Меню
  • USD 73.68 -0.36
  • EUR 83.31 -0.10
  • BRENT 75.73 +1.15%

Новая Военная доктрина Союзного государства — в чем особенность ситуации?

Иллюстрация: svitnov.com

Геополитическая обстановка вокруг Белоруссии и России продолжает становиться все более агрессивной по отношению к двум союзным государствам. Санкционное давление, русофобия, непрекращающиеся обвинения разного порядка, а также усиление присутствия в Восточной Европе под прикрытием НАТО американских военных — все это и многое другое толкает Минск и Москву к ответным шагам. Одним из них должно стать принятие новой Военной доктрины Союзного государства (СГ), о которой 20 октября заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу. В то же время существует ряд нюансов, связанных как с самой доктриной, так и белорусско-российским военным сотрудничеством последних лет.

Как отмечал Сергей Шойгу на недавней совместной коллегии министерств обороны России и Белоруссии, Минск и Москва вынуждены принимать ответные меры в связи с тем, что, кроме угроз военного характера, страны продолжают сталкиваться с «политическим и экономическим давлением на наши страны со стороны так называемого коллективного Запада». По его словам, военное сотрудничество Белоруссии и России уже вышло на новый уровень. В частности, помимо новой военной доктрины, которая должна быть принята на очередном заседании Высшего государственного совета СГ, военные ведомства двух стран нарастили двустороннее сотрудничество, а также «перешли на планирование двустороннего военного сотрудничества на основе программы стратегического партнерства, разработанной на пятилетний период». Поэтому не случайно Шойгу выразил уверенность, что нынешний уровень взаимодействия Белоруссии и России позволяет «своевременно адаптировать задачи в сфере безопасности к происходящим в мире изменениям и эффективно решать их».

«В условиях возрастающих для Союзного государства угроз проведение согласованной военной политики, сотрудничество в строительстве и развитии вооруженных сил, повышение уровня слаженности и боевой выучки, а также взаимное использование объектов военной инфраструктуры приобретают для России и Белоруссии особую актуальность, а деятельность совместной коллегии как никогда востребована», — подчеркнул он.

Не согласиться со словами российского министра действительно сложно, так как за последний год уровень взаимодействия Белоруссии и России в области совместной обороны серьезным образом изменился. Это касается не только увеличения количества совместных учений, консультаций и прочего, но и появления совершенно новых форм сотрудничества. Так, еще в начале марта оборонные ведомства России и Белоруссии впервые подписали программу стратегического партнерства на пять лет, которая должна позволить «четко выстраивать перспективу и развивать двустороннее сотрудничество». Тогда же президент Белоруссии Александр Лукашенко сообщил о возможности базирования в стране российских самолетов, а также высказался о необходимости расширения сотрудничества по линии предприятий военно-промышленного комплекса, включая «Интеграл», авиационное и бронетехническое направления.

5 марта Сергей Шойгу и его белорусский коллега Виктор Хренин договорились о создании трех учебных центров для совместной подготовки военнослужащих, один из которых будет располагаться в Гродненской области Белоруссии. Уже в сентябре стало известно, что российские и белорусские ПВО и ВВС приступили к боевому дежурству по охране Союзного государства. Все это в совокупности с непрекращающимися глобальными военными учениями, такими как «Запад» и «Щит Союза», уже вызвали волну истерии не только на Западе, но и в среде белорусской оппозиции. Противники Лукашенко на протяжении последних нескольких месяцев упорно заявляют о том, что все происходящее в военно-политических отношениях Минска и Москвы ведет к потере суверенитета Белоруссии. Им вторят и на Западе, в первую очередь в Польше и прибалтийских республиках, где делают все, чтобы напряженность вокруг РФ и ее действий на международной арене продолжала сохраняться. При этом никого ни в белорусской оппозиционной среде, ни в Варшаве или Вильнюсе не интересует реальное положение дел, а также настоящие причины расширения военного сотрудничества Белоруссии и России. На Западе по-прежнему не обращают внимания на действия НАТО, а также на то, что военная доктрина альянса практически напрямую направлена против России.

