Меню
  • USD 63.45 -0.10
  • EUR 66.70
  • BRENT 110.35 +0.93%

Украине и Грузии нечего терять? Интервью с экс-начальником Генштаба ВС Грузии

Иллюстрация: strategypage.com

Новый премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили в ходе визита в Брюссель заявил, что «развитие событий последнего времени в Черноморском регионе явствует о необходимости углубления сотрудничества с НАТО». Издание «Грузия и Мир» в интервью с бывшим начальником Генерального штаба ВС Грузии, генерал-майором Гиви Иукуридзе постаралось выяснить, какие процессы это вызовет для Грузии как для государства, находящегося в крайнем геополитическом противостоянии с Россией?

Гиви Иукуридзе. Иллюстрация: «Грузия и Мир»

— Недавно находившийся с официальным визитом в Брюсселе Ираклий Гарибашвили после встречи с (генсеком НАТО) Йенсом Столтенбергом написал в социальной сети, что «развитие событий последнего времени в Черноморском регионе явствует, что сотрудничество следует вывести на следующий этап и ускорить процесс интеграции Грузии в альянс». Были упомянуты идущие от России угрозы и необходимые ответные действия на эти угрозы. Что конкретно все это значит, какие событий имел в виду премьер? И вообще, какое впечатление оставила эта встреча?

— Думаю, посылы, которые мы услышали от премьера в Брюсселе, по логике декларированной политики, были нормальными. Однако то, что сказано со стороны Столтенберга, новостью, практически, не было. Имею в виду то, что мы услышали те же фразы, что слышим вот уже лет 10−15: двери НАТО открыты, НАТО вам поможет, мы ценим ваш вклад в международные миссии и т. п. Думаю, подобная абстрактная риторика в тот момент, когда Грузия тщательно выполняет все новые задания альянса, несколько комична.

Что касается вопроса, что подразумевал Гарибашвили под «развитием событий последнего времени на Черном море», то он, наверное, имел в виду то, что в последний период Россия очень активизировалась. Это выражается в том, что она постоянно наращивает свое присутствие в виде военных кораблей, что с ее стороны как одного из главных игроков региона является совершенно логичной демонстрацией силы соответственно ее собственным интересам. Однако на фоне наращивания присутствия, усиливается и присутствие альянса, и все это практически происходит синхронно, можно сказать, что напряженность достигает пика. А все это понятно хотя бы из того, что морские силы Североатлантического альянса в составе нескольких плавсредств непрерывно движутся в наших портах.

Что принесет Грузии пребывание в эпицентре растущей конфронтации между большими геополитическими центрами, так же как Украине, — вопрос другой. Однако факт: негативные отношения между Вашингтоном и Москвой, раньше выражавшиеся в заявлениях, уже в значительной степени переросли в действия, которые очень скоро могут снова превратить Украину в горячую точку, и если это произойдет, подозреваю, что масштабы этого конфликта не ограничатся лишь Украиной.

— Между прочим, в последнее время активно говорят о союзе Грузии, Молдовы и Украины, которые при сотрудничестве с НАТО должны совместно осуществлять действия, направленные на обеспечение безопасности в Черноморском регионе.

— Я знаю одно: на словах считается, что мы выполняем какие-то задачи, в том числе — для укрепления позиций НАТО в Черном море. Однако сегодня у нас как государства практически нет никаких ресурсов для воздействия на проходящие в регионе процессы. У нас нет реального морского компонента, поэтому разговор о том, чтобы Грузия в какой-то форме включилась в проводимую альянсом ту или иную кампанию, которая будет ответным шагом на действия России, мне представляются неадекватными. Что касается Молдовы и, в особенности, Украины, вокруг которых сейчас очень подозрительно развиваются события, то, хотя в политическом руководстве Украины говорят, что вернут себе Крым, и на этом фоне происходит переброска военного контингента в направлении как Донецка, так и Луганска, то недавно, в какую-то годовщину присоединения Крыма, президент России прямо заявил: «Крым наш, и пусть никто не думает, что мы его уступим!». Точка. Это означает, что Россия готова к любым действиям, и в том числе — к войне.

Кто на другой стороне готов к тому, чтобы противостоять российской машине, не знаю. Но я уже говорил и повторюсь: если начнутся серьезные военные действия в Украине, проблема возникнет не только для Украины, но и в целом для близлежащих стран региона, в том числе, естественно, для Грузии, которая, совершенно не исключено, окажется включенной в этот процесс.

— Давайте, посмотрим на все это так: факт, что Грузия рискует, участвуя в определенной геополитической авантюре, начатой администрацией Байдена от имени НАТО. Рискует также участившимися визитами военных кораблей альянса в наши порты. Что мы получаем взамен — соответствует ли польза, которую приносит все это (если вообще приносит), тем угрозам, которые для нас создаются?

— Сначала скажем, что может быть дивидендом в противовес угрозам, которые создает для нас включение в кампанию против России в регионе.

Первое — поскольку одной из главных задач декларированной политики является членство в альянсе, должна быть видна перспектива всего этого. Более того, нам говорят: если вы удовлетворите этому, вас примем. Удовлетворяешь, а потом выдумывают еще что-то новое, но существует ли конкретная перспектива? Нет.

Второе — если не конкретная перспектива членства альянса, то по крайней мере должна быть гарантия того, что, если, скажем, на нас будет осуществлена какая-то агрессия, они нам помогут не тревогой-возмущением, а мы получим конкретную помощь — военную, экономическую, гуманитарную, политическую и т. д. То, что это сказка, показала августовская война 2008 года. Тогда возникает вопрос: что принесет Грузии ввязывание в возможную авантюру Вашингтона в качестве слепого орудия?

— Вы как думаете?

— Думаю, в нашем случае абсолютно нарушен простой принцип государственной политики — когда что-то отдаешь, должен что-то получать взамен. Мы сегодня, так же как Украина, можем вторично оказаться в очень опасном геополитическом капкане, только так, что внутри — полная пустота…

— Я часто слышал от политиков, в том числе, от представителей т.н. прозападной оппозиции, что Россия отобрала у Грузии все, что хотела отобрать, и теперь у нее уже нет пути для отступления. В случае, если в Украине начнутся широкомасштабные военные действия, и в них втянут нас, какой еще ущерб мы можем потерпеть, что можем потерять?

— Между прочим, и об Украине говорят некоторые, что она потеряла, то, что могла, и у нее нет пути для отступления. Не дай бог, но в случае широкомасштабной войны действия могут переместиться и в другие части страны. Так что, им еще многое есть, что терять. Что касается Грузии, то не будем забывать, что мы находимся в регионе, где стратегические интересы есть не только у России, в том числе — на Южном Кавказе, но и у Турции и это все больше растет. Сегодня разговоры об этом не особо приняты в нашей политэлите, ничего не значат, исторические интересы неизменны… Это во-первых.

Во-вторых — не будем забывать, что есть Самцхе-Джавахети, где в конкретной ситуации совершенно не исключено, что активизируются определенные наносящие нам вред действия. Вот, с учетом всего этого, думаю, что нашим политикам следует говорить не о том, что нам терять нечего, а о том, что мы должны с утроенными и удесятеренными усилиями беречь то, что у нас осталось. Заботой я считаю такую политику, которая в любой ситуации, при любой политической конъюнктуре будет руководствоваться единственным принципом — что это принесет Грузии, а не тем, что мы постоянно ожидаем из-за границы каких-то политических дивидендов. Которые, возможно, и являются хорошей пустышкой, но реально ничего нам не дают.

Беседовал Джаба Жвания

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/04/02/ukraine-i-gruzii-nechego-teryat-intervyu-s-eks-nachalnikom-genshtaba-vs-gruzii
Опубликовано 2 апреля 2021 в 09:47
Все новости

18.05.2022

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
ВКонтакте