Меню
  • USD 79.42
  • EUR 89.40
  • BRENT 88.53 +0.47%

Зеленая энергетика Северной Кореи в ракурсе геополитической битвы США и Китая

После отказа от поддержки строительства угольных электростанций за рубежом Китай намерен экспортировать готовыми бизнес-пакетами свои технологии возобновляемой энергии в страны АСЕАН. Но у КНР на ее границах есть специфический союзник и клиент — КНДР, который жизненно зависит по всем сферам, в том числе, и от энергетического сотрудничества с китайцами.

Существующий энергетический баланс КНДР опирается на уголь и гидроэнергетику. Угольные электростанции в стране работают на антраците местной добычи. Северная Корея производит около 55% от общего объема электроэнергии на гидроэлектростанциях, а остальные 45% на ископаемом топливе, в основном на угле. Слабым местом северокорейской энергетики является сезонность, когда в холодные зимы замерзают реки, питающие гидроэнергетические плотины.

Северная Корея все-таки сильнее зависит от гидроэнергетики, поскольку старается экспортировать в Китай как можно больше угля. Каменный уголь является главной статьей экспорта в Китай. Доходы от продажи угля КНДР использует на закупки в Китае товаров и технологий. Энергетика таким образом создает дополнительные зависимости Северной Кореи от Китая.

До начала 1990 годов СССР и КНР субсидировали энергетику Северной Кореи через поставки электроэнергии и энергоносителей по заниженным ценам. Прекращение субсидий и последовавший скачок цен на энергоносители в конце 1980-х и начале 1990-х годов способствовал сельскохозяйственному и промышленному коллапсу в Северной Корее, от которого она так по-настоящему и не оправилась. КНДР представили миру модель того, что происходит с промышленно-аграрной страной при быстром двукратном сокращении объемов потребляемой энергии.

Душевое потребление электроэнергии в Северной Корее упало с пикового значения в 1990 года почти в два раза и при медленном восстановлении все равно остается где-то на уровне 1970-х годов. В 2018 году производство первичной энергии в КНДР составило 57,8% от уровня 1990 года. Добыча угля с 1990 года сократилась вдвое.

Несмотря на кризис такого масштаба, Северная Корея продолжает использовать уголь в качестве своего основного экспортного товара в Китай. Но после дополнительных санкций ООН в 2016 году общий экспорт угля из Северной Кореи резко сократился. Из-за международного давления Китай вынужден был в 2017 году значительно сократить северокорейский импорт. Во втором квартале 2017 года китайский экспорт электроэнергии в Северную Корею сократился примерно на 98%, т. е. фактически был прекращен.

Зеленая энергетика представляет интерес для руководства Пхеньяна, поскольку частично устранила бы зависимость Северной Кореи от импорта электроэнергии и энергоносителей, одновременно увеличила бы экспортный потенциал северокорейского угля в Китай.

Горный рельеф Северной Кореи и сильные прибрежные ветра создают достаточные условия для выработки энергии ветра и солнца.

С 2013 года Пхеньян демонстрирует повышенный интерес к использованию возобновляемых источников энергии. В КНДР тогда на очередном съезде партии был провозглашен курс на развитие возобновляемой энергетики и в 2014 году принят соответствующий закон о возобновляемой энергетике. В Пхеньяне определили задачу повышение к 2044 году доли ветроэнергетики в энергобалансе страны до 15%.

Во время своего новогоднего выступления в 2019 году председатель КНДР Ким Чен Ын обещал увеличение инвестиций в приливную, ветровую и ядерную энергетику.

Со времени этого выступления СМИ Северной Кореи занялись активной пропагандой возобновляемых источников энергии и национальных технологических достижений северокорейских университетов, разрабатывающих системы промышленного производства солнечной энергии из собственных материалов. Остается не ясным, насколько успешными станут эти проекты с учетом финансовых возможностей Северной Кореи.

И, тем не менее, возобновляемая миниэнергетика после 2014 года широко вошла в быт северокорейцев. У населения самое широкое распространение получили дешевые солнечные батареи, используемые при весьма частых отключениях электроэнергии. Только в 2017 году Северная Корея, по сообщениям китайских источников, импортировала более 466 тысяч солнечных панелей производства китайской компании Sangle Solar Power. В 2019 году около половины домохозяйств в Северной Корее использовали у себя солнечные панели.

Однако подобного рода решения для населения никак на отражаются на главной проблеме северокорейской энергетики — дефиците энергии для нужд национальной промышленности. Несмотря на пожелания и заявления на самом высоком уровне, Пхеньян по-прежнему далек от получения необходимых знаний, технологий и возможностей для достижения самообеспечения возобновляемой энергией. Северокорейцам не хватает достаточного опыта и технологий для полного использования своего национального потенциала в области возобновляемых источников энергии.

Продвижение северокорейских проектов в области возобновляемых источников энергии зависит от готовности Китай оказать содействие своему младшему партнеру.