Иллюстрация: iz.ru

В частности, можно вспомнить о том, что у НАТО появился новый генеральный план «защиты от потенциального нападения со стороны России на нескольких направлениях». Известно, что данный документ направлен на подготовку к одновременной атаке со стороны РФ в направлении Балтийского и Черноморского регионов, включая «потенциальное применение ядерного оружия, масштабный взлом компьютерных сетей или атаку из космоса». Никакие доводы и заявления из Кремля не останавливают представителей НАТО, в первую очередь США и ЕС, которые считают, что «Концепция сдерживания и обороны в евро-атлантическом регионе» и стратегический план по ее реализации нужны, так как «Россия разрабатывает современные системы вооружений и размещает войска и технику ближе к границам союзников альянса». О том, что Москва повышает свой уровень обороноспособности в ответ на действия Запада, в блоке предпочитают не говорить.

В условиях открытой враждебности со стороны стран Североатлантического альянса в отношении России ситуация вокруг Белоруссии, которая является составной частью Союзного государства, начинает восприниматься совершенно по-иному. По сути, отношение к официальному Минску и враждебность к нему со стороны Запада напрямую связаны с антироссийскими тенденциями. И в белорусской столице это стали понимать не так давно. К смене точки зрения власти Белоруссии подтолкнули события, последовавшие после президентских выборов 2020 года, когда стало очевидно, что Запад не оставит республику в покое и готовит для нее сценарий, схожий с украинским. В Минске окончательно убедились в том, что только укрепление отношений с Россией, в том числе и в военном плане, может помочь стране остаться независимым государством.

Стоит напомнить, что одной из основ белорусско-российского военного сотрудничества является Союзный договор 1999 года, где уже в первой статье говорится о том, что его целью является обеспечение безопасности СГ. Документ также определяет, что «государства-участники обеспечивают целостность и неприкосновенность территории Союзного государства», при этом указывается, что внешней границей СГ являются «границы государств-участников с другими государствами или пространственный предел действия государственных суверенитетов государств-участников». Белоруссия и Россия также обязываются проводить совместную оборонную политику, координировать деятельность в области военного строительства, развивать свои вооруженные силы, совместно использовать военную инфраструктуру, а также принимать «другие меры для поддержания обороноспособности Союзного государства».

Дополнительно между двумя государствами с мая 1999 года действует Договор о военном сотрудничестве. Согласно ему, стороны сотрудничают в военной сфере «на принципах обеспечения совместных действий сторон по вооруженной защите России и Белоруссии, соответствии строительства и развития вооруженных сил обоих государств целям и задачам совместной вооруженной защиты». Здесь же перечисляются основные направления военного сотрудничества, среди которых «создание региональной группировки войск (сил)», «унификация системы управления региональной группировки войск (сил)», а также «содержание и использование объектов военной инфраструктуры обоих государств в соответствии с экономическими возможностями сторон и с учетом военно-политической обстановки».

Примечательно, что на территории Белоруссии за все годы сотрудничества так и не появилось никаких новых военных объектов РФ, кроме находившихся там ранее отдельного радиотехнического узла «Ганцевичи» в Брестской области (входит в систему предупреждения о ракетном нападении), а также зонального пункта связи ВМФ РФ «Вилейка» в Минской области (обеспечивает связь с российскими атомными подводными лодками). 20 октября 2021 года Сергей Шойгу и Виктор Хренин подписали соглашение о продлении использования этих объектов в республике. Стоит заметить, что президент Белоруссии, несмотря на различные предложения из Кремля, до настоящего времени так и не согласился на размещение в стране российской военной базы, каждый раз отмечая, что в этом нет никакой необходимости. При этом в нынешнем году он заявил, что «если нужно будет, то Белоруссия превратится в единую базу Белоруссии и России, военную базу для того, чтобы противостоять вашей агрессии».

Сергей Шойгу и Виктор Хренин. Иллюстрация: Sputnik.by

Еще более неоднозначная ситуация сложилась и вокруг самой Военной доктрины СГ. В Белоруссии сегодня действует принятая в 2016 году доктрина, которая сохраняет оборонительный характер. В ней прописаны направления развития оборонного сектора экономики страны, в частности создание местных образцов техники и вооружения. Отмечается, что республика не рассматривает ни одно государство как своего противника, осуждает любой военный конфликт как средство реализации политики и придерживается принципа мирного урегулирования споров. Применение военной силы рассматривается как «крайняя мера после исчерпания всех возможностей принятия политико-дипломатических, правовых, экономических, информационных, идеологических и других мер по обеспечению военной безопасности». Примечательно, что уже в 2016 году Военная доктрина Белоруссии вызвала возмущение партнера республики по Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Армении. В связи с тем, что в документе был прописан запрет на участие белорусской армии в операциях за границей, Ереван заявил, что это вызывает у него обеспокоенность. В целом же обновление белорусской военной доктрины, по официальной версии, стало реакцией государства на ситуацию в мире и многочисленные цветные революции.

В то же время в отношении общесоюзной доктрины Минск занял иную позицию. Сам по себе документ был принят еще в 2001 году. Позже стороны приступили к ее модернизации, но сам процесс затянулся на долгие годы. Обновленная военная доктрина должна была быть подписана 13 декабря 2018 года на заседании Совета министров Союзного государства в Бресте и передана для утверждения в Высший государственный совет СГ. Однако из-за давления Москвы по вопросу о необходимости углубления интеграции двух стран Минск так и не подписал документ. В итоге 19 декабря 2018 года Владимир Путин в одностороннем порядке одобрил Военную доктрину СГ, а Минск не сделал этого до сих пор.

Сама по себе доктрина защищает Белоруссию и ее суверенитет. В частности, в документе указывалось, что «государства-участники рассматривают любые насильственные действия, направленные против любого из государств создаваемого Союзного государства, как посягательство на Союзное государство в целом, и будут предпринимать соответствующие ответные меры с использованием всех сил и средств, находящихся в их распоряжении». Одновременно заявлялось, что «государства-участники считают возможным применение ядерного оружия Российской Федерации в ответ на использование против них ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия в критических для безопасности любого из государств-участников ситуациях». Таким образом, Белоруссия должна была оказаться под «ядерным зонтиком» РФ, что только укрепило бы ее безопасность. Однако вплоть до событий августа 2020 года в Минске предпочитали не вспоминать о замороженном процессе подписания Военной доктрины СГ. Последующие события, как уже указывалось, полностью изменили позицию белорусских властей.

В декабре 2020 года Александру Лукашенко был представлен актуализированный план применения региональной группировки войск СГ, который он одобрил. Тогда же президент Белоруссии подчеркивал, что российским и белорусским военным нельзя «успокаиваться», как бы «ни убаюкивали и руководство США, а сейчас и руководство НАТО». Белорусский лидер даже заявил, что двум странам следует «осовременить» документы по применению региональной группировки войск вооруженных сил с учетом ситуации у западных границ и в мире.

Александр Лукашенко, Виктор Хренин и начальник Генерального штаба Вооруженных сил Белоруссии Александр Вольфович. Иллюстрация: БелТА

В начале апреля замначальника Генштаба белорусских вооруженных сил Павел Муравейко сообщил, что Военная доктрина СГ кардинально пересмотрена и теперь ее осталось утвердить на заседании Высшего госсовета. При этом оказалось, что оборонные ведомства двух стран начали работу над корректировкой документа еще в 2018 году, хотя, как указывалось выше, к концу того года ситуация была немного иной. Теперь же стало очевидно, что белорусские и российские военные, по сути, оказались заложниками политической ситуации в двусторонних отношениях, которые наблюдались в 2018—2020 годах. Только после того, как Москва стала на сторону белорусских властей в их противостоянии попыткам организовать в стране государственный переворот, вопрос сам собой разрешился.

Таким образом, нынешние действия Минска и Москвы по углублению военного сотрудничества являются органичным продолжением процесса углубления двусторонней интеграции, который наблюдается в СГ на протяжении последнего года. Несмотря на некоторые нюансы, Минск и Москва готовы наращивать военное сотрудничество вне зависимости от того, нравится это Западу и белорусской оппозиции или нет. На сегодня нет точной информации, что же будет особенного в обновленной Военной доктрине СГ. Однако нельзя сомневаться, что будет она куда более жесткой в отношении возможной внешней агрессии к Союзному государству в любом ее проявлении.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/10/23/novaya-voennaya-doktrina-soyuznogo-gosudarstva-v-chem-osobennost-situacii
Опубликовано 23 октября 2021 в 11:07
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте