Меню
  • USD 73.81 -0.41
  • EUR 83.41 -0.55
  • BRENT 69.44 +1.32%

Карсский договор: камень преткновения в грузино-турецких отношениях

Батуми. Иллюстрация: fototerra.ru

За все годы после выхода Грузии из Советского Союза одним из важнейших направлений ее государственной политики была борьба за восстановление территориальной целостности. Независимая Грузия, в отличие от Грузинской Советской Социалистической республики в составе СССР, сразу же утратила реальный контроль над тремя автономными образованиями, входящими в ее состав. Речь идет об Абхазской и Аджарской АССР и об Южноосетинской автономной области.

Тогда все три территориальных образования стали де-факто независимыми и фактически не контролировались центральной властью Грузии. Аджарию пришедшим на волне цветной «революции роз» грузинским лидерам удалось вернуть под свой контроль. Одним из факторов, значительно облегчившим этот процесс, является то, что аджарцы по своему этническому происхождению являются грузинами, отличаясь от основной части грузинской населения лишь религией.

В течение пяти векового господства в Аджарии османской Турции, ей удалось обратить в мусульманство подавляющее большинство местного населения. Несмотря на это, когда по итогам очередной русско-турецкой войны 1877−1878 годов Россия отобрала этот регион у Турции, воссоединение его с территориями остальной Грузии прошло абсолютно безболезненно. Аджарцы воспринимали себя именно грузинами, что было характерно и для верхнего слоя, и для простого народа.

Но, к сожалению, приближаются времена, когда территориальная целостность Грузии может оказаться перед новым и очень серьезным испытанием. Приближается дата завершения действия Карсского договора, заключенного в 1921 году.

Какую опасность это представляет для Грузии?

Дело в том, что этом договоре в одном из пунктов четко указывается, что в случае отказа Российской Федерации от своего протектората и выхода из этого договора, Турция имеет право предъявить претензии на некоторые грузинские территории.

Учитывая стремительно растущие аппетиты и агрессивность нынешнего турецкого руководства, можно не сомневаться, что эта проблема встанет перед Грузией в самые короткие сроки. Вполне допустимо, что возрастающая активность Реджепа Тайипа Эрдогана в значительной степени связана с приближением этой даты. При этом нельзя не признать, что овладеть Аджарией Турции удастся на много порядков легче, чем Нагорным Карабахом.

Для этого ей не потребуется вступать в союз с Азербайджаном, привлекать на помощь Пакистан и Афганистан, сколачивать организацию «Великого Турана» и перевозить в Аджарию «игиловских» головорезов (ИГИЛ — запрещенная организация в РФ).

Турция пока действует с опорой на мягкую силу, но ничто не помешает ей применить и самую что ни на есть жесткую. Лучшим примером этому может служить августовская война 2008 года. Тогда Турция привела свои вооруженные силы в боевую готовность и, в случае приближения российских войск к грузино-турецкой границе на расстояние 100 километров, была готова вторгнуться на территорию Грузии с тем, чтобы создать буферную зону.

Мы должны понимать, в каком положении оказалось бы население этой буферной зоны и сколько тысячелетий Грузии понадобилось бы, чтобы вывести оттуда турецкие войска. При этом главный козырь Турции был отнюдь не Карсский договор, а членство в НАТО. Хотя в Карсском договоре ни слова не было сказано об Ахалцихском регионе, Турция была готова ввести войска и туда. Если с турецкой армией, какой бы натовской она ни была, российская справилась бы, то в этом случае ей пришлось бы иметь дело со всей совокупной военной мощью Североатлантического альянса. Это лишний щелчок по лбу тем, кто на каждом углу вопит о том, что НАТО — единственная защита Грузии.

То, что турецкое присутствие в Грузии просто зашкаливает, известно всем. В Аджарии же положение в разы хуже. Здесь стремительными темпами строятся большие и малые мечети, число которых подбирается к сотне. Многочисленные турецкие фирмы приблизительно 80% рабочих мест с наиболее высокими зарплатами отдают туркам, а не местным жителям, зарплата у которых меньше как минимум в несколько раз.

Турки уже де-факто используют Аджарию как собственную территорию. Они приплывают в батумский порт, который практически стал турецкой собственностью, прилетают в батумский аэропорт, чтобы оттуда на маршрутка и автобусах отправляться в турецкие районы, так как, благодаря экс-президенту Грузии Михаилу Саакашвили, визовый режим с Турцией отменен и даже предъявление паспорта не требуется. Роль беглого преступника и по совместительству экс-президента Саакашвили в отуречивании Аджарии переоценить сложно. Его семья напрямую связана с турецким бизнесом, а мать является проректором турецкого университета в Тбилиси. Неудивительно, что, выступая на телевидении, Саакашвили объявляет их «лучшими друзьями» Грузии. Именно поэтому он, в первую очередь, старался убрать из Аджарии Аслана Абашидзе, потому что тот не допускал в регион турецкого проникновения в масштабах, угрожающих развитию страны.

То, что турецкие инвестиции несут собой благо — абсолютный миф, потому что благодаря именно им все цены в Аджарии выросли в разы, что сделало курортный регион недоступным для весьма значительного количества граждан Грузии.

Из Турции широким потоком хлынули сельскохозяйственные продукты, запрещенные из-за вредности в Европе, но дешевые. А то, что они разрушают здоровье граждан и аграрный сектор, никого не волнует.

Аннексию Аджарии турки начали готовить уже давно. Десятки лет школьники занимаются по учебникам истории, где их готовят к возрождению османского величия, изучают географические карты, на которых грузинские регионы уже находятся в составе Турции. Многочисленные выпускники действующих в Грузии турецких школ и высших учебных заведений уже проникнуты мыслями о том, насколько турки стоят выше, и как расцветет Грузия под их благодатным величием.

Никто в упор не видит того факта, что взамен на право строительства многих десятков новых мечетей на территории Грузии, турки согласились всего лишь на небольшую реставрацию нескольких христианских исторических церквей на своей территории, специально оговорив при этом запрет на религиозное функционирование.

Грядущие перемены уже почувствовал бизнес, так как спрос на батумские квартиры за последние несколько лет резко снизился у покупателей из других грузинских регионов и бывших советских республик. Очевидно, покупатели уже начинают понимать, что возможность изменения политического статуса Аджарии становится реальной и людей беспокоит дальнейшая судьба своей собственности. Аджария становится регионом, в который вкладывать деньги становится просто опасно.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2020/10/20/karsskiy-dogovor-kamen-pretknoveniya-v-gruzino-tureckih-otnosheniyah
Опубликовано 20 октября 2020 в 14:22
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Что вы думаете о названии «QR-код»?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
Одноклассники