Меню
  • USD 75.61
  • EUR 85.50
  • BRENT 74.12 +3.09%

«Тайна третьей прививки» и «шатания Беннета»: Израиль в фокусе

Нафтали Беннет и Джо Байден. Иллюстрация: deccanherald.com

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Тайна третьей прививки».

На днях Америка снова подвела Израиль. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, известное как FDA, проголосовало против одобрения массовой вакцинации третьей дозой. Этому предшествовало долгое обсуждение, на котором, в частности, был представлен израильский отчет об успехах бустерной вакцинации. Американские эксперты приняли его во внимание, но другие мнения оказались убедительнее.

Обидно, что наше подвижничество в области испытания вакцины не оценили по заслугам, но это лишь моральный ущерб. Гораздо хуже, что голосование FDA (которое, заметим, еще не является окончательным решением) может подорвать готовность израильтян к третьей прививке и нарушить планы правительства по бустерному вакцинированию всего населения.

О том, насколько эти опасения серьезны, свидетельствует немедленный отклик наших политиков и чиновников от медицины. Министр здравоохранения Ницан Горовиц и координатор борьбы с эпидемией профессор Сальман Зарка чуть ли не хором заявили, что на самом деле документ FDA подтверждает эффективность третьей дозы и правильность стратегии Израиля. Гендиректор Минздрава профессор Нахман Аш предупредил: если вакцинация замедлится и темпы заболеваемости вырастут, придется снова вводить карантин (самая действенная угроза для израильтян на сегодняшний день). Ни один не сказал ни слова о том, что нам тоже стоит задуматься о плюсах и минусах бустерной кампании, а не бежать впереди паровоза.

Дело здесь даже не в том, кто прав в отношении прививки. Вполне вероятно, что стратегия Израиля верна и вскоре будет признана остальным миром. Вопрос в самом способе принятия решений.

В FDA тема третьей вакцинации обсуждалась открыто, профессионально, без спешки, с участием представителей разных точек зрения. Обсуждение началось после того, как Белый дом предложил управлению рекомендовать бустерную дозу для массовой вакцинации населения. Именно так: администрация президента внесла предложение, а решение принимала компетентная экспертная организация.

В Израиле все происходит ровно наоборот: эксперты предлагают — власть решает. Наш премьер Беннет высказался об этом более чем откровенно: «Борьба с эпидемией — как война. Стратегические решения здесь должны принимать не генералы и специалисты, а избранное правительство, которому доступна общая картина».

Но разве можно на войне не учитывать мнения генералов? Тем более зная, с помощью каких фокусов у нас формируется «избранное правительство»…

Если продолжить военные аналогии, то Израиль сегодня продолжает сражаться с «короной» одним и тем же оружием, которое удачно выстрелило в первый раз, но неизвестно, как поведет себя дальше. Между тем, кроме вакцины, уже существуют перспективные лекарства от ковида и его последствий, в том числе в нашей стране. Хороши они или нет, мы не знаем, потому что об этом не говорят и не пишут. Все разговоры идут исключительно о вакцинации. И это неудивительно: только из вакцинации можно раздуть впечатляющую наступательную операцию, которая, возможно, не приведет к победе над «короной», зато даст правительству дополнительный контроль над населением. Не случайно такие волюнтаристские акции характерны для диктатур.

Израиль, конечно, демократическое государство, но со своими особенностями. Мы обвиняли Биби в царских методах правления, но вот царь ушел, а методы никуда не делись. Если в работе нового правительства и присутствует коллегиальность, то она не выходит за стены министерств и комиссий.

Профессор Аш недавно обмолвился в беседе с журналистами, что хотел бы обсуждать вопросы вакцинации с каждым членом коронавирусного кабинета отдельно, поскольку многие из них «не готовы озвучить свое мнение публично». Вот вам и вся демократия! Разве политики избираются не для того, чтобы публично высказывать свою позицию и отчитываться перед гражданами? Можно понять, когда речь идет о военной или государственной тайне. Но с каких пор стало тайной то, что связано с третьей прививкой? Что от нас скрывают?..

