• USD 73.58 -0.14
  • EUR 87.08 +0.18
  • BRENT 45.51 +0.44%

В Тегеране нарастает ощущение паники: Израиль в фокусе

Аятолла Али Хаменеи. Иллюстрация: chicagotribune.com

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью Александра Гольцекера, израильского телеведущего, продюсера и публициста, под заголовком «Игра в решительность».

Кого отправили к гуриям? Почему именно его и именно сейчас? И ради чего полстраны сидело в укрытиях?

Сразу после ликвидации командира северного крыла «Исламского джихада» в секторе Газа Абу аль-Аты глава правительства сделал специальное заявление. Среди прочего он сказал буквально следующее:

«Мы ликвидировали опасного террориста, но мы не заинтересованы в эскалации».

Это заявление прозвучало под звуки сирен тревоги в израильских городах от Сдерота до Тель-Авива и сразу после публикации специальных распоряжений Службы управления тылом. Распоряжений, подобных которым не было со времен войны в Персидском заливе. В переводе на арабский, а точнее, на язык Газы, это означает: «Виноваты. Не сдержались. Готовы понести заслуженное наказание».

Я ни в коем случае не умаляю достижений армии и службы безопасности ШАБАК в операции «Черный пояс». Это было филигранное исполнение. Все 50 часов, которые продолжалась операция, указывают на высочайший уровень готовности к любому развитию событий. Причем по обе стороны пограничного забора. Все, начиная от сбора информации о местонахождении Абу аль-Аты и вплоть до оперативных действий по ликвидации ракетных расчетов, исполнялось наилучшим образом. Особенно порадовал высокими показателями «Железный купол».

Вообще, главным достижением операции стало возвращение в сознание граждан безоговорочной веры в нашу армию. Такой, как была когда-то, задолго до Второй ливанской. За это низкий поклон и безграничная благодарность. А теперь последует большое и жирное НО.

На вопрос журналистов о том, почему именно сейчас было принято решение о ликвидации Абу аль-Аты, член военно-политического кабинета и министр юстиции Амир Охана ответил: «Так выстроились звезды». Уверен, что он не лукавил и не пытался скрыть от общественности истинные причины. Он просто их не знал. И это — наша главная проблема.

Вероятно, я разочарую всех тех, кто облегченно вздохнул в надежде, что Израиль вернулся к политике точечных ликвидаций лидеров террора. Ликвидация Абу аль-Аты этого не означает. То есть, конечно, лучше позже, чем никогда, и что-то, чем ничего, но в таком деле важно разобраться в деталях.

Когда всерьез обсуждаются перспективы военного конфликта на границе с сектором Газа, в расчет принимаются доводы и аргументы, основанные на здравом смысле. Разумеется, субъективно, с точки зрения каждой из сторон. Например, пытаясь предугадать решения и действия лидера ХАМАСа в Газе, Йехи Сануара, мы принимаем во внимание его личные интересы в организации, популярность ХАМАСа в глазах населения сектора, его позиции в Каире, Дамаске и Катаре и так далее.

Так вот, Абу аль-Ата, — по сути, глава «Исламского джихада» в Газе, хоть и формально являлся лишь командиром Северной дивизии, — выпадал за скобки суждений, основанных на здравом смысле. Он не вписывался в планы ни одной из сторон, имеющих прямое отношение к конфликту, и являлся лишь исполнителем воли своих иранских спонсоров. Его совершенно не заботило благосостояние жителей сектора, он не зависел от катарских дотаций и египетских посредников.

В борьбе с «сионистским формированием» он был чересчур усерден — даже с точки зрения руководства «Исламского джихада» в Дамаске. Он был неуправляемым в арабской иерархии и тем самым представлял особую опасность. Но у этой медали есть и вторая сторона. Уже давно было понятно, что его смерть, мягко выражаясь, не станут оплакивать ни в Газе, ни в Каире, ни даже и в Дамаске.

В связи с этим возникает ряд вопросов.

Во-первых, что помешало Нетаньяху принять решение о проведении операции «Черный пояс» полтора года назад? В ответ на ракетные обстрелы, террор воздушных шаров и подзаборную войну. Известно, что этот вопрос, в том числе конкретно по Абу аль-Ате, тогда поднимался на заседании военно-политического кабинета по инициативе министра обороны Либермана. Летом 2018-го, во время школьных каникул, можно было провести подобную операцию с гораздо меньшим ущербом для экономики.

Во-вторых, надо бы все-таки определиться. Что послужило основным аргументом для решения о ликвидации Абу аль-Аты? Необходимость обезвредить в его лице «тикающую бомбу» или тот факт, что никто не будет сожалеть о его смерти? В секторе осталось еще достаточно таких «бомб», и смерть многих из них точно так же не станут оплакивать в нашем регионе. За минувшие полтора года мы могли бы неоднократно в этом убедиться, и, возможно, сегодня руководство страны могло бы смотреть в глаза жителям юга, а теперь и центра с меньшим чувством вины.

Только не надо нас пугать тем, что это чревато бессонными ночами в бомбоубежищах. В результате мы получили именно такие ночи, но не сконцентрированные в конкретном временном периоде, а неравномерно размазанные по всему календарю, и, что главное, без перспективы выхода из ситуации.

В-третьих, самое главное — как мы выходим из операции «Черный пояс»? Собственно, как обычно. Так называемое прекращение огня, после которого продолжают звучать сирены тревоги. Уже не раз упомянутая мной формула «тишина в обмен на относительную тишину» продолжает набирать обороты. Относительная тишина со стороны сектора Газа пополнилась возможностью безответных ракетных обстрелов израильских городов. Тишина с нашей стороны усугубилась обязательством относиться более лояльно к «маршам возвращения» у пограничного забора и еще неизвестно какими поблажками террористам.

Есть, правда, одно новшество. В затянувшийся межвыборный период военно-политический кабинет пополнился новыми министрами, которым не терпится делиться суждениями о том, что якобы на самом деле произошло в ходе операции «Черный пояс». В частности, их просто распирает гордость за верный расчет на то, что ХАМАС воздержится от прямого участия в конфликте. Это тонкое разделение на ХАМАС и НЕ ХАМАС — оно для военной разведки и службы безопасности ШАБАК. Так сказать, не для средних умов. Мы уже однажды, всей страной, проводили четкую грань между правительством Ливана и «Хизбаллой». Во что это вылилось — мы знаем. Чем закончится — пока неизвестно. Так что до создания стабильного правительства и, соответственно, военно-политического кабинета пусть лучше пока ориентируются по звездам. По крайней мере, будет ясно, кто виноват. (mignews.com)

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью Амира Тахери, сотрудника Института Гэйтстоуна, в прошлом (1972−1979 гг.) главного редактора иранского издания «Кайхан», в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Крушение лживых фасадов».

Крайне любопытно наблюдать за тем, как в течение последних двух недель контролируемые государством иранские СМИ вынуждены справляться с неизбежной необходимостью сообщать новости о народных протестах, всколыхнувших Ливан и Ирак.

Вначале официальная линия состояла в том, что волнения отражают возмущение, вызванное скудными экономическими показателями и низким уровнем предоставляемых государством услуг. По сути, этот нарратив повторял освещение теми же СМИ прошлогодних общественных протестов в самом Иране — как бы подразумевая немыслимость предположения о том, что «народ», к слову упоминаемый всегда как некая абстракция, может не разделять убеждения об исключительном достоинстве самой правящей системы, а уже тем более способен восстать против неё.

На следующем этапе протесты были представлены свидетельством неспособности властей правильно отреагировать на массовое недовольство. И наконец, теперь восстание изображается как результат зловещего заговора «врагов ислама», включая, разумеется, традиционно подозреваемых «сионистов» и прочих «агентов американского Большого Шайтана».

Поэтому нынче тегеранские СМИ советуют «властям» в Бейруте и Багдаде подавить общественный протест «всеми необходимыми средствами». Так, один из пропагандистов посоветовал иракскому премьер-министру Адилю Абдул-Махди «перебить лидеров мятежа», укрывающихся в высотном здании «турецкого ресторана» в центре Багдада (ставшего оплотом и символом восстания), употребив в отношении протеста религиозное понятие «фитна» — искушение, отклонение от истинного пути.

И вероятно, не случайно издание «Кайхан», отражающее, как считается, взгляды «верховного лидера» Али Хаменеи, стало призывать к «активным действиям» против протестующих в Ливане за несколько дней до того, как отряды уличных боевиков «Хизбаллы» и «Амаль» атаковали штаб демонстрантов в Бейруте.

Вместе с тем, любой, кто внимательно следит за освещением этих протестов в государственных иранских СМИ, без особого труда сумеет уловить нарастающее в Тегеране ощущение паники: а что, если мы становимся свидетелями восстаний на окраинах, аналогичных тем, что, разразившись в своё время в сателлитах СССР на территории Восточной и Центральной Европы, в итоге обрушили всю Советскую империю?

На протяжении долгих лет Тегеран пытался позиционировать свою экспансионистскую стратегию на Ближнем Востоке как исключительный успех не только Исламской революции, но и иранского национализма. Недаром в опубликованном уже посмертно интервью генерал КСИР Хоссейн Хамадани, хвастаясь «спасением» сирийского лидера Башара Асада от поражения и смерти — в тот самый момент, когда у президента и его соратников уже были собраны чемоданы для бегства, — не преминул подчеркнуть, что это появление иранской армии на Средиземном море стало первым со времён доисламского властителя шахиншаха Хосрова Парвиза, правившего в VII веке нашей эры.
Тот же нарратив обнаруживается и в сообщениях о Йемене. Иранцам рассказывают, как при сасанидском шахиншахе Хосрове Ануширване (в VI веке нашей эры) персидская армия во главе с Вахразом была направлена в Йемен, чтобы изгнать эфиопских захватчиков, объясняя, что сегодня Иран делает то же самое, отправляя «оружие и советников» хуситам, стремящимся изгнать на этот раз «захватчиков» арабских.

В Ираке, с точки зрения тегеранских пропагандистов, Исламская Республика не просто имеет право вмешиваться во внутренние дела суверенного государства, но якобы даже обязана «защитить» иракских шиитов и курдов — членов «нашей великой семьи».

Что же касается Ливана, ведущая роль Исламской Республики в этой стране подаётся как естественное продолжение отношений, начавшихся ещё при Сефивидах в XVI веке, когда множество ливанских шиитских священнослужителей прибыло в Иран для оказания помощи в распространении шиизма.

Нет сомнений, что поначалу эта грандиозная стратегия хомейнистов достигла определённого успеха — Тегеран расширил своё влияние на Ближнем Востоке малой кровью. Да и финансовые затраты на формирование этой псевдоимперии были не таким уж значительными. По самым общим оценкам, расходы Ирана за последние четыре десятилетия на завоевание доминирующего положения в Ливане, Сирии, Ираке и Йемене составили лишь около 40 миллиардов долларов. Газета «Кайхан» хвастливо сравнила эту цифру с «восемью триллионами долларов, которые, по словам Трампа, были потрачены на Ближнем Востоке американцами и ни к чему не привели».

Вместе с тем, создавая свою империю, аятоллы совершили большую ошибку: они предотвратили появление подлинно местных властей, в том числе и национальных армий, пусть зависимых, но всё же способных совместно друг с другом контролировать ситуацию. Именно так в своё время британцы добились определённого успеха в Индии, предоставив власть множеству махараджей, набобов и сардаров, пользовавшихся у местного населения некоторой легитимностью, в то время как безопасность субконтинента обеспечивалась регулярной армией, набранной преимущественно из местных жителей, — как правило, представителей этнических и конфессиональных меньшинств. Аятоллы же пренебрегли чужим опытом. В результате формальные государственные структуры в Сирии, Ливане, Ираке и Йемене стали лишь фальшивыми фасадами, скрывающими тот факт, что реальная власть в стране сосредоточена в руках лидеров военизированных группировок, таких как ливанская «Хизбалла», иракская «Хашд аш- Шааби», действующая в Сирии и набранная из пакистанских шиитов «Лива Зайнабиюн», или хуситы.

При этом, заметим, что после недавней атаки на саудовские нефтяные установки хуситы узнали о своей мнимой «причастности» к операции из сообщений иностранных СМИ, цитирующих иранские источники. Тегеран даже не счёл нужным предупредить хуситов о том, что те будут упомянуты в качестве инициаторов и исполнителей атаки, прежде чем заявить об этом мировым СМИ.

В 2017 году генерал Исмаил Каани, второй человек в иерархии КСИР после Касема Сулеймани, заявил на съезде Корпуса стражей Исламской революции о том, что реальная власть во всех вовлечённых в противостояние странах сосредоточена в руках «сил сопротивления, связанных с нашей революцией». Сам же Сулеймани в первом из когда-либо данных им интервью выразил это ещё яснее, сообщив, что не видит в Ливане ничего хотя бы отдалённо напоминающего государственные институты.

Разумеется, эта модель стала повторением эксперимента, осуществлённого над самим Ираном, где формальные государственные структуры, включая президента, кабинет министров, различные министерства и даже регулярную армию, являются лишь фасадом для пресловутых параллельных структур «государства в государстве», которые и обладают реальными полномочиями.

В своё время Советская империя создала аналогичную модель в странах-сателлитах, где даже сами коммунистические партии были всего лишь фасадом. Вся эта конструкция, однако, стала разваливаться, когда марионетки, в том числе и лидеры некоторых местных компартий, принялись уходить в отставку или даже вступать в оппозицию. Нынешний кризис в ближневосточных сателлитах Ирана вполне может пойти по той же схеме. Как и Советский Союз, нынешний хомейнистский режим, испугавшись, способен попытаться остановить исторический процесс силой.

Но, если это и случится, скорее всего, Тегеран потерпит неудачу точно так же, как когда-то и СССР, потерявший всех своих вассалов. Этот процесс может ещё больше ускориться, если те, кто сегодня формирует фасад власти в вассальных Ирану странах, найдут в себе смелость уйти в отставку, позволяя созданным иранцами структурам взять на себя ответственность, соразмерную той реальной власти, которой они сегодня обладают за кулисами.

Хуситы, клан Асада, «Хизбалла», «Хашд аш-Шааби» и прочие подобные группы — просто марионетки в сюрреалистическом шоу, управляемые анонимными кукловодами из Тегерана. То, что они, в свою очередь, скрываются за собственными марионетками, играющими роль президентов или премьер-министров, лишь добавляет ещё больше абсурда. Чуть больше тысячи лет назад выдающийся персидский политик Низам аль-Мульк отметил, что кажущееся законным вовсе не обязательно таковым является, а худшую из тираний порождают именно те, кто, будучи наделён властными полномочиями, не обладает необходимой для этого силой. Народы ближневосточных стран освобождаются от наведённого на них из Тегерана морока, и вряд ли аятоллы в силах это предотвратить. (Источник на английском.)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2019/11/19/v-tegerane-narastaet-oshchushchenie-paniki-izrail-v-fokuse
Опубликовано 19 ноября 2019 в 16:34
Добавьте EAD в свои источники:Яндекс-Новости Google News
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте
ТОП-10
  • Сутки
  • Неделя
  • Месяц
  1. Российский катер подошел к Бердянску, игнорируя украинские протесты 126932
  2. Лукашенко в тупике, Москва снова переиграла Минск — интервью с экспертом 22865
  3. Актера Ефремова, госпитализированного с инсультом, не нашли в больнице 19500
  4. Силовиков вывели из Минска: события ночи 12 августа — EADaily 11563
  5. В Белоруссии силовики начали стрелять в протестующих на поражение 10026
  6. Ситуация в Белоруссии: просто встретились две русофобии — мнение 9920
  7. Девальвация, долги, дефицит: политическая экономия белорусского кризиса 9354
  8. Румыния намерена «поглотить Молдавию без Приднестровья» 8220
  9. Победит ли белорусский Майдан? — У украинских радикалов единого мнения нет 8146
  10. Российский бизнес уходит с рынка Чехии 7242
  1. Мир предупредили о катастрофе страшнее Covid-19: события ночи 7 августа 323564
  2. Лукашенко в тупике, Москва снова переиграла Минск — интервью с экспертом 256058
  3. Российский катер подошел к Бердянску, игнорируя украинские протесты 145533
  4. Выборы в Белоруссии — 9 августа точка поставлена не будет 103116
  5. Лукашенко и Путин играют пьесу в четыре руки, но один из них этого не знает 93467
  6. Стало известно отношение младшего сына Лукашенко к власти 69563
  7. Осенью коронавирус будет поражать самых «сознательных» граждан — эксперт 66004
  8. Гейтс предупредил мир о катастрофе, которая будет хуже коронавируса 61587
  9. Из прибывшей на Донбасс бригады ВСУ разбежалась половина личного состава 56148
  10. Умер военный преступник Андрей Гергерт, главарь «Правого сектора» 45388
  1. От Харькова до Львова: Зеленский в трех днях от Большой гражданской войны 397303
  2. Мир предупредили о катастрофе страшнее Covid-19: события ночи 7 августа 323564
  3. Лукашенко в тупике, Москва снова переиграла Минск — интервью с экспертом 269442
  4. CNBC: Пока США заняты Китаем, главный сюрприз Западу сделает Путин 177645
  5. Рекордную закупку КНР сравнили с «русским зерновым ограблением» США в 70-х 172445
  6. Алиев: Кричали тысячи, а обратились в военкоматы только полторы сотни 154926
  7. Кадыров и его 14 детей ответили Помпео: «Мы принимаем бой» 154763
  8. Российский катер подошел к Бердянску, игнорируя украинские протесты 145533
  9. Израиль хочет строить в Чечне центры для беженцев из Африки 132753
  10. Умер военный преступник Андрей Гергерт, главарь «Правого сектора» 121881