из правительственной доктрины безопасности 2021 года и попало в новогоднее выступление президента Ниинистё.

Поясним. В отношении присоединения к НАТО финское общество расколото по третям. Треть финнов считают, что Финляндии следует присоединиться к НАТО. Треть выступает категорически против. И примерно еще треть не определились со своим мнением по вопросу.

При проведении опросов по принципу «да — нет» больше половины опрошенных полагают, что Финляндии не следует становиться членом НАТО. При этом большинство граждан Финляндии по-прежнему выступают за проведение референдума по вопросу о присоединении к НАТО. В 2018 году президент Саули Ниинистё также определенно высказался на тот счет, что решение о возможном членстве Финляндии в НАТО потребовало бы проведения референдума.

Итак, в соответствии с правилами демократической игры, тезис в современной доктрине безопасности Финляндии о «сохранении национального пространства для маневра и свободе выбора» по вопросу вступления в НАТО адресован той трети (по другой версии, четвертой части) финских граждан, которые полагают, что национальную безопасность Финляндии обеспечило бы присоединение страны к НАТО. В свете вербального кризиса в отношениях России и США и с требованием России отказаться от продвижения НАТО к российским границам президент Ниинистё и решил напомнить об этом ключевом пункте современной политики безопасности Финляндии. И какая тут новость для российских СМИ и разного рода экспертов, если этот тезис открыто прописан в доктрине национальной безопасности Финляндии?

Отметим здесь, что статья 4-я предложенного российским МИДом проекта Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о гарантиях безопасности от 17 декабря 2021 года содержит очевидную двусмысленность в своей формулировке:

«Соединенные Штаты Америки принимают обязательства исключить дальнейшее расширение Организации Североатлантического договора в восточном направлении, отказаться от приема в альянс государств, ранее входивших в Союз Советских Социалистических Республик».

Касается ли «дальнейшее расширение в восточном направлении» только «постсоветских» государств? Или же оно относится также к северным государствам — Финляндии и Швеции, имеющим собственные стратегии безопасности?

Допущенная российским МИДом совсем ненужная двусмысленность, которая стала либо промахом, либо ошибкой и породила новогодний ответ финнов и шведов об их праве на вступление в НАТО. В подобном черновом проекте, заранее обреченном на то, чтобы США его отвергли, Северные страны не следовало трогать, ограничившись требованием в отношении только «постсоветских государств».

Сейчас руководство Финляндии видит рост напряженности в Европе, но прямых угроз своей стране не видит. Если Россия создаст такие угрозы конкретно Финляндии, то тогда политика безопасности этой страны в отношении НАТО изменится.

А пока что финское правительство признает НАТО ключевым актором в обеспечении трансатлантической и европейской безопасности и стабильности. Но при этом Финляндия развивает свое партнерство с НАТО на основе собственных предпосылок и интересов. Финляндия использует инструменты партнерства и программы сотрудничества, предоставляемые НАТО, для укрепления своего национального оборонного потенциала.

Финляндия в период после обретения ею независимости с 1917 года постоянно демонстрировала самостоятельность в выборе собственной политики безопасности. Так, например, Финляндия во Второй мировой войне сражалась против Советского Союза вместе с Германией, не состоя при этом в общем военно-политическом союзе с Германией, т. н. Тройственном (Берлинском) пакте — в т. н. оси. Официально Финляндия хотела быть «соратником», но никак не «союзником» Германии. Финляндия предъявляла себя собственному общественному мнению и миру самостоятельной стороной конфликта с Советским Союзом. 25 июня 1941 года она вступила в войну с СССР, имея только устные соглашения с Германией на уровне генеральных штабов двух стран. Позднее, 25 ноября 1941 года, Финляндия присоединилась к т. н. Антикоминтерновскому пакту, который не был военным союзом, а только некоей заявленной «ценностной» декларацией. Однако это уже стало поводом для того, чтобы по этой причине войну Финляндии объявила союзная СССР Великобритания и ее доминионы — Канада, Австралия, Новая Зеландия и ЮАР. Однако США в ходе Второй мировой войны так и не объявили войну Финляндии.

Из-за своего специфического местоположения, в тени России, и совместной истории — почти столетней автономии в составе Российской империи (1809−1917), но при этом культурно-цивилизационной принадлежности к Европе с продолжительными историческими и культурными связями с Королевством Швецией, Финляндия создала в период своей независимости специфическую политику безопасности, основанную на двусторонних отношениях с партнерами без фиксированных обязательств и без постоянного участия в многосторонних военных союзах. Сейчас для преодоления этой традиции нужны существенные изменения в общественном мнении в Финляндии, осуществить которые очень трудно.

Известный комментатор на американском «Радио Свобода» (иностранное СМИ, признано в РФ иноагентом) политэмигрант Вадим Штепа сейчас стал утверждать, что послевоенная, после 1945 года, т. н. финляндизация означала нейтральный статус Финляндии. На самом деле это не так и совсем не так. Дело в том, что нейтралитет бывает разный и нейтралитет нейтралитету рознь.

Поясним. Нейтралитет бывает двух видов: 1) заранее провозглашенный и постоянный, а также 2) объявленный в отношении какого-либо начавшегося вооруженного конфликта. Носителем постоянного нейтралитета в новейшее время в Европе является одна-единственная страна — это Швейцария.

Финляндия в ХХ веке являлась носителем второго типа нейтралитета — объявленного в отношении конфликта.

В преддверии Второй мировой войны 3 июня 1938 года в Финляндии было принято постановление о нейтралитете страны, которое в конечном итоге осталось так и не реализованным. Аналогичные решения по нейтралитету были тогда же приняты в Дании, Норвегии и Швеции.

Однако в ходе Зимней войны 1940 года с Советским Союзом в Финляндии выяснили, что принципы справедливости с точки зрения международного права, сочувствие «мирового сообщества» не смогли защитить «нейтральную» Финляндию. Поэтому в первую половину 1941 года Финляндия даже не пыталась выполнять свои обязательства по нейтралитету. Рядом соседняя Швеция также находилась в затруднительном положении в связи с провозглашенным ею нейтралитетом, поскольку шведам пришлось осуществлять немецкий военный транзит через свою территорию. В этом плане нейтралитет Швеции был серьезно нарушен. Альтернативой соблюдения нейтралитета и отказа Германии в ее требованиях стала бы оккупация Швеции, подобная той, что случилась с объявившими себя «нейтральными» Норвегией и Данией.

Советский Союз изначально не верил в эффективность провозглашенного нейтралитета Финляндии. Вариантом для Москвы могли бы стать собственные гарантии для нейтралитета Финляндии, подкрепленные договором о взаимопомощи.

Подобный вариант и был осуществлен после войны при так называемой «финляндизации». Но была ли в этот период Финляндия нейтральной? Разумеется, нет.

В случае новой большой войны в Европе по Договору о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Советским Союзом и Финляндской Республикой (1948 года) Финляндия сражалась бы на советской стороне при условии, если «Финляндия или Советский Союз, через территорию Финляндии, станут объектом военной агрессии Германии [читай: позднее — ФРГ] или любого союзного с ней государства [читай: США, НАТО]». При этом Финляндия сражалась бы в пределах своих границ и «в случае необходимости» при помощи Советского Союза или вместе с ним. В договоре 1948 года оговаривалось: «В указанных выше случаях Советский Союз окажет Финляндии необходимую помощь, о предоставлении которой стороны договорятся друг с другом».

Таким образом, Финляндия не была нейтральной в отношении Советского Союза в своей политике безопасности и военной политике в период «финляндизации». Статья 4-я договора определяла, что Финляндия на взаимной основе обязалась не заключать каких-либо союзов или участвовать в коалициях, направленных против Советского Союза.

На практике же дело выглядело так. Оперативные планы советского Генштаба предполагали в случае большой войны с США и их союзниками по НАТО в Европе молниеносное размещение советских войск в Финляндии. Поблизости от границы с Финляндией на Карельском перешейке была размещена на площадках масса боеготовой военной техники и прицепы с уже загруженными в них артиллерийскими снарядами. Садись и езжай по дороге к финской границе, расположенной от площадок в нескольких десятках километров. Офицеры запаса в Ленинграде имели в своих военных билетах предписание в течении нескольких часов после объявления мобилизации явиться на Финляндский вокзал.

Таким образом, суверенная Финляндия при т. н. финляндизации не входила в Варшавский договор СССР и не была официальным военным союзником СССР, но создавала на двусторонней основе у себя зону безопасности для Советского Союза. Это в основе своей напоминает политику безопасности для Финляндии в период ее автономного существования как Великого княжества Финляндского в составе Российской империи. Тогда финны — подданные великого князя Финляндского императора Всероссийского не участвовали в обязательном порядке в общей имперской военной политике и политике безопасности Российской империи, а если и участвовали, то только в ограниченных размерах в рамках своей автономии.

При кризисе Советского Союза в 1990 году Финляндия сначала в одностороннем порядке отказалась от ограничений на вооружения, наложенных на нее Парижским мирным договором 1947 года. А в январе 1992 года, т. е. спустя менее месяца после ликвидации Советского Союза, Финляндия отказалась от Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи и заменила его Договором между Российской Федерацией и Финляндской Республикой об основах отношений.

По статье 1-й этого действующего договора отношения между РФ и Финляндией строятся «на таких принципах международного права, как суверенное равенство, неприменение силы или угрозы силой, нерушимость границ, территориальная целостность, мирное урегулирование споров, невмешательство во внутренние дела, уважение прав человека и основных свобод, а также равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой».

Статья 4-я этого договора содержит следующее положение:

«Стороны не будут использовать или разрешать использовать свою территорию для вооруженной агрессии против другой Стороны».

Таким образом, статья 1-я российско-финского договора 1992 года формально не препятствует вступлению Финляндии в НАТО. Но статью 4-ю российская сторона может трактовать как препятствующую вступлению Финляндии в НАТО. Ведь НАТО в событиях в Югославии или при оккупации Ирака продемонстрировала «агрессию».

Как бы там ни было по части договорных крючков, но мы не верим во вступление при нынешней ситуации Финляндии в НАТО. Этому у финнов мешают и традиции национальной политики безопасности, и историческая память. В Хельсинки прекрасно понимают, что вступление Финляндии в НАТО будет воспринято в России как создание открытой угрозы.

В случае если все-таки Финляндия обозначит отчетливое стремление в НАТО, то России следует мгновенно предложить Хельсинки консультации по вопросу российских гарантий в подтверждение «нейтралитета» Финляндии. Такой «гарантией» могла бы стать российская военная база на территории Финляндии в районе Ханко или Порккала-Удд. Кроме того, финнам следовало громко напомнить об одностороннем выходе Финляндии из военных ограничений, наложенных на Финляндию Парижским мирным договором 1947 года.

Ну а что касается реальной политики, то Москве не следует особо зацикливаться на НАТО в ситуации с Финляндией. Военное партнерство Финляндии с НАТО очевидным образом направлено своим острием против России. Финские военные видят именно в Российской армии своего потенциального противника. Именно на случай военного конфликта с Россией генеральные штабы Швеции и Финляндии осуществляют совместное оперативное планирование в рамках оборонного сотрудничества Северных стран NORDEFCO.

И если опять обратиться к историческим прецедентам ХХ века, то можно представить вполне себе реальную ситуацию, когда в большой войне в Европе Финляндия будет воевать с Россией, не состоя при этом в многостороннем военном союзе вроде того же НАТО, — на основе не «союза», а «братства по оружию».

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2022/01/18/dveri-otkryty-no-vhodit-ne-speshat-vstupyat-li-finlyandiya-i-shveciya-v-nato
Опубликовано 18 января 2022 в 18:22
Все новости

23.05.2022

Загрузить ещё
Опрос
Нужно ли продолжать России переговоры с Киевом?
Результаты опросов
ВКонтакте