Заговор молчания распространяется по всей стране. Врачи не рискуют вслух критиковать решения правительства, научные издания не публикуют выводы и гипотезы, не совпадающие с линией Минздрава, даже социальные сети блокируют неугодные властям публикации. Наши руководители опасаются, что негативная информация льет воду на мельницу антиваксеров и заставляет людей верить в страшилки о прививках. Но ведь именно отсутствие обсуждений и открытой дискуссии порождает мифы, слухи и прочие измышления. Тем временем та же FDA, а ранее EMA (Европейское агентство по оценке лекарственных препаратов) спокойно пишут о побочных явлениях разных вакцин, приводят результаты исследований, цифры, статистику. Возможно, кого-то эти факты заставят отказаться от прививки или, наоборот, убедят, что риск невысок. Так или иначе, в демократическом обществе полагают, что утрата доверия к власти страшнее любой эпидемии, поскольку без доверия эпидемию не победить.

У нас же представители власти сильнее всего боятся, что окажутся хуже своих предшественников в борьбе с «короной», что избиратели не проголосуют за них на следующих выборах. Они не заботятся о нашем здоровье, они беспокоятся за свои посты и кресла. По следам документа FDA в канцелярии главы правительства и Минздраве решили срочно создать центр разъяснительной работы по борьбе с коронавирусом («мате асбара»). На это так и хочется сказать: господа, не занимайтесь ерундой и не тратьте зря наши деньги. Нам не нужны ваши «разъяснения», мы их уже слышали много раз. Не надо нас агитировать за прививку, лучше скажите правду о том, чего вы не знаете и в чем сомневаетесь. Дайте слово тем, кто думает иначе. Не политикам, не блогерам, не актерам, а врачам и ученым — и в первую очередь тем, кто не состоит на государственной службе. Вполне вероятно, что мы поверим вам, а не им, но позвольте нам самим сделать выводы и пойти на вакцинацию по убеждению, а не из-под палки. Это и называется демократией. (Автор: Ирина Петрова)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью американо-израильского журналиста, заместителя редактора газеты The Jerusalem Post Кэролайн Глик, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Байден и Беннет не перестают шататься».

В августе 1990 года, две недели спустя после вторжения Саддама Хусейна в Кувейт, Совет Безопасности ООН принял резолюцию о введении эмбарго и морской блокады для иракского флота. Размышляя над тем, как обеспечить соблюдение этого решения, тогдашний президент США Джордж Буш обсудил вопрос с занимавшей в то время пост премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер.

Тэтчер, выслушав колебания Буша, сказала ему:

«Помни, Джордж, сейчас не время шататься».

Спустя несколько месяцев, после победы американской коалиции в войне в Персидском заливе, Буш вручил Тэтчер в Белом доме Президентскую медаль свободы.

В ходе церемонии Буш, напомнив о тех словах Тэтчер, признался, как они повлияли на него и непосредственно в день разговора, и на протяжении всего дальнейшего кризиса.

Он сказал так:

«Мы часто использовали это выражение, вспоминая о нём в самые тревожные дни».

Чисто теоретически встреча премьер-министра Израиля Нафтали Беннета и президента Джо Байдена в Овальном кабинете могла оказаться для Беннета возможностью занять место Тэтчер, а для Байдена — место Буша.

Беннет прибыл в Белый дом в разгар едва ли не самого серьёзного в американской истории кризиса стратегического доверия к США. Провальное руководство выводом американских сил из Афганистана подвергло США и их союзников серьёзной угрозе и усилило их врагов. Союзники по НАТО в Германии, Великобритании и других странах утратили веру в лидерство США. Китай, не теряя времени, поспешил сменить американцев в Афганистане в качестве покровительствующей державы.

Иран тоже пожал плоды своего партнёрства с движением «Талибан» (организация запрещена в РФ). Первой реакцией России и Китая на захват власти талибами стало удовлетворение давней просьбы Тегерана о присоединении к Шанхайской организации сотрудничества. За этим последовало объявление о том, что в ближайшие месяцы они проведут с Ираном совместные военно-морские учения.

Русские и китайцы привечают Иран, поскольку аятоллы стремительно приближаются к ядерному финишу. Согласно данным наблюдательного органа ООН по ядерной безопасности, Иран удвоил количество урана, обогащаемого им почти до военного уровня.

Чисто теоретически Беннет мог стать голосом разума, который Байден мог бы услышать. Лидер США продолжил отвергать критику своей капитуляции перед талибами и своего отказа от застрявших в Афганистане граждан США и сотрудничавших с американцами афганцев.

Беннет мог предупредить Байдена о тех тяжёлых для США и их союзников последствиях, к которым приведёт отказ от незамедлительного принятия решительных действий, необходимых для немедленной и безопасной эвакуации из Афганистана американцев и союзных афганцев. Он также мог объяснить, что проблемы Афганистана порождены в обладающем ядерной мощью Пакистане. Что нежелание США должным образом разобраться с государством, вооружённым ядерным оружием и спонсирующим террор, как раз и стало ключевым фактором в последующей неспособности американцев справиться с «Талибаном» (организация запрещена в РФ) и «Аль-Каидой» (организация запрещена в РФ).

Поскольку ядерный арсенал Пакистана стал именно тем, что надёжно защитило «Талибан» и его террористических партнёров, необходимо любой ценой заблокировать Иран от превращения в ядерное государство. Стремительный прорыв Ирана к ядерному потенциалу показывает, что ядерная дипломатия на данном этапе не только не работает, но просто контрпродуктивна. Как недавно заметил высокопоставленный арабский чиновник в ходе неофициальных дискуссий: «Ядерные переговоры — это путь Ирана к ядерному арсеналу».

Будучи лидером ближайшего союзника США на Ближнем Востоке, Беннет чисто теоретически мог оказаться тем самым нужным человеком в нужном месте и в нужное время.

Беннет мог постараться убедить Байдена в том, что, если президент хочет исправить ущерб авторитету США как сверхдержавы, только что нанесённый им, президентом, в Афганистане, ему просто необходимо начать сотрудничать с Израилем, в совместном усилии заблокировать Ирану доступ к бомбе военным путём.

К сожалению, история как Байдена, так и Беннета изначально не давала оснований предположить, что они созданы из той же ткани, что Буш и Тэтчер. Напротив, они оба, похоже, с самого начала предпочли то самое пресловутое «шатание» как осознанный выбор для своей карьеры.

В отношении Афганистана Байден продемонстрировал буквально хрестоматийное «шатание». Его заявления с тех пор, как талибы захватили Кабул, стали проявлением возмущённого безразличия к тяжелому положению десятков тысяч американцев и сотрудничавших с ними афганцев, оставленных теперь на произвол судьбы в руках талибов и, вполне возможно, уже обречённых.

Его очевидное безразличие к их судьбе раскрылось не только в словах. В отличие от своих британских, французских и украинских коллег, Байден отказался позволить американским войскам в кабульском международном аэропорту имени Хамида Карзая выйти в город для поиска и безопасной эвакуации граждан США и их афганских партнёров.

Точно так же ответственность Байдена за афганскую катастрофу не повлияла и на его общую внешнюю политику, основанную на умиротворении. Его посланник в Иране Роберт Малли лишь недавно заявил изданию Politico, что, если новое иранское правительство откажется снова принять ограничения, налагаемые ядерной сделкой 2015 года на свою ядерную деятельность, США готовы вести переговоры о совершенно ином соглашении с другими параметрами. Малли, правда, добавил, что альтернативой может стать введение неких штрафных мер, скоординированных с европейскими союзниками, но не сообщил никаких подробностей, о чём может идти речь.

Отказ Байдена признать нанесённый им ущерб или пересмотреть свою внешнюю политику в свете афганской катастрофы проистекает из его собственного ограниченного восприятия мира. В апреле команда Байдена объявила, что намерена вывести войска США из Афганистана к 11 сентября и что ситуация на местах не повлияет на это решение. Байден вернёт мальчиков и девочек домой к 20-й годовщине террористического нападения джихадистов на Америку во что бы то ни стало…

Сообщение было ясным. Байден намеревался объявить войну оконченной, не спрашивая мнения талибов по этому вопросу. Тот факт, что Байден не в состоянии лишить талибов права голоса, похоже, просто не пришёл ему в голову. И даже сейчас, когда «Талибан» ясно озвучил свою позицию, как, собственно, сделал и в прошлом, позволив «Аль-Каиде» атаковать Вашингтон и Нью-Йорк 20 лет назад, Байден по-прежнему отказывается признать этот простой факт, состоящий в том, что именно талибы решили, когда и как они закончили войну.

Байден, который, похоже, считает Америку единственным игроком в мире, не в состоянии осознать, что все его действия имеют последствия. В то самое время, когда он уже был осуждён британским парламентом, а канцлер Германии Ангела Меркель обратилась к России с мольбой помочь в эвакуации граждан Германии и их афганских партнёров из Афганистана, Байден и его советники продолжили настаивать на том, что доверие к США никоим образом не пострадало.

Всё это подводит нас к Беннету. Если Байден — это антитеза Буша, то Беннет — антитеза Тэтчер.

Ему и в голову не приходит, что американский президент может «шататься».

Накануне поездки в Вашингтон офис Беннета подробно описал составленный им план работы с Байденом по предотвращению превращения Ирана в государство, обладающее ядерным оружием. Советники Беннета сообщили, что он против возвращения к ядерной сделке 2015 года, и добавили, что он убеждён в том, что хорошие отношения, которые он установит с Байденом, проложат путь к сотрудничеству по этому вопросу.

Хотя изначально было ясно, что в центре внимания Байдена будет Афганистан, советник Беннета сообщил репортёрам накануне встречи, мол: «Американцы по-прежнему говорят, что эта встреча имеет первостепенное значение, отражая хорошее отношение и приверженность Америки Израилю».

К слову, «хорошие отношения» Беннета с Байденом напрямую связаны с его собственным «шатанием».

На протяжении нескольких недель, предшествовавших поездке, Беннет и его правительство предпочитали не предпринимать никаких решительных действий: ни тогда, когда «Хизбалла» обстреляла Израиль ракетами с севера, ни тогда, когда ХАМАС атаковал Израиль ракетами и зажигательными шарами с юга, ни тогда, когда банда боевиков ХАМАСа напала на границу, застрелив в упор израильского бойца…

Как объяснил в радиоинтервью один из министров правительства Беннета: «Не может же Беннет прибыть в США… когда на юге идёт война [с ХАМАСом]».

Опрос общественного мнения, проведённый в обеих странах, показал, что ни один из двух этих лидеров не пользуется значимой поддержкой в обществе. Беннет в недавнем опросе отстал от своего предшественника Биньямина Нетаньяху на 20 пунктов. Партия Беннета, у которой всего 5 процентов мест в парламенте Израиля, по-прежнему набирает свои 5 процентов. Столь низкие показатели на данном этапе указывают на то, что в следующем туре выборов Беннет может даже и вовсе не попасть в Кнессет.

Политическое выживание Беннета сегодня полностью зависит от всех его партнёров по правительственной коалиции. Семьдесят пять процентов его правительства состоит из левоцентристских и крайне левых партий. Исламисты, связанные с «Братьями-мусульманами» (организация запрещена в РФ), составляют 5 процентов его правительства. Все они имеют право вето на его политику, потому что все они могут свергнуть его с поста премьер-министра.

И никто из них не заинтересован в противостоянии ни Ирану, ни Байдену.

Что касается Байдена, то в его ослабленном политическом состоянии он не откажется от своей базы. А его база абсолютно «шаткая», особенно в отношении Ирана. Администрация Байдена уже вынудила Беннета отступить перед лицом ракетных атак «Хизбаллы», поскольку не хотела сердить Иран. При данных обстоятельствах шанс, что Беннет заставит Байдена противостоять Ирану, изначально был равен нулю.

Предупреждение «не шатайтесь», сказанное Тэтчер Бушу, поместило её наряду с Уинстоном Черчиллем в пантеон иностранных лидеров, любимых американцами за их роль в самых величественных моментах американской истории.

К сожалению, в нынешний мрачный момент трудно представить себе пару, которая бы меньше соответствовала требованиям грозной ситуации, чем Байден и Беннет. (Автор: Кэролайн Глик. Источник на английском: Newsweek)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/09/22/tayna-tretey-privivki-i-shataniya-benneta-izrail-v-fokuse
Опубликовано 22 сентября 2021 в 09:56
Все новости

28.11.2021

Загрузить ещё