Меню
  • USD 73.65
  • EUR 86.96
  • BRENT 73.86 -0.14%

Альгирдас Палецкис: Власти Литвы сделали огромный просчёт, бросив меня за решётку

Альгирдас Палецкис. Иллюстрация: Facebook.

Литовский диссидент Альгирдас Палецкис, которому сейчас грозит девять лет тюрьмы в связи с обвинениями в «шпионаже на Россию», рассказал порталу BaltNews.lt, что в основе его конфликта с политической элитой Литвы лежат два вопроса, по которым их позиции кардинально расходятся.

«Первый — социальная справедливость. Мое мнение: нынешняя власть не обеспечивает элементарной социальной справедливости большинству работающих людей. Второй вопрос — отношения с Россией. Меня и моих сторонников абсолютно не удовлетворяла пропаганда войны с Россией, в которой власти сегодня так преуспели. По этим двум пунктам мы серьезно разошлись с моими оппонентами, и у меня вскоре начались большие проблемы. В октябре 2018 года в стране прошли обыски и задержания сразу у 11 человек (литовские спецслужбы объявили в СМИ о раскрытии „российской шпионской сети“ — EADaily). Но обыски у этих людей ничего не дали, всех отпустили, а против меня возбудили уголовное дело по шпионажу. Это было сделано в отместку за мои слова о том, что 13 января 1991 года около Вильнюсской телебашни свои стреляли в своих», — сказал Палецкис.

Он напомнил, что эта фраза была сказана им на публике в 2011 году, после чего его обвинили в «отрицании советской агрессии» и приговорили к большому денежному штрафу. «Меня тогда сразу прервали на полуслове, а я хотел некоторые моменты довести до общего сведения. Вскоре за мной началась слежка, а так как я писал книгу и вел свое журналистское расследование, это и привело в итоге к новому уголовному делу, уже по более тяжкой статье — шпионаж. Если в первый раз я отделался штрафом, то „за шпионаж“ прокурор потребовала 9 лет. За что? За то, что я имел дерзость дружить с русскими, брать интервью у участников январских событий 1991 года, в том числе и у бывших военных, имел контакты с историками, российскими журналистами, политологами. Часто сам выступал и действовал как политолог», — отметил Альгирдас Палецкис.

«Я постоянно просил — предъявите мне конкретику! В соответствии со ст. 119 Уголовного закона ЛР, шпионаж — это сбор данных для иностранных разведок. Мне говорят, что я собирал информацию о прокурорах, расследующих уголовное дело по событиям 13 января 1991 года около Вильнюсской телебашни, чтобы передать эту информацию России. Что ж, говорю, тогда покажите мне, что я собрал про них? Хоть одну информацию покажите? В конце концов мне предъявили такое заключительное обвинение: „Шпионил по заданию… неустановленного российского разведчика… Планировал собрать упомянутые выше данные. И поручил их сбор… неустановленному лицу“.Такая вот абсурдная цепочка из абстрактных обвинений. И тем не менее прокурор, понимая, что ей как-то надо оправдать полтора года, которые я уже отсидел до суда в тюрьме, требует для меня девять лет лишения свободы. На последнем заседании 22 июня слушались заключительные речи моих адвокатов, следующее заседание — 27 июля, когда, возможно, уже будет оглашено решение первой инстанции», — констатирует диссидент.

Как сообщалось в СМИ, все обвинения против Палецкиса держатся на показаниях второго подсудимого по делу — бизнесмена Деймантаса Бертаускаса. «Это один мой бывший знакомый, который, как оказалось, скачивал себе на компьютер детское порно. На этом спецслужбы его и подцепили, сделали „свидетелем“ против меня и их сотрудником. То есть все обвинения построены на показаниях человека с педофилическими наклонностями. Дело практически уже все рассекречено, как и все, что они на меня нарыли. Никаких государственных тайн там нет и в помине. Да, есть телефонные разговоры, но абсолютно ни о чем, иначе бы их уже давно опубликовали. Спецслужбы просто следили за мной, фиксируя, что я, например, покупаю в торговом центре — 5−6 штук свеклы, три пакета семечек. Вот я сижу в пиццерии — пью чай, пишу статью. Все сфотографировано и подробно изложено в отчетах Департамента госбезопасности. В любом шпионском деле должна же быть зафиксирована хотя бы одна передача каких-то данных, пусть даже не секретных? Но даже про прокуроров никакой информации они у меня не нашли, кроме рабочего архива моей будущей книги, где сопоставлялись разные точки зрения. И были представлены разные версии вильнюсских январских событий», — говорит Палецкис.

Диссидент отмечает, что хотя в мире есть немало хорошо оплачиваемых организаций по защите прав человека — Палецкис насмешливо именует их «грантоедами» — они в его защиту не выступили. «Главные правозащитные организации в Литве даже не пикнули по моему делу. Их больше тревожило то, что происходит где-то в России, Украине, Белоруссии — везде, только не у себя дома. Те, кто по профессии должны были бы это делать, полностью отстранились. Что касается Союза журналистов Литвы, то я даже не пытался туда вступить. Так давно уже понял, что туда принимают только тех, кто „правильно себя ведет“. Меня это не удивляет, просто показательно, насколько прогнила наша система. Да что тут говорить… К сожалению, водораздел остается, поскольку есть так называемые системные СМИ, которые пишут только то, что дозволено властями, игнорируя мою точку зрения. Хотя 3−4 человека все же написали довольно объективно о моем деле. Хорошая новость в том, что в Литве сейчас растет популярность независимых интернет-порталов и Youtube-каналов, и в совокупности они уже догоняют по популярности официальную прессу. При встрече со мной многие люди говорили, что больше не смотрят телевизионные каналы, та как там все врут», — говорит оппозиционер.

«Я думаю, системные люди сделали, мягко говоря, огромную ошибку, посадив меня за решетку, да еще до суда. Факт, но мне сейчас трудно пройти по улице, чтобы кто-то из прохожих не остановил меня, чтобы выразить свою солидарность. Многие при этом говорили, что нам пора всем сплачиваться. Есть такой литовский аналитический портал „Эксперты“, где меня пригласили к участию в качестве журналиста. Так вот, по настроению в комментариях я вижу, что людей сплотило осознание необходимости дать отпор тому, что у нас творится», — подчеркивает Палецкис.

Он отмечает, что сейчас в стране наблюдается всевластие «Союза отечества — Христианских демократов Литвы». Палецкис охарактеризовал их так: «Это ярые националисты, которые, по сути, внедрили в стране однопартийную систему правления. На ключевые посты они поставили своих людей, прибрав к своим рукам и все рычаги власти, включая СМИ. Они сплочены, хорошо организованы и наглы, подминая под себя все другие партии. Они плотно работают с различными американскими организациями. Это структура, которая владеет в том числе и крупными медиа-ресурсами. Но хорошая новость в том, что не все поддались и смирились с этим положением вещей. Недавно, например, в Литве прошли массовые марши протеста по социальным и антикоррупционным вопросам. Люди начинают сплачиваться, это радует. Вот у Сейма митинги были запрещены, а люди все равно пришли, чтобы выразить свой протест. И никто ничего им не сделал».

По мнению Палецкиса, литовский народ стал заложником большой геополитической игры, затеянной англосаксами.

«Более 5 тысяч лет назад существовали единые балто-славянские племена. На этом маленьком пятачке Европы рядом с нами разместилась Польша, от которой Литва мало чего хорошего видела. Несколько раз поляки нас полонизировали, отнимали у нас Вильнюс, литовцам не раз здорово доставалось от польских националистов. А рядом еще и Германия, откуда нам не раз грозили крестоносцы, потом — нацисты, истребляя литовский народ. Что делать с русофобией? Две вещи нужны. Первое — просвещение народа по этим вопросам. Но только одного просвещения мало! Если не будет организации борьбы за социальную справедливость и восстановление добрососедских отношений с Россией, то изменить к лучшему нам ничего не удастся. Этим мы и стараемся заниматься с моими друзьями, проводя через интернет-порталы просветительсую работу. Каждый может это делать на своем месте, только нам надо сплачиваться. Если этого не будет, то мы закончим нашу историю в качестве пушечного мяса в войне англосаксов и их сателлитов с Россией. Так уже было в нашей общей истории. Но давайте сопротивляться, это же вопрос нашего выживания как народа», — призвал Альгирдас Палецкис.

Он вспоминает, что за полтора года поменял 4−5 тюрем, потом попал в тюремный госпиталь — начались серьезные проблемы со здоровьем. «Что касается работников, то большинство из них боится быть выкинутыми на улицу. Поэтому эмоций никаких не высказывают, просто работают. Но, может быть, женщины были чуть более общительными, порой даже умудрялись всучить мне стаканчик кофе, который в тюрьме не положен — только чай. Или от себя добавляли к чаю конфетки. Я же десять месяцев вообще ни с кем не мог общаться, кроме адвокатов, даже звонки родным были запрещены. Эти минуты человечности с охранниками были важны мне для души. Большинство персонала наши власти сильно недолюбливает, смеется над ними. Работа у них сложная, а платят гроши. Думаю, это наши избиратели, они на нашей стороне», — считает Палецкис.

Он также упомянул, что в последнее время работает над книгой. «Книгу я назвал „Наручники на мысли“, в середине июля она выйдет на литовском языке. Ищу хорошего переводчика на русский, как только будет готов перевод — сразу отдам в печать. Я там рассказываю про многие вещи, в том числе и про свое уголовное дело, и про тюрьму, и внешнюю политику, публикую свои дневники. Мои друзья, кто читал черновики, сказали, что написано хорошим живым языком, читается легко», — рассказал диссидент.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/07/01/algirdas-paleckis-vlasti-litvy-sdelali-ogromnyy-proschyot-brosiv-menya-za-reshyotku
Опубликовано 1 июля 2021 в 11:27
Все новости

26.07.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Facebook