Меню
  • USD 77.42
  • EUR 87.87
  • BRENT 87.90 +0.23%

Протест в Южной Осетии «и не предполагает полную площадь народа»

Мама Инала Джабиева (в центре) на Театральной площади Цхинвала

Подходит к концу 2020 год. Южная Осетия заканчивает его в условиях пандемии коронавирусной инфекции и общественно-политического кризиса. И если с Covid-19 страна, по мнению медиков, справляется на четыре с плюсом, то в вопросах внутренней политики пока положительную оценку ставить рано. Здесь лакмусовой бумажкой стала акция протеста на Театральной площади в Цхинвале. Женщины в черном, сидящие на морозе, — это не только сюрреализм, это отражение серьезных противоречий в нашем обществе, в самой сущности нашего государства, пишет газета «Республика».

Сессия, которой не было

Одной из площадок противостояния власти и оппозиции сегодня стал парламент. Впрочем, в его стенах не первый раз звучат выражения разности взглядов на вопросы внутренней и внешней политики. Депутаты составляли оппозицию первому президенту Людвигу Чибирову, следующий призыв народных избранников организовывал фронду против Эдуарда Кокойты, немало крови попортила экс-президенту Леониду Тибилову на то время оппозиционная партия «Единая Осетия». Сегодня уже бывшие оппоненты власти, став сами таковой, вынуждены выдерживать атаки новой оппозиционной генерации.

Правда, людей на Театральную площадь в конце августа, когда широкую огласку получила смерть Инала Джабиева, подозреваемого в покушении на главу МВД, вывела не оппозиция. Народ вышел сам. Акции протеста привели сперва к отстранению от должности милиционера № 1 Игоря Наниева, а после к отставке всего правительства Эрика Пухаева. Одно время на площади стали раздаваться и призывы к отставке президента, но в фокусе протестных акций оказался генеральный прокурор Урузмаг Джагаев. С сентября именно он является той «сакральной жертвой», которую требуют от президента Анатолия Бибилова.

Градус напряженности нарастал постепенно. Вначале было заявление депутатского корпуса на имя президента, ибо только глава государства по Конституции может сместить с должности руководителя Генпрокуратуры. Когда это предложение депутатов не нашло отклика у главы государства, часть народных избранников решила блокировать работу комитетов, президиума и заседаний сессии парламента. Создалась необычная правовая коллизия — депутаты бойкотируют работу парламента, а меры дисциплинарного воздействия к ним руководство законодательного органа применить не может. Ведь депутаты де-факто каждое утро приходят на работу, другое дело, что заседания не проводятся. Отсюда и неприятная логическая цепочка: нет необходимого количества участников заседания, то есть пресловутого кворума, а значит и нет одобрения повестки дня работы законодательного органа. А без этого неправомочны ни решения комитетов и президиума, ни, тем более, сессии. Оттого и нет до сегодняшнего дня утвержденного главы кабинета министров, и тот соответственно не может сформировать правительство. А при отсутствии легитимного правительства, о чем постоянно напоминают депутаты, нельзя рассматривать и вопросы, которое от имени кабинета министров выносят на утверждение парламента. При этом на чаше весов по сегодняшний день — должность генерального прокурора.

Как еще одно проявление существующей коллизии — очередная попытка провести сессию. В этот раз участие в работе законодательного органа решили принять представители двух оппозиционных партий «Единство народа» и Компартии. Но и их «штыков» не хватило для правомочности заседания парламента — сессия так и не начала работу.

Спикер парламента РЮО Алан Тадтаев высказался по поводу несостоявшейся сессии, пояснив, что депутаты должны были обсудить ряд важных законопроектов, в том числе и принятие госбюджета на 2021 год. Он напомнил, что от принятия бюджета зависит и повышение заработной платы гражданам республики, и финансирование в полном объеме организаций предприятий, и выплаты субсидий… В свою очередь представители оппозиции поставили под сомнение пессимистичные прогнозы в случае непринятия госбюджета, напомнив о 2016 годе, когда принятие бюджетных положений блокировала в парламенте партия «Единая Осетия». Одним словом, все пока очень сложно и вариации компромисса не просматриваются.

Цугцванг поневоле

С 4 декабря протестные настроения принимают новый оборот. Громкие акции на Театральной площади сменились молчаливым укором семьи Инала Джабиева. В этот день мать и супруга Джабиева вышли на площадь, чтобы выразить свое возмущение ходом следствия. С того дня женщины находятся на площади, вне зависимости от времени суток и погодных условий. И это декабрь.

Катализатором протестной акции стало по сути обнародование результатов медицинской экспертизы. Генеральная прокуратура озвучила заключение экспертов государственного центра судебно-медицинских экспертиз и криминалистических экспертиз Минобороны России. В нем указывается, что смерть Инала Джабиева наступила от внезапной сердечной недостаточности на фоне отмены наркотического препарата, а в крови и во внутренних органах погибшего Джабиева при судебно-химическом исследовании было обнаружено наркотическое средство метадон.

При всей авторитетности российских экспертов их мнение вызвало неоднозначную реакцию в республике. Свое несогласие с выводами специалистов государственного центра судебно-медицинских экспертиз и криминалистических экспертиз Минобороны России продемонстрировали представители оппозиции, выразили простые жители страны, которые хорошо помнят страшные фотографии Джабиева после избиения, не приняли ее и семья погибшего и их адвокат. Представитель семьи Джабиева адвокат Диана Санакоева, выступая в СМИ, отметила, что потерпевшая сторона сочла материалы экспертизы «сомнительными и недостоверными».

Через некоторое время было обнародовано исследование причин смерти Джабиева, проведенное югоосетинским судмедэкспертом Зариной Дзагоевой, по которому было определено, что смерть Джабиева «наступила в результате острой сердечной недостаточности, развившейся вследствие полученной травмы». И именно эти выводы потерпевшая сторона считает верными. Генеральная прокуратура объявила о намерении провести еще одну, согласительную экспертизу. Хотя понятно, что вне зависимости от того, что покажут даже десятки экспертиз мать и супруга Джабиева, их сторонники, примут только один вердикт — Инала Джабиева замучили до смерти.

Сегодня очевидно уже для всех, что дело Джабиева перестало быть только уголовным, это уже политика, в которую вовлечена и общественность. В городе ощущается гнетущее напряжение. При этом ситуация на сегодня оказалась запущенной, поэтому любое решение власти, по мнению многих, может напоминать подобие цугцванга. Это положение в шахматной игре, когда любой ход игрока ведет к ухудшению его позиций на доске.

Кстати, есть мнение, что ситуация на Театральной площади разыгрывается по сценарию цветных революций. И сторонники этой конспирологической версии приведут вам конкретные параллели. Но это не тот случай. В августе народ на площадь никто специально не выводил — это стало обычной реакцией на те зверские избиения, которые, к сожалению, имеют место в республике. Кроме того, надо согласиться, с тем, что власть сама порой дает возможность для разрастания протестных настроений. Одни «перетягивания» брезента сотрудниками правоохранительных органов или элементарный недопуск горячего чая участникам акции в ее самом начале, чего стоят. В итоге сложилась ситуация, которую газета «Республика» характеризует как тупик недоверия.

На сегодняшний день существует преобладающее мнение, что причиной поддержания в стране высокого градуса противостояния является нахождение на месте генерального прокурора Джагаева. Так полагает часть оппозиционных депутатов, так полагают и члены семьи Джабиева, но иного мнения придерживается президент Бибилов. Он уверен, что снимать Джагаева нет оснований, потому что его непосредственной вины в смерти Джабиева нет. Но, по мнению издания, дело не только в этом. Едва ли оппозиция удовлетворится тем, что Джагаев будет «сдан». «И это понимание, безусловно, имеет на то основание», — полагает «Республика».

Фактическим символом протеста стала супруга Инала Джабиева Оксана Сотиева. Она стоит с плакатом перед российским посольством, она подписывает обращения к российскому руководству, она озвучивает требования потерпевшей стороны и дает комментарии журналистам… Здесь мы видим явную параллель с женой жертвы милицейского произвола в Северной Осетии Владимира Цкаева — Земфирой.

«Но если последняя на сегодня борется за справедливое правосудие практически в одиночку, то с Оксаной Сотиевой не только общественность юга, но и севера Алании. На Театральной площади не так много людей. Но дело не в том, что люди не поддерживают справедливое требование семьи Джабиева. Данная акция протеста по сути своей изначально не предполагает полную площадь народа», — пишет газета.

Сегодня у акции молчаливого протеста на Театральной площади женское лицо. Так же было и в декабре 2011 года, когда лидером протестных акций была Алла Джиоева. Но в то время в основе движения неповиновения были политические мотивы, а сегодня это требование справедливого расследования смерти родного человека.

«Мы в преддверии Нового года. Конечно, праздник отменить никто не может. Но праздничное настроение не будет у населения республики полным, если мы будем знать, что в это время на Театральной площади сидит мать в черном. Это несправедливо по отношению к этой женщине. Так не должно быть», — заключает издание.
Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2020/12/30/protest-v-yuzhnoy-osetii-i-ne-predpolagaet-polnuyu-ploshchad-naroda
Опубликовано 30 декабря 2020 в 21:40
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Допускаете ли Вы возможность ядерной войны?
Результаты опросов
Facebook