Меню
  • USD 72.85
  • EUR 86.50
  • BRENT 72.44 +0.37%

В Шуше создана «широкая перспектива для интенсификации тюркского мира» — интервью

Ильгар Велизаде. Иллюстрация: blitznews.ru

Какое значение имел визит в Шушу президента Турции Раджепа Тайипа Эрдогана и подписание там Шушинской декларации? Как Россия и Иран будут реагировать на официальное оформление военно-политического союза Турции и Азербайджана? Присоединятся ли к этому союзу Украина, Грузия или страны Центральной Азии? На эти и другие вопросы EADaily ответил азербайджанский политолог Ильгар Велизаде.

— Как вы оцениваете визит президента Турции Эрдогана в Шушу и подписание Шушинской декларации?

— Визит президента Турции в Шушу — это, в частности, первый визит главы иностранного государства на освобожденные территории Азербайджана. Это о многом говорит, в частности, как прочны узы братства Азербайджана и Турции. С другой стороны, декларация, которая была подписана в Шуше, создает основу для взаимодействия между двумя странами на долгосрочной основе в качестве союзников. В этом смысле декларация носит исторический характер.

Многие обращают внимание на военно-политический компонент этой декларации, но я бы хотел обратить внимание на экономическую составляющую данных соглашений. По сути, идет глубокая экономическая интеграция двух стран, и, кроме того, эта декларация открывает возможности для кооперации взаимовыгодного сотрудничества между Азербайджаном и Турцией, а также третьих государств, открывая путь даже для Армении. В случае если руководство этой страны проявит интерес, практическим образом она получит возможность подключиться к новой геополитической реальности, которая сегодня формируется в нашем регионе. Также декларация открывает возможности для реализации «формата шести», который в полной мере учитывал бы интересы других государств в нашем регионе.

Говоря о декларации, нужно сказать, что она отталкивается от той нормативно-правовой базы, которая была сформулирована в последние 30 лет. В частности, базовым является договор о дружбе и сотрудничестве 1994 года. Кроме того, был также и договор, который был подписан в 2010 году, и эта декларация развивает эту нормативно-правовую базу.

— Насколько вероятно появление в Азербайджане турецкой военной базы или военных объектов после этого соглашения?

— Появление военной базы Турции в Азербайджане невозможно. Дело в том, что Азербайджанская Республика приняла военную доктрину, которой порядка двух десятилетий. В этой доктрине указано, что иностранным государствам нельзя размещать военную базу на территории Азербайджана. Конечно, эта доктрина подразумевает углубление военно-технического сотрудничества между Азербайджаном и Турцией. Однако создание совместных военных подразделений Азербайджана и Турции делает создание военной базы ненужным.

Новый уровень кооперации делает неактуальным вопрос появления базы. В этом просто нет необходимости. Поэтому мы сейчас строим самодостаточные отношения, которые как раз предполагают параллельное развитие наших вооруженных сил без необходимости в создании каких-то военных баз на территории друг друга.

— Насколько это соглашение направлено против России и Ирана? Как эти страны будут реагировать на официальное оформление военно-политического союза Азербайджана и Турции?

— Это соглашение не направлено против России или Ирана. В этом соглашении конкретно прописан пункт, в котором говорится, что данное соглашение не направлено против третьих государств, и об этом четко говорится. Азербайджан и Турция не собираются создавать военно-политический альянс, который преследовал бы агрессивные цели захвата каких-либо территорий и вступал бы в противоречия с соседями. Кстати говоря, в декларации об этом отдельно было указано. К сожалению, этому пункту в декларации не уделяется большого внимания, но следовало бы читать этот документ целиком, как он есть, а не вырывать из контекста отдельный пункт. Поэтому здесь, скорее всего, идет речь об эффективном взаимодействии в сфере безопасности, которое бы исключало риски для соседних стран.

— Возможно ли, что к этому соглашению в перспективе присоединятся другие страны, например участники ГУАМ (Грузия, Украина и Молдова) или страны Центральной Азии?

— Я не думаю, что к этому соглашению могут присоединиться и другие страны. Потому что база для взаимодействия с другими странами уже есть в лице ГУАМ и Совета сотрудничества тюркских государств. Кстати, по декларации отдельным пунктом стоит говорить о его значении для тюркского мира. Тут создается широкая перспектива для интенсификации тюркского мира. Но тут речь не идет о формировании каких-то сложных конфигураций, которые не соответствуют концепции азербайджано-турецкого взаимодействия. Здесь стоит обратить внимание на то, что в преамбуле документа конкретно сказано: «Одна нация — два государства». Поэтому тут понятно, что ни Грузия, ни Молдова не подпадают под эту преамбулу. Здесь также сложно говорить о том, что к этому формату подключались страны Центральной Азии. Так вопрос не стоит, и нет интереса к этому формату со стороны стран Центральной Азии. Поэтому таких рисков я не вижу.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/06/18/v-shushe-sozdana-shirokaya-perspektiva-dlya-intensifikacii-tyurkskogo-mira-intervyu
Опубликовано 18 июня 2021 в 16:15
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники