Меню
  • USD 70.34
  • EUR 81.87
  • BRENT 85.77

Экономика Грузии при выборах: лари обесценится после 30 октября

Ника Шенгелия. Иллюстрация: Dalma News

В то время как мир борется с пандемией коронавируса, Грузия уже провела вторые по счету выборы. Недовольная итогами парламентских выборов 2020 года оппозиция, охваченная желанием назначения досрочных выборов, объявила местные выборы референдумом и тем самым изменила их содержание. Население, которое на этих выборах должно было решить хозяйственные вопросы собственных городов и сел, опять стало жертвой двухполюсности, укоренившейся в стране в последние годы. Правящая партия же взялась за бизнес и прибегла к апробированной практике рэкета. На эти и другие темы Dalma News беседует с экспертом по вопросам экономики Никой Шенгелией.

— Насколько правильно поняли избиратели содержание выборов 2 октября и насколько правильно они проводились политическими субъектами?

Фактически «Грузинская мечта» управляла страной так, что оппозиционный спектр усилился. Выборы показали, что народ недоволен правлением «Мечты». Если бы последние 8 месяцев экономика и денежно-кредитная политика страны проводилась правильно, то пандемия не нанесла бы нам такой ущерб, особенно это касается цен. Прежние власти весь акцент перенесли на туристический сектор, а «Грузинская мечта» продолжила этот курс. Меньше внимания уделялось развитию реального сектора, созданию рабочих мест. Исходя из этого и получили мы плохие результаты.

— В чем главные основания недовольства?

— На парламентских выборах 2020 года случились такие факты, о которых пишут многие малые предприниматели. В частности, если «Единое национальное движение» для рэкета бизнеса активно использовало статью 210, то эти задействовали статью 226, которая предусматривает существование «подставного лица». То есть если человек имеет задолженность перед бюджетом, для изъятия у него денег прямо переходят к наложению ареста на имущество. К сожалению, бизнесмены молчат, хотя в личных беседах говорят, что это правительство не поддержат.

Вдобавок ко всему этому, многие во время пандемии потеряли работу. Этим людям правительство оказывало помощь в течение 6 месяцев. Некоторые нашли работу, а тем, кто не нашел, прекратили даже минимальную помощь — 200 лари. Правительство могло продолжить выплату этой суммы в течение еще 6 месяцев и поддержать семьи, в которых был трудоустроен один член и тот потерял работу. Конечно, все это и настроило народ против правящей партии. Люди видят, что работающим в мэрии и подобных государственных организациях зарплаты платят, а они остаются безработными. В стране царит непотизм. Даже уборщицей нигде на работу не возьмут, если нет связей в «Грузинской мечте».

— Как распределились, по вашему мнению, голоса таких избирателей?

— Я знаю многих, кто зол на «Национальное движение» и проголосовал за «Мечту» или за партию Гахарии. А те, кто был зол на «Мечту» либо вообще не пошли на выборы, либо пошли и проголосовали за оппозицию в надежде на то, что в стране что-то изменится. Ко всему этому добавилось заявление Ники Мелии (председатель «Единого национального движения») в том, что если он станет мэром, то будет назначать сотрудников не по партийному признаку, а по профессионализму. И это уже породило у избирателей надежду перед вторым туром. Общество требует коалиционного правительства. Несмотря на то, что у «Грузинской мечты» есть большие административные ресурсы, все же появились обиженные люди — безработные, представители среднего бизнеса и те, в кого заявления лидера оппозиционной партии вселили надежду. Коалиционное правительство в органах местного самоуправления было бы большим плюсом.

— Вернемся к тому, что вы говорите о притеснении малого бизнеса со стороны «Грузинской мечты». Что подразумевает статья 226 и почему понадобилось правительству ее применять?

— Большинство зафиксированных в нашей стране предприятий — это общества с ограниченной ответственностью. То есть, гарантировано, что если у ООО появится долг, то пострадает оно всем уставным капиталом, то есть на все имущество будет наложен арест. В условиях «Грузинской мечты» Служба доходов Министерства финансов начала арестовывать личное имущество учредителей ООО, в частности, налагает арест на любое имущество, записанное на их имя: квартира, машина, земля и т. д. Вынуждает бизнесменов продавать личное имущество и погашать задолженности. Эта прерогатива принадлежит только государству.

— Когда все это началось?

— Последние 1,5 года. Если кто-то заинтересуется, может потребовать выдачи статистики, сколько компаний оказались под арестом по этой статье. «Национальное движение» в бытность у власти применяло 210 статью. Тогда многих бизнесменов посадили в тюрьму и заставили продать имущество. Сейчас, к сожалению, «Грузинская мечта» начала то же самое. Когда служба доходов обращается в суд, в любом случае он выносит решение о наложении ареста на имущество. Затем уже нужно доказывать, насколько справедливо обвинение, припрятано было имущество или нет. Если, допустим, компания была богатой, а затем продала имущество и у нее появился долг перед бюджетом, в этом случае применяют данную статью. Как видно, уже ко всем применяют эту статью.

Пандемия и введенные из-за нее ограничения во внимание не принимались? Из-за этого ведь и пострадал малый бизнес. Приемлемо ли, чтобы правительство в такое время начинало рэкет бизнеса?

Известно, что в бюджете у нас дефицит. В 2022 году правительству придется брать кредит. Уже подтвердили, что собираются взять кредит на сумму до 4 млрд лари, чтобы пополнить бюджет. Парадокс, что экономика растет, с чем мы не соглашаемся. В этих цифрах где-то «зарыта собака». Во всяком случае, народ очень нуждается, цены растут, и этот рост, к сожалению, продолжится. В этом году показатель инфляции будет в пределах 3%. Хотя в дальнейшем, возможно, начнется снижение инфляции, но цены не снизятся.

— Не там ли «зарыта собака», что пока экономика Грузии держится на деньгах, присылаемых грузинскими мигрантами?

— Согласно данным статистической службы, за последние 8 месяцев поступило до 5 млрд лари. Это именно те деньги, которые усиливают спрос. Когда деньги поступают, добро на месте не создается, а Национальный банк прибегает к такой политике, когда поднимает процентную ставку до максимума, этот рычаг не подходит. Этим мы ни ценам, ни инфляции ничем не помогаем. У правительства свои эксперты, которые «оправдывают» такие решения, и так они управляют страной. 27 октября они опять повысят процентную ставку, как удерживали лари до выборов. Лари уже начал движение. Мы сказали, что с 10 октября ожидали постепенной девальвации лари. Сейчас они попытаются шоковой терапией приостановить обесценивание лари.

В начале пандемии экс-премьер Гахария обещал населению, что продукты первой необходимости не подорожают. Пандемия продолжается, а продукты катастрофически дорожают. Остались ли основные вопросы без внимания на этих выборах?

— Если понаблюдаете, то увидите, что инфраструктурные работы в городах приостановлены, потому что деньги нужны для выборов. Туда направлен весь бюджет. Само государство дает толчок инфляции. Потому что подорожали коммунальные платежи. Рост ВВП будет, конечно, ведь от эмигрантов только за 8 месяцев поступило 5 млрд лари. Эти деньги пошли на удовлетворение спроса. Соответственно, вырос импорт. А мы вывозим руды, лом, но не переработанную продукцию, что является очень большой ошибкой. Не содействуют развитию промышленного сектора. Проект «Производи в Грузии» доступен не для всех. Там тоже царит непотизм. Мы слышим также, что в подчиненных государству предприятиях ущерб достиг миллиарда лари. Всю экономическую команду правительства нужно полностью поменять.

Были ли эти выборы важны для изменений в сельском хозяйстве. Потеряли ли избиратели этот шанс в результате объявления выборов референдумом?

— Как будет развиваться сельское хозяйство, когда элементарно мелиорацию в порядок не привели? Замеченные в непотизме компании, которые должны были это сделать, взяли деньги у государства и «съели» их. Когда в 2012 году к власти пришла «Грузинская мечта», я был рад и поддерживал ее. Так как считал, что в сельском хозяйстве начнутся революционные сдвиги. Но все это остановилось через 2−3 года. Вместо того, чтобы помочь населению и нормально управлять этим сектором, начали его уничтожение. Если где-то была нормальная техника, перевезли в регион Кахети. Те сады, которые разбили 4 года назад, уже дают обильный урожай, но это капля в море. С конца октября ввезут импортные фрукты и продукты. Пандемия тут ни при чем, нельзя сваливать на нее то, что экономическая команда не умеет управлять процессами.

Вы упомянули Кахетию. Я уже 3 года здесь и наблюдаю за процессами. На рядовых крестьянах развитие никак не отразилось. Здесь развиваются и растут только единичные хозяйства…

— Именно это и есть результат непотизма. Эти плоды идут на экспорт, и деньги поступают в карманы единиц. Инклюзивного эффекта нет. Во время пандемии увеличились денежные переводы, и эти деньги тратятся на продукты. 2022 год будет периодом высоких цен как здесь, так и за рубежом, и увеличения денежных переводов я не ожидаю. Там тоже жизнь подорожала. 2022 год будет нелегким годом. Сохранятся высокие цены. Если взять показатель 2012 года, все выросло на 200%. Ко второму туру выборов еще вынесут деньги. Деньги раздают населению, утвердилась у нас эта порочная практика. Хотя эти деньги опять-таки пойдут на потребление и продажи возрастут. После второго тура лари обесценится, и в конце года курс лари по отношению к доллару США может достичь отметки 3,45.

Беседовала Шорена Папашвили

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/10/13/ekonomika-gruzii-pri-vyborah-lari-obescenitsya-posle-30-oktyabrya
Опубликовано 13 октября 2021 в 09:41
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Где вы получаете информацию о вакцинации от ковида?
Результаты опросов
Октябрь 2021
27282930123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Одноклассники