Меню
  • USD 73.66 -0.25
  • EUR 83.16 -0.36
  • BRENT 71.33 +1.88%

Энергетический кризис и Евросоюз: накануне очередного саммита

Иллюстрация: rbc.ru

Энергетический кризис стал моментом истины для зеленых амбиций Европы. С таким заголовком вышла Financial Times накануне очередного саммита ЕС с соответствующей повесткой дня.

В свое время Европейская комиссия (ЕК) наметила стратегическую цель для Европы — стать «углеродно-нейтральной» к 2050 году. ЕК представила конкретный план по сокращению к концу этого десятилетия выбросов парниковых газов как минимум на 55% по сравнению с уровнями 1990 года. Теперь амбиции отступают на задний план. На место им приходит тяжелая реальность осени 2021 года.

Энергетический кризис в Европе в 2021 году обусловлен как бы стечением случайных обстоятельств: эпидемией ковида, последовавшей за ковидным летом 2020 года холодной зимой в Европе, а потом летом 2021 года «без ветров» в Северном море. Природа является источником «зеленых» технологий, но она, как показало это лето, изменчива для них.

Все эти природные «случайности» наложились на предшествующие им ошибочные человеческие решения — поспешные стратегии преждевременного вывода из эксплуатации сотен угольных и газовых электростанций, закрытие атомных станций без создания замещающего их потенциала зеленой энергетики.

Дисбаланс из-за тех же самых «зеленых предпочтений» стали замещать «менее грязным» природным газом, которого стало не хватать. В свое время европейцы не согласились на предложение американцев заключить долгосрочные контракты на поставки сжиженного природного газа. При этом европейцы задолго до этого давили на «Газпром» с требованием переходить с долгосрочных контрактов на спотовые. Боролись с его монополизмом доставки. Возня европейцев вокруг «Газпрома» и «энергетического оружия Путина» ослабляла инвестиционную активность и замедляла строительство новейших газопроводов из России в Европу. В итоге в 2021 году Россия столкнулась со своими собственными проблемами в области добычи и инфраструктуры.

И опять здесь совпало. Спрос на газ в Европе и во всем мире начал расти по мере восстановления экономики после коронавируса. Одно наложилось на другое. Последовал ажиотаж на рынке. На спотовый рынок пришли спекулянты с дополнительными ресурсами, доставшимися им от ковидных финансовых вбрасываний европейских (и не только) правительств в 2020 году.

Между тем, природный газ по-прежнему является основным источником энергии для приготовления пищи и отопления в домах в Европе. Спотовая биржевая горячка ударила так или иначе по всем домохозяйствам, поднимая им счета за газ и за электричество.

В итоге, европейские политики стали бояться недовольства своих избирателей, предпочтения которых могут уйти ко всякого рода националистам, правым популистам и евроскептикам. Все эти в прошлом как бы «маргиналы» стоят «на старте» почти по всей Европе в заявленной готовности взять на себя ответственность в этом рушащемся мире.

Аналитики обеспокоены тем, что дефицит и высокие цены на энергоносители во всем мире серьезно подрывают восстановление экономики. О том, что «кризис перехода» создает новые возможности для экономической конкуренции глобальных макрорегионов, они пока благоразумно помалкивают. Преодолевшие энергетический кризис 2021 года вырвутся вперед в экономическом соревновании. А отстающие могут упасть еще глубже.

Не только энергетические, но и геополитические, и внутриполитические темы становятся предметом для размышления серьезных европейских политиков.

Накануне саммита ЕС обострились разногласия внутри Европейского союза по поводу ответа на кризис. Одни лидеры государств-членов видят в центральных структурах ЕС чуть ли не главного виновника кризиса. Брюссель обвиняют в радикальной политике по борьбе с изменением климата и сокращению выбросов. Другие же смотрят на центральные европейские структуры как на возможного спасителя. Они рассчитывают на продуктивное общее решение по образцу ответа на кризис задолженности 2012 года. Они ждут нового Марио Драги.

На прошлой неделе enfant terrible Европейского союза — премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что ЕС частично виновен в происходящем и что блок «должен изменить свою политику». Не просто энергетическую политику, а, подчеркнем, всю свою политику.

С противной Орбану стороны в тот же день стали громко предлагать не менять энергетическую политику, а наоборот сделать ее еще более «зеленой». Исполнительный заместитель председателя Европейской комиссии Франц Тиммерманс заявил, что нападки на «зеленую сделку» обусловлены «идеологическими причинами» и что уход от ископаемого топлива положит предел ценовым кризисам, а не усугубит их.

«Неправильным ответом стало бы замедление перехода на возобновляемые источники энергии. Правильный ответ — это сохранить импульс и, возможно, даже усилить его», — сказал Тиммерманс.

Это только один пример из более широко идущей дискуссии. Сторонники «зеленой энергии» доказывают, что кризис показал необходимость ускорения «зеленого перехода» с полным отказом от угля, нефти и газа, поскольку цены на эти энергоресурсы растут. Их критики утверждают прямо противоположное: ветер и солнечная энергия не выдержали проверки и показали свои недостатки.

Теперь об «общем ответе». В Брюсселе в преддверии саммита обдумывают проект создания единого запаса природного газа в масштабах всего Евросоюза. Это будет стратегический резерв всего ЕС. Европейская комиссия подтвердила свою поддержку этого плана, заявив, что более «комплексный европейский подход» может снизить затраты и смягчить влияние волатильности цен. Без участия российского «Газпрома» и норвежской «Статойл» в подобном проекте не обойтись. Потребуются переговоры и с тем, и с другим участником европейского газового рынка. Возможно, с европейской стороны потребуется один единый общий оператор этого стратегического запаса.

А вот вам не общие, а частные ответы на кризис в Европе, которые могут пойти в ход.

На прошлой неделе в Европе операторы начали отбор газа из недостаточно заполненных газовых хранилищ. Здесь сразу же заметим: более чем вероятно, что катастрофы грядущей зимой все-таки не случится. По ожиданиям Европейской комиссии, цены на энергоносители и электроэнергию упадут весной, но после все равно останутся выше, чем в среднем за последние годы. Большинство стран ЕС полагаются сейчас на газовые хранилища и газовые электростанции для удовлетворения спроса на электроэнергию.

Государства — члены Евросоюза пытаются справиться с ростом цен на энергоносители и электроэнергию различными способами — от установления предельных цен на тарифы и до использования в Швеции бóльших объемов мазута для производства электроэнергии; от временного снижения налогов и предельных цен, как в Испании, и до планов строительства новых компактных ядерных реакторов в соседней Франции. Французы готовы вложить в свою ядерную энергетику около 1 миллиарда евро до конца текущего десятилетия. Лучше поздно, чем никогда. Франция не будет петь в унисон с общей заявленной «зеленой политикой» Евросоюза.

Из потенциальных мер, которые государства ЕС могут предпринять повсеместно, чтобы помочь потребителям и предприятиям справиться с растущими расходами на электроэнергию, — это задействовать чрезвычайную поддержку доходов домашних хозяйств и прибегнуть к целенаправленному снижению налогов. Государства-члены также могут временно задерживать оплату счетов и внедрять процессы, обеспечивающие, чтобы никто не был отключен от сети.

Но для этих мер есть предел, как это демонстрирует одна страна. Из первой пятерки Евросоюза самое тяжелое положение, как водится, последние 12 лет, у Испании. Цены на электроэнергию там растут в четыре раза быстрее, чем в среднем по ЕС. На минувшей неделе премьер-министр Педро Санчес фактически признал, что принятое с лета регулирование приносит стране больше вреда, чем пользы. Испания начала борьбу за смягчение последствий роста цен на природный газ еще в июне, введя временное снижение налогов для уменьшения счетов потребителей за газ. Это мало что дало. Признаки того, что цены будут расти и что кризис может продлиться всю зиму, появились несколько месяцев назад. В августе цены на электроэнергию подскочили на колоссальные 11% и подняли инфляцию в Испании до самого высокого уровня за 13 лет.

Испания особенно уязвима к колебаниям международных цен на газ. У нее нет крупных газопроводов, соединяющих ее с остальной Европой. Она дальше всех от российских «потоков». Ей приходится полагаться на импорт из Северной Африки и приобретение больших объемов сжиженного природного газа. Подведем черту под этим. Власти Испании не знают, что делать, — это тоже европейский «ответ» на кризис.

У Польши ее «ответы» на энергетический кризис созвучны главному ее скандалу с открытым неподчинением законодательству ЕС. На минувшей неделе правительство Польши заявило, что сохранит последнюю польскую угольную шахту в рабочем состоянии, даже несмотря на то, что Европейский суд постановил ее закрыть. В соответствии с тем же постановлением Польша должна платить штраф в размере 500 тыс. евро за каждый день содержания работоспособной шахты. Разбалансировка Евросоюза — это тоже ответ на энергетический кризис.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/10/19/energeticheskiy-krizis-i-evrosoyuz-nakanune-ocherednogo-sammita
Опубликовано 19 октября 2021 в 13:54
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты