Меню
  • $ 81.14 -0.01
  • 86.88 +6.17
  • BR 73.32 -0.39%

Кадровые решения в Баку не повлияют на отношения с Москвой — эксперты

Чем обусловлены последние крупные кадровые перестановки в Азербайджане? Приведет ли отставка многолетнего главы президентской администрации Рамиза Мехтиева к окончательному закреплению клана Пашаевых в качестве наиболее влиятельной силы в Азербайджане? Как кадровые решения президента Ильхама Алиева повлияют на отношения Азербайджана с Россией? И могут ли столь резкие кадровые перемены и изменение баланса сил привести к расколу внутри азербайджанской элиты и серьёзным рискам для власти? На эти и другие вопросы EADaily ответили директор Кавказского центра политического анализа Ахмед Алили и политолог Зардушт Ализаде.

— На прошлой неделе президент Азербайджана произвёл крупные кадровые перестановки, в частности ушёл со своего поста глава президентской администрации Рамиз Мехтиев. Как вы оцениваете эти перестановки? Чем они были обусловлены?

Ахмед Алили: Рамиз Мехтиев — очень опытный политик, и многие считали, что он и есть система. После его ухода ожидаются большие изменения. Для системы управления в Азербайджане уход Мехтиева можно сравнить с уходом Гейдара Алиева. Две эти личности создали все аппараты управления в современном Азербайджане. Его уход вызовет большие последствия. Следующие 2−3 года будут интересными, и за событиями нужно будет следить.

Сегодня новые требования и вызовы. Азербайджан хочет открыться миру и ведёт переговоры с ЕС. Бывало даже так, что чиновники из Баку и чиновники из Брюсселя, несмотря на то, что говорили на английском языке, друг друга не понимали. Эти чиновники были людьми другого времени, а сегодня, когда ведутся переговоры с евро-атлантическими партнёрами, нужны люди, которые понимают их менталитет и что им надо. Новые времена требуют перестановок, и новые чиновники должны быть людьми, которые разбираются в современной системе отношений.

Рамиз Мехтиев — это личность, и его личные качества создавали возможности для его политических маневров. Я ожидаю, что роль управления определённых институтов изменится, особенно это касается администрации президента. С другой стороны, я ожидаю, что роль политических партий увеличится. Мы частично перенимаем западную модель, где правящая партия будет формировать политическую программу страны. Сейчас, после ухода Рамиза Мехтиева, я ожидаю, что администрация президента станет более открытой и качественно обновлённой.

Зардушт Ализаде: Не нужно придавать особое значение каким-либо кадровым реформам в Азербайджане, ведь система управления остается прежней. Всё это ни к какому эффекту не приведёт. Новые кадры обязаны вписаться в эту систему. В нашей стране по всем вопросам принимает решение один человек — президент Ильхам Алиев. Решения, которые принимает руководство страны, не эффективны. Ни одна цель, призванная поднять экономику Азербайджана, не выполняется — ни развитие ненефтяного сектора, ни борьба с коррупцией, ни эффективная система госуправления, ни развитие регионов. Как и раньше, сидим на «нефтяной игле». Разговоры о борьбе с коррупцией остаются разговорами. Тонкая прослойка людей богатеет, а нам говорят реформах.

Вся проблема в том, что наш чиновничий аппарат не наказывается со стороны политического руководства. Все успешные государства в мире работают по схеме подотчетности народу, у нас же это не работает. Поэтому все эти кадровые реформы не имеют никакого значения.

— Как повлияет отставка Мехтиева на внутриполитический расклад сил? Означает ли его уход окончательное закрепление одного из кланов в качестве наиболее влиятельной силы в Азербайджане?

Ахмед Алили: Я не принимаю клановость в нашей стране. Может быть, в ранние годы независимости она и существовала, но сейчас — нет. Социальные и политические группы у нас делятся на тех людей, которые имеют доступ к административным ресурсам, и тех, кто им не располагает. Теперь молодое поколение, которое хочет их заменить, желает получить доступ к административным ресурсам. То есть скорее тут вопрос поколений, чем так называемых кланов.

Есть и чиновники среднего возраста, которых общественность относит к определённым так называемым кланам. Президент их лично знает и назначал на ответственные позиции, так как их видение Азербайджана ему нравится.

Нельзя делить людей по кланам, если они говорят на каком-то иностранном языке. Новые назначения и оптимизация больше всего направлены на то, чтобы оздоровить экономику и управление, а также дать выход новому поколению чиновников к административному ресурсу. По сути дела, запущен процесс омоложения чиновничьего аппарата и окружения президента.

У нас сейчас назначен новый и сильный премьер-министр (Али Асадов. — Ред.), который разбирается в экономике. С другой стороны, у нас появилось новое суперминистерство — это Министерство экономики. Новый министр экономики покажет новые тенденции в оздоровлении экономики страны.

Зардушт Ализаде: Я не сторонник мнения о том, что у нас идёт какая-то клановая война. Азербайджаном правит сплочённая команда. От перестановок кадров внутри этой команды ничего не меняется. Или система демократическая и она работает, либо она такая, какая у нас есть. В истории были случаи, когда недемократические модели добивались определённых успехов для нации, но это были идеологизированные государства по типу Советского Союза, исламского Ирана. Случай Азербайджана — не тот.

— Могут ли привести столь резкие кадровые перемены и изменение баланса сил к расколу внутри правящей элиты и серьёзным рискам для власти?

Ахмед Алили: Динамичность внутри страны будет расти, это точно. Был слаженный устоявшийся механизм, во главе которого стоял Рамиз Мехтиев — его больше нет. Сейчас же решения будут приниматься по другим принципам. Но скорость принятия тех или иных решений увеличится в разы. Я думаю, что все эти реформы направлены на то, чтобы наши экономические стандарты стали близки к европейским. Если не переводить экономику на европейские стандарты, то сложности могли бы появиться сами по себе. Сейчас же предпринимаются шаги, направленные на то, чтобы в будущем снять напряжение. Сама новая команда вызвана для того, чтобы она смогла снизить потенциальные риски для самой элиты.

Зардушт Ализаде: Нет. Это разборки внутри единой команды. Нет того раскола, который был в Азербайджане в конце 80-х, в начале 90-х годов, когда нахчыванцы были оттеснены от власти, а затем они же свергали карабахца Абдурахмана Везирова и представителя ширванского клана Аяза Муталибова. Сейчас же у нас у власти в целом нахчыванская команда, и весь вопрос в том, кому достанется большой кусок от этого «пирога».

— У Рамиза Мехтиева был имидж «пророссийского политика». Как его уход будет влиять на отношения Баку и Москвы?

Ахмед Алили: Думаю, после Рамиза Мехтиева титул «пророссийского политика» перейдет к другому человеку — свято место пусто не бывает. Наше общество уже привыкло искать «руку Москвы» в верхних эшелонах власти. Вне зависимости от того, кто бы там ни был, отношения между странами будут развиваться в положительном русле. От доверительных отношений между Азербайджаном и Россией зависит ситуация на всем Кавказе. Это все понимают, и в дальнейшем думаю, что отношения будут только развиваться. Рамиза Мехтиева в стране знают как государственника, я не думаю, что он был «прокаким-то». Мы ещё долго будем изучать его роль в истории Азербайджана.

Зардушт Ализаде: Можно ли считать нынешнее правительство прозападным? Данная власть в лице Гейдара Алиева, а затем и Ильхама Алиева никогда не конфликтовала с Россией. Определенные разногласия возможны, но принципиальных — никогда не было. Поэтому саму власть у нас в стране можно оценивать как вполне «пророссийскую». В целом весь наш политический класс настроен пророссийски.

Анар Гусейнов

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2019/10/29/kadrovye-resheniya-v-baku-ne-povliyayut-na-otnosheniya-s-moskvoy-eksperty
Опубликовано 29 октября 2019 в 21:11
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Что вы думаете по поводу перспектив «зерновой сделки»?
Результаты опросов