Меню
  • USD 74.60
  • EUR 84.19
  • BRENT 73.81 +1.33%

США могут принять норму «неприменения ядерного оружия первыми», но Пентагон против

Иллюстрация: un.org

В июле 2021 года США и Россия открыли диалог по стратегической стабильности. В конце сентября в Женеве состоялись начальные российско-американские переговоры по подготовке нового соглашения по ограничению ядерных вооружений. Обе стороны хотели бы (разумеется, каждая — свое), чтобы новый договор охватывал более широкие сферы, чем просто стратегические ядерные вооружения.

С 5 по 15 октября в Женеве делегации США и РФ провели девятнадцатую сессию двусторонней консультативной комиссии по практическим вопросам, касающимся реализации соглашения по СНВ.

Ближе к окончанию работы этой комиссии в Женеве, 13 октября, и. о. заместителя директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Константин Воронцов в Первом комитете Генеральной Ассамблеи ООН заявил, что прогресс в ядерном разоружении возможен только на основе консенсуса. Россия считает ошибочными и контрпродуктивными попытки ввести немедленный запрет ядерного оружия. В России полагают, что совместные ядерные миссии (надо понимать — в рамках НАТО), размещение и соответствующая инфраструктура американского ядерного оружия вне их национальной территории — все это противоречит Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Кроме того, Россия против размещения оружия любого типа в космосе и желает предотвратить гонку вооружений в космической среде.

Это российские «пожелания» к американцам. А вот американский жест.

В начале октября 2021 года впервые с 2016 года США сообщили о количестве у них ядерных боеголовок — всего 3750 ядерных боезарядов. Публикация этой статистики является знаком о намерении американцев работать над новым соглашением по контролю над ядерными вооружениями.

На сегодняшний момент переговоры по ограничению ядерных вооружений остаются единственной точкой соприкосновения в российско-американских отношениях. Похоже, что администрация Байдена готовит еще один «жест доброй воли», адресованный человечеству и России, в частности. Похоже, что против подобной декларации выступают американские военные.

На фоне начавшихся переговоров по ядерным вооружениям с Россией администрация президента Байдена в июле 2021 года начала работу над очередным «Обзором ядерной политики» (NPR) и рассчитывает завершить его в начале следующего года. После этого документ будет представлен в Конгресс. NPR в политике безопасности США является базовым документом американской ядерной стратегии.

По сообщениям в американских СМИ, новый NPR Байдена, возможно, будет включать декларативную норму «неприменения ядерного оружия первыми». Норма «неприменения ядерного оружия первыми» на английском языке звучит как no first use и имеет даже специальную аббревиатуру NFU.

В соответствии с политикой NFU США примут на себя обязательство никогда не применять ядерное оружие первыми в конфликте, в том числе в ответ на химические, биологические атаки, кибератаки или массовые атаки с применением обычных вооружений.

В бытность свою кандидатом в президенты, Джо Байден в своей статье в журнале Foreign Affairs выразил свою поддержку «единственной цели» и сказал, что он будут «работать, чтобы претворить это убеждение в жизнь в консультации с американскими военными и союзниками США». Под «единственной целью» в США подразумевают использование своего ядерного оружия исключительно для сдерживания.

Кроме того, на одном мероприятии в Нью-Гэмпшире Байден подтвердил свою приверженность политике «неприменения первыми» и сокращения количества ядерного оружия.

В настоящее время в ядерной доктрине США действует норма «не применять ядерное оружие первыми» против государств, не обладающих ядерным оружием. Это не исключает нормы «применения ядерного оружия первыми» при особых обстоятельствах.

Возможность «применения ядерного оружия первыми» была «рассчитанной двусмысленностью» у американцев в период холодной войны, когда Соединенным Штатам и НАТО противостояли в Европе численно превосходящим обычным силам Советского Союза и стран Варшавского договора. Хорошо известно, что в Соединенных Штатах с 1946 года разрабатывали стратегические планы ядерной войны против Советского Союза при условии «применения ядерного оружия первыми», как на поле боя, так и для атак советских городов и промышленных центров. В США тогда полагали, что угроза ядерной войны по подобному сценарию сдерживает Советский Союз от нападения на НАТО с использованием обычных вооружений.

По окончании холодной войны Соединенные Штаты изменили в своих публичных декларациях риторику в направление уменьшения роли ядерного оружия в национальной политики безопасности США. Но они никогда не заявляли о том, что не будут применять свое ядерное оружие первыми.

В 2010 году в очередном «Отчете обзора ядерной политики» (Nuclear Posture Review Report) администрация Обамы заявила, что Соединенные Штаты «будут рассматривать возможность применения ядерного оружия только в экстремальных обстоятельствах» и ни при каких обстоятельствах не будут угрожать ядерным оружием или применять его «против государств, не обладающих ядерным оружием, которые являются участниками Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в соответствии с их обязательствами по ядерному нераспространению». В конкретный исторический момент это была очевидная угроза в адрес Ирана, нарушавшего ДНЯО. США открыто декларировали: против нарушителя ДНЯО они могут применить свое ядерное оружие первыми.

Таким образом, администрация Обамы не рассматривала ядерное оружие США как исключительное средство сдерживания от ядерных атак возможного противника.

В 2016 году администрация Обамы рассматривала возможность принятия в ядерную доктрину США нормы «не применять ядерное оружие первыми». Однако, как военные, так и гражданские должностные лица тогда выступили в большинстве своем в Национальном совете безопасности США против этой новации. И госсекретарь Джон Керри, и министр обороны Эш Картер высказали опасения, что изменение в ядерной доктрине скажутся на доверии союзников к Соединенным Штатам, подорвут сдерживание и стабильность, создадут неопределенность в политике безопасности США.

Администрация Трампа в своем собственном «Обзоре ядерной политики» (Nuclear Posture Review Report, NPR) 2018 года также отвергла идею того, что единственной целью для ядерного оружия США является сдерживание ядерного нападения на Соединенные Штаты. Логически подобный подход в принципе отвергал идею «неприменения ядерного оружия первыми». В NPR Трампа утверждалось, что «Соединенные Штаты будут рассматривать применение ядерного оружия только в экстремальных обстоятельствах для защиты жизненно важных интересов Соединенных Штатов, их союзников и партнеров». Таким образом, по принятой в 2018 году доктрине США могут применить ядерное оружие первыми, но «только в экстремальных обстоятельствах».

Правда, дальше в NPR Трампа сообщалось о сдерживающей роли ядерного оружия. Ядерное оружие способствует «сдерживанию ядерного и неядерного нападения; уверенности союзников и партнеров; достижению цели США в случае неудачи сдерживания; страховке от неопределенного будущего». Т. е. в данном пункте утверждалась идея «единственной цели».

В настоящее время в Совете безопасности США в администрации Байдена идут дискуссии в отношение принятия в ядерную стратегическую доктрину нормы «неприменения ядерного оружия первыми».

Можно предположить, что большинство действующих и отставных военных высокого ранга выступают против решительного изменения доктрины.

Председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк Милли заявил:

«Я бы рекомендовал не делать заявление о неприменении первыми. Эта тема, полагаю, лишит президента возможности выбора».

Заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов генерал Джон Хайтен еще в 2020 году высказал такое мнение:

«Мой совет заключается в том, что политика неприменения первым — это плохая политика для Соединенных Штатов Америки, и это плохо, потому что мы не можем предсказать будущее».

Ранее, в 2019 году, генерал Хайтен разъяснял:

«Это создаст среду, в которой противник может подумать, что пересечение линий — это нормально и что Соединенные Штаты не будут реагировать на любую ситуацию».

Командующий Стратегическим командованием (STRATCOM) адмирал Чарльз Ричард в октябре 2019 года заявлял:

«Мой лучший военный совет — не проводить политику неприменения первыми. Это окажет значительное негативное влияние на наши обязательства перед нашими союзниками».

В апреле 2021 года он подтвердил это свое мнение.

Бывший командующий STRATCOM генерал Роберт Келер в апреле 2021 года говорил:

«Политика неприменения первыми побуждает наших противников действовать агрессивно, включая, возможно, начало крупной региональной войны с применением обычных вооружений, не сталкиваясь при этом с последствиями максимального риска».

Бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд в 2019 году утверждал:

«Я думаю, что нынешняя политика усложняет процесс принятия решений противником, и я бы не рекомендовал каких-либо изменений, чтобы не упрощать расчет противнику для принятия решений».

Министр обороны Ллойд Остин признает, что норма NFU является прежде всего вопросом политики и цель военных — предоставить президенту как можно больше заслуживающих доверия вариантов.

Заместитель министра обороны США по политическим вопросам Колин Каль в марте 2021 года подтвердил:

«Я лично не поддерживаю политику неприменения первыми».

Помощник министра обороны по программам ядерной, химической и биологической защиты Дебора Розенблюм в мае 2021 года утверждала:

«Не забывайте о стратегической обстановке, с которой мы сталкиваемся, и которая является абсолютно сложной для интересов США и интересов наших союзников. Я не поддерживаю политику неприменения первыми».

Заместитель министра обороны Кэтлин Хикс в феврале 2021 года утверждала:

«Я не верю, что политика неприменения первыми отвечает наилучшим интересам Соединенных Штатов».

Бывшие министры кабинета президента Барака Обамы: экс-министр обороны Эш Картер, госсекретарь Джон Керри и экс-министр энергетики Эрни Монис выступили против принятия политики NFU из-за выраженной союзниками озабоченности.

Вот эта «озабоченность». В июле 2021 года министр обороны Великобритании Бен Уоллес коротко высказался о возможности принятии в США нормы NFU:

«Мы не поддерживаем такое изменение доктрины».

У себя Великобритания по-прежнему сохраняет «двусмысленность» возможности «применения ядерного оружия первыми».

Известно, что в 2016 году против принятия президентом Обамой нормы «неприменения ядерного оружия первыми» высказался премьер-министр Японии Синдзо Абэ. С 2016 года отношения в Азиатско-Тихоокеанском регионе по линии Китай — Япония только ухудшились. Поэтому вряд ли новые власти Японии изменили свое мнение по этому вопросу.

Франция, Южная Корея и Германия в 2016 году также высказались против изменения нормы американской ядерной доктрины. Их нынешнее мнение на счет NFU не известно. Скорее всего, у Южной Кореи оно не изменилось.

С противниками NFU собственно все ясно. Но возникает вопрос: кто в администрации Байдена выступает за изменение американской ядерной доктрины и принятие нормы «неприменения ядерного оружия первыми»? Здесь нам разве что очевидно, что проблема имеет более политический, чем прикладной военный характер.

* * *

Какие резоны выдвигают сейчас американские эксперты для обоснования сохранения нормы «применения ядерного оружия первыми»?

Вот примерная логика их рассуждений. Отсутствие у США обязательства «не применять ядерное оружие первыми» сдерживает крупномасштабную войну обычными вооружениями, поскольку потенциально создает угрозу ядерной эскалации конфликта. В случае принятия США нормы «неприменения ядерного оружия первыми» противники Соединенных Штатов могут обрести соблазн сокрушить союзников США и их партнеров в своих регионах, воспользовавшись своими местными или региональными преимуществами, перевесом в области обычных вооружений, прежде чем Соединенные Штаты или их союзники смогут отреагировать. Норма «неприменения ядерного оружия первыми» не только подорвет сдерживание, но и может увеличить риск развязывания войны обычными вооружениями с переходом ее в ядерную войну.

Соединенные Штаты обязались использовать все необходимые средства, включая ядерное оружие, для защиты своих союзников в Европе и Азии. Изменение в декларативной политике США может подорвать уверенность союзников в союзных обязательствах Соединенных Штатов и побудит их обзавестись своим собственным ядерным оружием. В результате принятие США нормы «неприменения первыми» может подорвать глобальную политику ядерного нераспространения.

Противники сохранения нормы «применения ядерного оружия первыми» утверждают, что нет доказательств того, что эта угроза ядерной эскалации сдерживает большую войну обычными вооружениями. Вместе с тем, подобная норма создает потенциальную угрозу развязывания ядерной войны, если даже США не применят ядерного оружия первыми. Глобальные противники США могут сами в превентивном порядке применить ядерное оружие «первыми» против США, поскольку будут опасаться опережающего американского ядерного удара, против которого американская доктрина не возражает.

Отвергается и второй довод в отношение союзников. Принятие США нормы «не применять ядерное оружие первыми» не подорвет веру в приверженность США своим союзникам, поскольку союзные государства верят в мощь обычных вооруженных сил США для своей обороны, а также будут знать о готовности США нанести ответный удар ядерным оружием в ответ на ядерную атаку потенциального противника.

Решающим доводом противников сохранения в ядерной доктрине США нормы «применения ядерного оружия первыми» стало утверждение, что она повышает вероятность ошибки у противников США, которые примут ложную тревогу за настоящую атаку и нанесут ядерный удар по США.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/10/21/ssha-mogut-prinyat-normu-neprimeneniya-yadernogo-oruzhiya-pervymi-no-pentagon-protiv
Опубликовано 21 октября 2021 в 19:13
Все новости

29.11.2021

Загрузить ещё
Опрос
Что вы думаете о названии «QR-код»?
Результаты опросов
ВКонтакте