Меню
  • USD 75.61
  • EUR 85.50
  • BRENT 71.80

Что будет, если Америка уйдёт из Ирака?

Мустафа аль-Казыми и Джо Байден. Иллюстрация: Ahram online.

В египетском издании Ahram online сегодня, 19 ноября, вышла статья Салаха Насрави, посвящённая возможному выводу войск США из Ирака. EADaily публикует текст данной статьи.

Высшее руководство вооружённых сил Ирака и США встретилось в Багдаде в этом месяце, чтобы обновить ранее подписанное соглашение о выводе войск США из Ирака к концу года. Сделка была достигнута в июле между президентом США Джо Байденом и премьер-министром Ирака Мустафой аль-Казыми, на которого проиранские ополченцы в Ираке давили, чтобы он приказал всем американским войскам покинуть страну.

В совместном заявлении, выпущенном после встречи 4 ноября, говорится, что офицеры, которые встретились в рамках Технического диалога по вопросам безопасности между Ираком и Глобальной коалицией против «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в РФ. — EADaily), «продолжат обсуждение планов на этапе, когда в Ираке не будут действовать силы Международной коалиции, играющие боевую роль».

«Стороны подтвердили свою приверженность продолжению партнёрства между коалицией и иракскими силами безопасности и дополнительно определили, как коалиция будет продолжать поддерживать иракские силы безопасности в роли советников и помощников», — говорится в сообщении.

Однако в отчёте категорически не упоминались какие-либо планы вывода войск к установленному сроку, а вместо этого говорилось, что «стороны договорились продолжить свои регулярные заседания в рамках будущего взаимодействия, чтобы завершить обсуждение оставшихся шагов по завершению перехода коалиционных сил к небоевой роли».

«Они согласились ежеквартально подвергать переоценке свой прогресс в этих отношениях», — говорится в сообщении, указывая на то, что долгосрочный процесс находится в стадии разработки.

Глобальная коалиция против ИГ, возглавляемая США, была сформирована в сентябре 2014 года и объединяет войска из нескольких западных стран, которые заявили о своём обязательстве «нанести ущерб и в конечном итоге нанести поражение» террористической группировке, захватившей огромные территории страны в 2014 году.

Проиранские силы, которые приобрели большее влияние в Ираке в ходе борьбы с ИГ, постоянно настаивали на изгнании американских войск на том основании, что их присутствие нарушает суверенитет Ирака. Ополченцы считают эту тактику тщательно продуманной, чтобы оказать давление на Байдена и заставить его пойти на новые уступки Ирану.

После убийства иранского военачальника Касема аль-Сулеймани и лидера иракских ополченцев Абу Махди аль-Мухандиса в результате ударов беспилотников США в январе 2020 года ставленники Ирана в Ираке всё чаще использовали ракеты и беспилотные летательные аппараты с взрывчаткой для атак на иракские базы, на которых размещаются силы США. Хотя они были осторожны, чтобы гарантировать, что атаки не приведут к серьёзной военной эскалации.

Иракские ополченцы также активизировали свои атаки и риторику против американских войск в Ираке, поскольку Иран и США наткнулись на новое ядерное соглашение как на форму дополнительного давления на администрацию Байдена, в то время как две страны ведут непрямые переговоры по поводу ядерной сделки.

Однако обсуждение будущего американских войск в Ираке является поворотным моментом для обеих стран. Ожидается, что будущее правительство Ирака предпримет шаги по определению будущего страны как суверенного государства, и администрации Байдена необходимо будет перераспределить свои ресурсы и внимание, чтобы сдерживать геополитических соперников и взаимодействовать с союзниками на Ближнем Востоке.

Хотя иракское правительство заявило, что ИГ было разгромлено в декабре 2017 года, группировка продолжала проводить спорадические атаки по всей стране. Количество атак, совершаемых её мобильными подразделениями, растёт, они нацелены на контрольно-пропускные пункты безопасности, инфраструктуру и местное население, сотрудничающее с правительством.

Группа часто совершала смертоносные нападения на конфессиональной почве, в том числе теракты смертников против иракских мусульман-шиитов, в попытке разжечь межобщинные столкновения. В прошлом месяце боевики совершили налёт на населённую шиитами деревню в провинции Дияла к востоку от Багдада, убив по меньшей мере 11 мирных жителей и ранив десятки других.

В ответ шиитские племена напали на соседнюю деревню, убили неопределённое количество членов суннитского племени, разрушили дома и автомобили с помощью бульдозеров и подожгли фермы. Эти два нападения снова всколыхнули хрупкую провинцию и вызвали опасения ещё большего насилия на религиозной почве.

Дискуссии о будущем американских войск в Ираке также начались в связи с ростом напряжённости в связи с обвинениями в фальсификации результатов досрочных выборов, прошедших в прошлом месяце.

Блок садристов во главе со священнослужителем Муктадой ас-Садром был объявлен победителем большинства мест в новом парламенте, но его главный шиитский соперник, «Список ФАТХ», поддерживаемый ставленниками Ирана, оспаривал результаты, ввергнув страну в политический кризис.

Сторонники «Списка» организовали акции протеста в населённых шиитами городах и разбили палатки у входа в сильно укреплённую зелёную зону Багдада во время сидячей забастовки, угрожая насилием, если их требование не будет рассмотрено.

5 ноября протестующие столкнулись с силами безопасности при попытке ворваться в зелёную зону. Десятки человек пострадали, в основном от слезоточивого газа, использованного силами безопасности, а ещё девять полицейских были ранены после того, как их забросали камнями.

Три дня спустя аль-Казыми остался невредимым после атаки беспилотника на его дом в зелёной зоне, попытки убийства, которую многие считают спровоцированной столкновениями. Эскалация вызвала опасения относительно дальнейшего насилия между правительственными силами и сторонниками дезориентированных политических партий, в основном ополченцев, связанных с Ираном.

Возникают опасения, что ополченцы возобновят свою разрушительную деятельность, если они не будут повторно интегрированы в политическую систему Ирака или если переговоры, направленные на возобновление ядерной сделки с Ираном, будут провалены.

Между тем летний хаотичный уход США из Афганистана, который привёл к падению афганского правительства и позволил «Талибану» (организация запрещена в РФ. — EADaily) захватить власть в стране, бросил тень на Ирак.

Те, кто считает присутствие американских войск необходимым для победы над ИГ, теперь опасаются, что преждевременный вывод побудит боевиков перегруппироваться и превратиться в ещё одно неистребимое повстанческое движение.

В условиях растущей политической неопределённости и опасений по поводу того, что судьба ИГ может начать меняться, что позволит ему вернуть себе территорию в Сирии и Ираке, возникли вопросы о том, когда иракские и американские политики примут обоснованное решение о будущем военном сотрудничестве.

Для Ирака продолжающаяся напряжённость и растущая политическая нестабильность будут по-прежнему обеспечивать ИГ питательной средой для пополнения своих рядов, проведения новых атак и экспансии, как это было в 2014 году, когда оно воспользовалось тогдашним политическим хаосом.

Существуют также обоснованные сомнения в том, что правительственные силы безопасности недостаточно хорошо оснащены для победы над ИГ, и уже появляются признаки того, что боевики используют слабость местных сил безопасности, чтобы найти убежище и атаковать силы, участвующие в операциях по борьбе с ИГ.

Существуют опасения по поводу возможностей иракских вооружённых сил, а также опасения, что участие преимущественно шиитских Сил народной мобилизации (PMF) в возобновившихся боевых действиях поставит под угрозу хрупкий шиитско-суннитский мир и создаст огромные угрозы безопасности, особенно если это будет связано с иранской поддержкой.

В то время как политическое решение Ирака относительно присутствия США в стране должно подождать, пока новое правительство придёт к власти, администрация Байдена остаётся в центре внимания. Есть вопросы о том, примет ли он правильное решение, учитывая ошибки, которые он допустил в Афганистане, и его расплывчатую политику в отношении Ближнего Востока, где он столкнулся с кризисом лидерства.

Стратегия администрации Байдена в отношении Ирана сосредоточена на возвращении к переговорам о восстановлении ядерной сделки 2015 года при одновременном неправильном понимании сигналов, исходящих из Тегерана о намерении Исламской Республики продолжить региональную экспансию с ядерной сделкой или без неё.

Решение ядерной проблемы Ирана — это одно, но совсем другое — действовать так, как если бы будущее Ирака не было американской проблемой, которую можно оставить нерешённой. Ирак — это не Афганистан, и цели, масштабы и условия безопасности операций США в этих двух странах существенно различаются.

Тем не менее администрация Байдена столкнётся с аналогичной виной в отношении военного потенциала Ирака, если она уйдёт из страны до того, как укрепит легитимность и способность иракского государства выдержать уход США. Если это произойдёт, Байдену придётся столкнуться с обвинениями в предательстве, поскольку страна, вероятно, погрузится в хаос, а регион будет и дальше страдать от влияния Ирана.

Это порождает ещё один ключевой вопрос: что изменилось бы на местах, если бы США и иракское правительство согласились изменить статус американских войск в Ираке с боевых на небоевые задачи, как многие ожидают, и это открыло бы дверь для зелёного света проиранским группировкам?

Если американо-китайское противостояние по поводу присутствия США на Тайване станет уроком, то отклонение Пекином заявления тайваньского лидера Цай Инвэнь о том, что американские войска присутствуют на её острове в «учебных целях», может постичь та же участь. Маловероятно, что простое изменение названия военного присутствия США в Ираке подорвёт сопротивление проиранских ополченцев или уменьшит их влияние в стране.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/11/19/chto-budet-esli-amerika-uydyot-iz-iraka
Опубликовано 19 ноября 2021 в 17:34
Все новости

26.11.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники