Меню
  • USD 75.61
  • EUR 85.50
  • BRENT 71.80

Милонов: В Карабахе — это не война, это — уничтожение армянской нации

Депутат Госдумы России Виталий Милонов. Иллюстрация: rueconomics.ru

Побывавший накануне в Нагорном Карабахе депутат Государственной Думы РФ Виталий Милонов рассказал корреспонденту EADaily о своих далеко не самых приятных впечатлениях о поездке и подчеркнул, что продолжающиеся в Закавказье боестолкновения фактически являются первым примером вооружённого нападения члена НАТО (Турции) на постсоветское пространство.

— Виталий Валентинович, накануне вы были в Нагорном Карабахе, расскажите, пожалуйста, что вы там увидели?

— Турецкие беспилотники, «игиловских» («ИГ» — организация, запрещённая в РФ) наёмников, азербайджанских солдат… Обстрелы центра Степанакерта, разрушенные дома, похороны.

— А азербайджанских солдат вы видели вблизи или издалека?

— Издалека.

— То есть через оптику?

— Да. Потому что, если бы это было вблизи, то либо они бы меня (убили), либо я их. Очень может быть, что это были не азербайджанские военнослужащие. Хотя довольно сложно понять — азербайджанские это призывники или наёмники из «игила». Они практически никогда не берут в плен армянских солдат, они их расстреливают. Тут же казнят.

— То есть это правда?

— Абсолютная правда. Есть шокирующие кадры, как люди в азербайджанской военной форме пришли в деревню, взяли в плен 75-летнего старика, замотали его в армянский флаг, а потом расстреляли. Они снимали это всё на видео и гоготали. То, что это варвары, однозначно.

— После перемирия обстрелы с азербайджанской стороны продолжаются?

— Степанакерт первую ночь не обстреливали. Сегодня не знаю, что там было. Азербайджанцы на самом деле не обладают какой-либо армией. Это — миф для селфи в «Инстаграме». У них сейчас половина генштаба Турции сидит, с одной стороны, а с другой — разведывательные и ударные израильские беспилотники используются сегодня не только на территории Карабаха, но и непосредственно на территории самой Армении. Я сам видел эти беспилотники. В чистом виде это первый пример вооружённого нападения члена НАТО на постсоветское пространство.

— Там есть раненые среди мирного населения. Вы были в местном госпитале?

— Я был в госпитале, который без остановки принимает раненых — солдат и гражданское население. Когда туда завозят людей — госпиталь бомбят. Врачи вынуждены проводить операции в подвале, потому что рядом падают снаряды и на верхних этажах небезопасно. Под буханье артиллерии хирурги делают свою работу и отправляют раненых в Ереван, на поправку и проведение более серьёзных операций.

— Что говорят местные жители? Они ждут, что Россия вмешается, поможет погасить конфликт?

— Девяносто девять процентов людей рассчитывают, верят в то, что Россия спасёт их от нового геноцида. Потому что-то, что делает сейчас азербайджанская сторона, — это не война. Когда армия воюет с местным населением — это тотальное уничтожение нации. Это по большому счёту повторение османской агрессии 1915 года.

— Это очень прискорбно. Как вы считаете, российские позиции в Закавказье по-прежнему сильны? У нас есть авторитет, мы можем повлиять на столь сложную ситуацию?

— Мы это делаем, пытаемся. Если бы не Россия, то там было бы ещё страшнее и турки полностью развернулись бы, безоговорочно. Но мы не должны ослабевать. Проблема в том, что Россия, как член мирового сообщества, ведёт игру по правилам, а Турция играет — не по правилам. Турция нарушает все мыслимые правила и в наглую, беспардонно захватывает территории. Это не война Азербайджана с Арменией, это, безусловно, турецкая геополитическая экспансия и потеря суверенитета Азербайджана, потому что эта республика превратится сейчас в некий протекторат. А Турция и сын Гейдара Алиева (президент Азербайджана Ильхам Алиев), который там сейчас у власти, он прямо сейчас решает свои личные проблемы, и решает их за счёт собственного населения.

— С азербайджанской стороной удалось пообщаться?

— Нет. Никакого желания у азербайджанской стороны общаться не последовало. Я услышал только угрозы, что меня найдут, убьют, расстреляют, повесят, как всех армян и т. д.

— Угрозы по телефону?

— В мессенджерах, в социальных сетях. Но всё это из разряда азербайджанской армии — сделать грозную морду, позируя на камеру, с оружием в руках, а потом в случае опасности бежать так, что только пятки сверкают. Но, повторю, Карабах столкнулся не с азербайджанской армией, а с объединённой группировкой турецких и игиловских сил.

— В перспективе находящийся рядом Иран на чьей-то стороне может выступить? Есть разные мнения на этот счёт.

— Сейчас турецкие планы — отрезать коммуникации Ирана и Армении. Потому что есть торговые связи, дорога из Ирана в Армению идёт. Задача — перерезать её полностью и пробить коридор к Нахичевани, чтобы пустить воду для орошения низкосортных азербайджанских помидор.

— Ваша поездка — это частная инициатива или вы её с нашим МИДом как-то согласовывали?

— Я имею право действовать в рамках своих убеждений. Я не ехал от имени государства по линии МИДа, а ехал как человек, как депутат, имеющий свою позицию, вес в общественных, религиозных организациях, ехал в рамках комитета по развитию гражданского общества и взаимодействия с общественными, религиозными организациями. Российские организации, которые оказывают гуманитарное содействие гражданскому населению, они меня позвали, и я отправился в дорогу.

— В Госдуме вы будете готовить заявление о ситуации в Нагорном Карабахе?

— Я буду предлагать своим коллегам незамедлительно принять резолюцию об обращении в парламенты Азербайджана и Армении, о содействии в прекращении кровопролития.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2020/10/20/milonov-v-karabahe-eto-ne-voyna-eto-unichtozhenie-armyanskoy-nacii
Опубликовано 20 октября 2020 в 07:00
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте