Меню
  • USD 76.55 -0.13
  • EUR 86.86 +0.16
  • BRENT 87.11 -0.32%

Наследство Меркель на троих: чего ждать от «светофорной» коалиции в Германии?

Олаф Шольц сменит Ангелу Меркель на посту канцлера Германии через несколько дней. Иллюстрация: spiegel.de

Формирование первого правительства Германии после эпохи Ангелы Меркель завершено — коалиция в составе Социал-демократической партии Германии (СДПГ), «свободных демократов» (СвДП) и «Зеленых» завершила переговоры раньше ожидаемого срока до конца года. Но прочность первой в истории страны трехпартийной коалиции изначально вызывает сомнения. Новому канцлеру Олафу Шольцу из СДПГ придется постоянно искать баланс интересов между двумя младшими партнерами, которым удалось завоевать очень весомые позиции, что чревато конфликтами внутри кабинета. Лидер свободных демократов Кристиан Линднер, убежденный сторонник снижения налогов, получил пост министра финансов. Между тем «Зеленые», лидеру которых Анналене Бербок досталось кресло министра иностранных дел, а ее коллеге Роберту Хабеку — министра экономики, настаивают на увеличении инвестиций в инфраструктуру энергетического перехода, что неизбежно потребует роста фискальной нагрузки на бизнес и граждан.

Предварительно объявленный персональный состав нового немецкого правительства не оставляет сомнений в том, что приоритеты его экономического курса будут определять именно «Зеленые» — впечатляющий успех для партии, занявшей лишь третье место по итогам сентябрьских выборов в бундестаг. Сопредседатель партии Роберт Хабек претендует не только на пост министра экономики, но и на статус вице-канцлера, а также он рассчитывает курировать климатическую политику, что также соответствует планам «Зеленых», которые в ходе выборной кампании заявляли о необходимости объединить экономику, климат и энергетику в одном «суперминистерстве». Кроме того, «Зеленые» рассчитывают получить пост министра сельского хозяйства, на которое делегировали своего бывшего председателя Джема Оздемира — этот выходец из семьи гастарбайтеров может стать первым этническим турком в федеральном правительстве Германии.

Назначение же действующего председателя партии Анналены Бербок министром иностранных дел закрепит зеленую повестку и на внешнеполитическом направлении. Фрау Бербок уже пообещала предпринимать более активные действия, в основном за счет ужесточения отношений с Россией и Китаем. Ее партия также получила право выдвигать представителя Германии в Еврокомиссии в том случае, если этот орган не возглавляет гражданин страны (с 2019 года Еврокомиссией руководит немка Урсула фон дер Ляйен, до этого крупный функционер Христианско-демократической партии).

Приход такой медийной фигуры, как Бербок, в германский МИД был предсказуем — немецкие аналитики отмечали, что лидер «Зеленых» претендует на это кресло, еще в начале переговоров о трехпартийной коалиции. Но хорошая узнаваемость в мировых СМИ — это, пожалуй, ее единственное достоинство на новом посту, учитывая отсутствие серьезного опыта дипломатической работы, если, конечно, не считать таковым небольшой период карьеры Бербок в Европарламенте еще в середине позапрошлого десятилетия.

Похоже, что в борьбе за кресло министра иностранных дел «Зеленым» удалось воспользоваться не самыми выдающимися компетенциями в международных делах будущего канцлера Олафа Шольца, который стал политиком федерального масштаба лишь совсем недавно. До того как возглавить СДПГ и стать министром финансов Германии в 2018 году, Шольц долгое время был бургомистром Гамбурга, то есть занимал должность, явно далекую от большой дипломатии. В выступлении по случаю заключения коалиционного соглашения будущий канцлер в части внешней политики отделался дежурными словами о том, что в этой сфере краеугольным камнем для Германии останется партнерство с Францией и Соединенными Штатами.

Что же касается экономической политики, то, как сообщает Reuters со ссылкой на источники в немецких коридорах власти, одним из первых решений нового правительства может стать вливание дополнительных 50 млрд евро в климатический фонд для ускорения перехода к зеленой экономике. Один из ключевых пунктов заявления о создании трехпартийной «светофорной» коалиции предполагает, что Германия откажется от угольной энергетики к 2030 году — на восемь лет раньше первоначальных планов, а, кроме того, уже в следующем году должны быть закрыты последние АЭС на территории страны. Замещение выпадающих мощностей генерации возобновляемыми источниками потребует ускорения инвестиций, и на пополнение климатического фонда, как утверждается, будут направлены заемные средства.

В результате объем долга в 240 млрд евро, утвержденный бундестагом на 2021 год, будет почти полностью исчерпан. Для борьбы с пандемией коронавируса Германия в прошлом и нынешнем годах приостанавливала действие закрепленных в Конституции лимитов долга, но уже на следующий год объем заимствований предполагается резко снизить — до примерно 100 млрд евро.

Ирония здесь заключается в том, что в последние два года долг активно наращивал не кто иной, как будущий канцлер Олаф Шольц, который до формальной инаугурации нового правительства 6 декабря остается министром финансов Германии. Так что его преемнику Кристиану Линднеру придется действовать в куда более жестких рамках, хотя не исключено, что в связи с новым подъемом заболеваемости коронавирусом Германии опять придется снимать ограничения на заимствования. Ситуация с коронавирусом мрачная, констатировал Олаф Шольц в своем выступлении по случаю заключения «светофорной» сделки.

Для 42-летнего лидера свободных демократов Линднера новое назначение, несомненно, станет вершиной его политической карьеры. Войти в правительство Германии он мог еще по итогам выборов в бундестаг 2017 года, но тогда предпочел не идти на уступки в переговорах с Ангелой Меркель и остался в парламентской оппозиции. На старте кампании 2021 года «свободным демократам», по большому счету, ничего не светило — партия могла рассчитывать лишь на четвертое место. Но после того, как в последние недели перед выборами позиции христианских демократов резко ослабли, что позволило СДПГ выиграть с небольшим отрывом, шансы лидера СвДП на продолжение карьеры в правительстве резко выросли. Олаф Шольц отказался формировать коалицию с христианскими демократами, а результатов «Зеленых» для двухпартийного альянса не хватало, поэтому третьим партнером был приглашен Линднер.

Но для двух условно левых партий — СДПГ и «Зеленые» — «свободные демократы», продвигающие классическую либеральную повестку, изначально не самый удобный компаньон. На это еще за несколько дней до выборов в бундестаг иронично намекнул сам Кристиан Линднер, ответивший на вопрос журналистов о том, какие точки схождения у его партии есть с социал-демократами и «Зелеными», что это, вероятно, лишь легализация каннабиса. На этапе кампании ключевым пунктом разногласий между СвДП и ее будущими партнерами была налоговая политика: предложения левых повысить налоги на компании и богатых граждан для финансирования в том числе зеленых инициатив для Линднера и его однопартийцев оказались неприемлемы.

После выборов руководитель «свободных демократов» заявил, что выступает за сохранение строгих лимитов государственного долга и против увеличения налогов для ускорения энергетического перехода и модернизации немецкой инфраструктуры в соответствии с задачами цифровизации. В связи с этим показательно отношение Линднера к проекту «Северный поток — 2», решительными противниками которого выступают «Зеленые». Еще в начале этого года он призывал объявить для него мораторий, но на днях в интервью газете Suddeutsche Zeitung сказал, что российский газопровод непременно должен получить шанс, «если будет выдано разрешение на эксплуатацию в соответствии с европейским законодательством и будут учтены справедливые интересы Украины и наших восточноевропейских партнеров».

В совместном заявлении трех партий о коалиционном соглашении «Северный поток — 2» не упоминался вовсе, а природный газ был признан легитимным промежуточным энергоносителем на период перехода к возобновляемой энергетике (до 2040 года). Предполагается, что в дальнейшем на смену ему придет экологически чистый водород, но пока попытки «Зеленых» как можно скорее отказаться от газа определенно не нашли понимания у их партнеров. Можно предположить, что столь смелые начинания и дальше будут проходить проверку на реалистичность в финансовом ведомстве не склонного к фискальным компромиссам герра Линднера. «Прочные финансы и бережное использование денег налогоплательщиков — таковы принципы нашей бюджетной и финансовой политики», — говорится в представленном публике 177-страничном коалиционном соглашении.

Тем не менее уже на старте «Зеленым» удалось продавить значительное увеличение обязательств по переходу на ВИЭ — предполагается, что к 2030 году на их долю в энергобалансе Германии должно приходиться уже 80%, тогда как раньше стояла цель лишь в 65%. А социал-демократы активно добиваются претворения в жизнь одного из главных предвыборных обещаний Олафа Шольца — повысить минимальную заработную плату в стране до 12 евро в час. Считается, что это благотворно отразится на примерно 10 млн человек, особенно на депрессивных территориях бывшей ГДР на северо-востоке страны и в старопромышленном Рурском регионе, где СДПГ в сентябре показала хорошие результаты.

Вопрос о том, как будет выглядеть энергетический переход в Германии, стоит на первом месте для международных бизнес-аналитиков, наблюдающих за формированием нового правительства. «В ходе предвыборной кампании нам рассказывали, что это якобы ничего не стоит. Не думаю, что это правда: энергетический переход так или иначе будет означать более высокие цены на энергию, и для немецких компаний, которые уже сталкиваются с одними из самых высоких затрат в этом сегменте среди всех европейских стран, это плохая новость», — цитирует американский канал CNBC мнение Карстена Бжески, руководителя отдела макроэкономики крупнейшей банковской группы Нидерландов ING.

Собственно, здесь и возникает основное поле для деятельности «свободных демократов», которые активно позиционируют себя как партию, выражающую интересы немецкого бизнеса. Предвыборные призывы социал-демократов и «Зеленых» ввести дополнительные налоги для богатых, похоже, пришлось отложить в долгий ящик в ходе переговоров с СвДП, и это можно считать первой победой Кристиана Линднера. Кстати, по вопросу о легализации продажи каннабиса «в рекреационных целях» три партии нашли общий язык, и фискальный эффект от этого начинания ожидается довольно существенным, — по прогнозу Немецкого экономического института в Кельне, оно может принести Германии 2,5 млрд евро дополнительных доходов в год.

Но в больших финансах Линднер, по сути, такой же дилетант, как и без пяти минут министр иностранных дел Бербок в дипломатии. В 2006 году будущий лидер «свободных демократов» получил степень магистра в университете Бонна, защитив диссертацию о налоговой конкуренции и распределении доходов, но затем так и не смог стать доктором, поскольку все время у него отнимала политическая деятельность.

Неизменные выступления Линднера в поддержку снижения налогов и критика «жадности государства» обеспечила «свободным демократам» устойчивый электорат, но такая позиция не раз подвергалась жесткой критике профессиональных экономистов. Совсем недавно, например, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц и крупнейший историк мировых финансов Адам Туз опубликовали в немецком издании Zeit посвященную Линднеру статью под заголовком «Было бы ошибкой исполнить его желания». В ней представления лидера СвДП в области финансовой политики названы «скоплением консервативных клише из ушедшей эпохи, которые устарели после трех десятилетий кризиса на финансовых рынках, в геополитике и экологической сфере». Если они будут реализованы, это создаст угрозу экономическому будущему Германии и Европы, предупреждают авторы, отмечая, что гораздо более адекватным для Кристиана Линднера был бы пост министра цифровых технологий.

Одним словом, наличие таких специфических фигур, как Бербок и Линднер, изначально закладывает в фундамент «светофорной» коалиции значительный конфликтный заряд, и здесь остается надеяться прежде всего на рассудительность Олафа Шольца, который благодаря своей безэмоциональности заработал в немецких СМИ прозвище Шольцомат. Сам политик не скрывал, что такой эпитет вполне соответствует его натуре, и эта сдержанность в ходе выборов принесла Шольцу политические очки — СДПГ вырвалась на первое место во многом за счет скандалов вокруг Анналены Бербок и лидера христианских демократов Армина Лашета. Тем не менее в силу отсутствия длительного опыта в политической высшей лиге Шольц тоже остается темной лошадкой, а текущая обстановка в Германии между тем заставляет вспомнить хрестоматийную формулировку «времени на раскачку нет» — с первого же дня работы новому канцлеру предстоит очередная попытка справиться с коронавирусом.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/11/26/nasledstvo-merkel-na-troih-chego-zhdat-ot-svetofornoy-koalicii-v-germanii
Опубликовано 26 ноября 2021 в 17:59
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Допускаете ли Вы возможность ядерной войны?
Результаты опросов