Северокорейцы пытаются найти взаимный интерес с китайцами по этому направлению. Так, например, по сообщению западных экспертов, Пхеньян пытается заинтересовать Пекин взаимным сотрудничеством на основе имеющегося у него сырья. В настоящее время Китай обладает более 85% мировых запасов редкоземельных элементов, что является жизненно важным ресурсом для развития возобновляемых источников энергии, в частности, для производства солнечных батарей. По некоторым оценкам, Северная Корея обладает месторождениями редкоземельных металлов стоимостью в один триллион долларов. Пекин мог бы оказать помощь Пхеньяну в добыче, переработке и производстве этих металлов. Это могло бы стать предпосылкой взаимного сотрудничества в возобновляемой энергетике. Сотрудничество могло бы дать Китаю дополнительные конкурентные преимущества в мировой торговле с использованием материалов, полученных из северокорейского сырья. Северная Корея в обмен получила бы доступ к китайским технологиям возобновляемой энергетики.

В 2019 году Пхеньян якобы предложил Пекину заключить инвестиционную сделку для содействия партнерству в области возобновляемых источников энергии. Северная Корея представила проект, по которому в обмен на китайские инвестиции в строительство у нее солнечных электростанций китайцы получат право на разработку северокорейских месторождений редкоземельных металлов. В китайских СМИ тогда прошла общая оценка северокорейских месторождений: «Запасы легких редкоземельных элементов в Северной Корее не так стратегически важны по сравнению с тяжелыми редкоземельными элементами».

По китайским сообщениям, к 2020 году государственные предприятия в Северной Корее накопили большой запас молибденовых руд. После запуска экономики в Китае на полную мощь после коронавирусного спада стоимость в 2021 году молибденового концентрата возросла с примерно с $ 4,6 тыс за тонну до $ 7,7 тыс.

На перспективу сотрудничества Китая с Северной Кореей по сырью и возобновляемой энергии ревниво смотрят из Вашингтона. Климатическую повестку там с некоторого момента воспринимают с позиций геополитического соперничества с Китаем. После принятия в Северной Корее в 2014 году закона о развитии возобновляемых источников энергии в США некоторые эксперты увидели в этом возможность для сотрудничества с подсанкционным режимом Пхеньяна.

Северная Корея может сыграть важную роль в обострении конкуренции вокруг стратегических редкоземельных металлов между Вашингтоном и Пекином. Усилия Северной Кореи расширить ее возможности по использованию возобновляемых источников энергии одновременно может создать основы для возможных будущих переговоров между Пхеньяном и Вашингтоном о соблюдении санкций в отношение «зеленых» технологий, оборудования и материалов. По мысли вашингтонских стратегов, санкции против Северной Кореи можно вывести из сферы возобновляемой энергетики под благовидным предлогом спасения климата и прекращения выбросов «грязных» угольных электростанций Северной Кореи. Американский эксперт Джон Феффер на ресурсе Foreign Policy in Focus определяет «самую неотложную задачу» в том, «чтобы рассмотреть ряд исключений из действующих санкций для обеспечения того, чтобы международное сообщество могло помочь предотвратить гуманитарную катастрофу в Северной Корее».

Корейское руководство винит установленные США и ООН санкционные режимы за проблемы своей энергетики. Совет Безопасности ООН принял около десятка единогласных резолюций по санкциям против Северной Кореи. Международные санкции стали ответом на ядерную и ракетную программу Северной Кореи. Санкции против Северной Кореи охватывают торговлю, финансы, инвестиции и даже использование труда северокорейских рабочих за рубежом.

Северная Корея находится под американскими санкциями уже более 70 лет со времен Корейской войны. В настоящее время в Соединенных Штатах нет политической поддержки для отмены санкций против Северной Кореи. Однако ряд американских экспертов указывают на то обстоятельство, что всеобъемлющие и жесткие экономические санкции не удержали Пхеньян от реализации его программ создания ядерного оружия и средств его доставки.

Политика санкций США явно не дает результатов. В значительной степени это связано с тем, что Северная Корея обходит санкции посредством Китая. Так, например, в первые три квартала 2021 года китайский импорт электроэнергии из Северной Кореи увеличился на 62% по сравнению с прошлым годом. За первые девять месяцев 2020 года Северная Корея в несколько раз превысила годовой лимит санкционированного импорта в 500 тыс. баррелей нефтепродуктов. За этот период Северная Корея экспортировала 2,5 млн тонн угля через китайские территориальные воды.

Американцы предлагают Пхеньяну фактически сыграть на том, что расширение инвестиций в возобновляемую энергетику Северной Кореи уменьшит финансирование ее ядерной военной программы. Под этим предлогом Соединенные Штаты могли бы предложить Северной Корее помощь в переходе к совершенно другой экономике и энергетике, независимой от ископаемого топлива. По мысли американских экспертов, это могло бы несколько отдалить Северную Корею от Китая, поскольку уменьшило бы энергетическую зависимость КНДР от Пекина. Подобная оборотная сторона возобновляемой энергетики для Северной Кореи активно обсуждается американскими экспертами, сосредоточенными на идее геополитического соперничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/12/15/zelenaya-energetika-severnoy-korei-v-rakurse-geopoliticheskoy-bitvy-ssha-i-kitaya
Опубликовано 15 декабря 2021 в 10:24
Все новости

26.01.2022

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты