• USD 66.47 +0.24
  • EUR 75.07 -0.16
  • BRENT 61.22

Антисемитизм чернокожих и антиисламизм во Франции: Израиль в фокусе

Марин Ле Пен. Иллюстрация: republicbuzz.com

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью писателя, публициста Борис Гулько (США), под заголовком «Подгузники вместо хлеба».

Годы 1955−1966 называют «золотым веком» отношений между чернокожими американцами и евреями. Это было время борьбы за права чернокожих. Евреи с севера США поехали в южные штаты организовывать эту борьбу. Они создали и субсидировали национальные организации защиты гражданских прав.

Двое молодых евреев — Эндрю Гудмэн и Майкл Швернер — в «лето свободы» 1964 года были убиты белыми расистами. В марте следующего года в знаменитом марше Сельма — Монтгомери рядом с Мартином Лютером Кингом (МЛК) шагал самый известный неортодоксальный раввин Америки Авраам Иешуа Хешель. Позже МЛК писал: «Как среди чернокожих может существовать антисемитизм, когда наши еврейские друзья продемонстрировали свою приверженность принципу терпимости и братства не только в виде значительной финансовой поддержки, но и во многих других ощутимых формах, и зачастую в больших личных жертвах. Можем ли мы когда-нибудь выразить нашу признательность раввинам, которые решили дать нам моральную поддержку??? Нужно ли мне напоминать кому-либо об ужасном избиении раввина Артура Леливельда из Кливленда??? Невозможно описать вклад, который еврейский народ внес в борьбу чернокожих за свободу…»

В борьбе за десегрегацию евреи приняли в свои прелестные городки и школы на севере США чернокожих переселенцев с юга, но со временем должны были сами покинуть эти города. Увы, гармония между двумя общинами расстраивалась. Уже в 1966 году Студенческий координационный комитет ненасильственных действий (SNCC) проголосовал за исключение белых из своего руководства. «Белыми» оказались евреи. После убийства МЛК все заметные лидеры чернокожих оказывались антисемитами: Малькольм Экс, Луис Фаррахан, Джесси Джексон, Ал Шарптон. Опрос 1998 года определил ярыми антисемитами 34% чёрных и только 9% белых американцев. В районе Бруклина, в котором сохранилось смешанное еврейско-негритянское население — в Краун Хайтс, с 19 по 22 августа 1991 года полыхал еврейский погром. В ходе него Лемерик Нельсон зарезал студента иешивы Янкеля Розенбаума. Позже суд присяжных, состоявших в основном из чернокожих, оправдал Нельсона. Процесс завершился банкетом, на котором пировали вместе родственники убийцы и члены жюри. Чернокожий мэр Нью-Йорка Дэвид Динкинс поддержал оправдательный вердикт. Погром он прервал, послав в Краун Хайтс полицейских, только когда президент Буш-старший пригрозил ввести в Нью-Йорк национальную гвардию.

Но, может быть, евреи помогли прогрессу чернокожих? Увы, это спорно. Один из ведущих журналистов WSJ чернокожий Джейсон Райли (Jason L. Riley) привёл статистику изменений в чёрной общине в последний период ущемления её гражданских прав. «Ирония в том, что история чёрных в первой половине ХХ века являет нам картину грандиозного прогресса, несмотря на значительные внешние препятствия», — писал он. Между 1940-м и 1960 годами количество бедных в чёрной общине упало с 87% до 47%. Процент работников интеллектуального труда среди них с 1940 по 1970 год вырос вчетверо. Важнейший фактор, определённо связанный с названными успехами: все исследования, проведённые с 1890 года по 1940-й, показывали, что в браке состоял больший процент чернокожих, чем белых. В 1925 году 5 из 6 чёрных детей жили в семьях с двумя родителями.

Ситуацию в чёрной общине кардинально изменила к худшему реформа «по борьбе с бедностью» 1964 года, названная президентом Джонсоном «Великое общество». Строго говоря, за нечто подобное ратовал и МЛК, заявивший в 1967 году: «Самый эффективный метод борьбы с бедностью — её прямая отмена введением гарантированного дохода». Этот «гарантированный доход» реформа Джонсона обусловила наличием у женщины детей и отсутствием у неё мужа. Сейчас около 80% чёрных детей рождается вне брака. Мрачные социальные последствия «гарантированного дохода» подчеркнул уик-энд 4−5 августа с. г. в чёрном районе Чикаго: в уличных перестрелках там пострадали 74 человека, 12 были убиты.

Борьба евреев за «униженных и оскорблённых» продолжается. Вступив в должность в январе 2017 года, президент Трамп немедленно ввёл мораторий на эмиграцию в США мусульман. Тут же в аэропорт JFK устремились на демонстрацию протеста взволнованные евреи. При виде на картинке ТВ возбуждённые лица иудеев в кипах, требующих впустить в страну переселенцев из стран, откуда евреям пришлось бежать, мне представились те же лица несколько лет спустя, плачущими: «Мы боролись за них! Зачем они подорвали еврейскую школу; детский сад; общинный центр!» Может быть, это видение пришло под влиянием посещения улицы Пастер в Буэнос-Айресе, на которой у каждого чахлого городского деревца укреплена табличка с именем еврейского ребёнка, вроде: «Моше Кац, 5 лет», «Лея Шапиро 4 года». На этой улице в 1994 году мусульмане взорвали еврейский общинный центр, погубив жизни 85 человек. Более 200 были ранены. Был уничтожен детский сад. Аргентина объявила в международный розыск высокопоставленных иранцев — организаторов теракта. Но те спокойно разъезжают по миру. Никто не собирается их арестовывать.

О провалах альтруистической деятельности евреев напоминает статья в JP от 5 августа «Что с тобой случилось, Кори Букер?» «самого известного раввина Америки», как его представляет «Вашингтон пост», Шмуэля Ботеаха.

Рабби Ботеах в своей деятельности пытается соединить ортодоксальный иудаизм с американской массовой культурой. Он — автор 34 книг, включающих «Кошерный секс» и, написанную совместно с моделью журнала «Плейбой» Памелой Андерсон, «Жажда любви». Ещё в его резюме значится дружба и духовное наставничество певца и танцора Майкла Джексона. С 1988 года рабби Ботеах 11 лет был посланцем Любавичского ребе и служил главным раввином Оксфордского университета. В результате его деятельности ассоциация студентов-евреев стала второй по размерам студенческой организацией в долгой истории Оксфорда. Эта ассоциация включала в себя почему-то 5000 членов-неевреев, а президентом её был чернокожий американец Кори Букер. Из-за чего эта организация считалась еврейской — я не выяснял. Дружба рабби с Букером стала частой темой публикаций рабби и способствовала росту популярности Букера, особенно среди евреев. Это ярко выразилось в финансовой поддержке. «Кори явился одним из крупнейших получателей пожертвований произраильской кампании в американской политической истории», — сообщил в помянутой статье рабби Ботеах.

Кори Букер олицетворяет собой верх достижений еврейской борьбы за права чернокожих. Он — из семьи руководителей корпорации IBM, закончил Стэнфордский университет, как стипендиат Родса учился в Оксфорде, потом стал доктором права от Йельского университета. Позже, будучи мэром Ньюарка, Букер прославился заботой о горожанах.

С этой заботой, правда, есть разночтения. Журналисты с восторгом рассказали, как Кори, узнав, что в засыпанном уже третий день снегом городе у женщины кончились подгузники для ребенка, явился к ней, неся под мышкой коробку с подгузниками. Красивая история. Её испортила, однако, сама облагодетельствованная: «Мне нужны ещё хлеб, молоко. Лучше бы мэр организовал уборку снега, чтобы я могла выйти из дома в магазин и купить всё необходимое», — пожаловалась она любопытному репортёру.

Тем не менее, Букер является наиболее реальным кандидатом в президенты от Демократической партии в 2020 году. Таких кандидатов у демократов на сегодня пять. Вспомним их. Джо Байдену и Берни Сандерсу стукнет к выборам по 78 лет каждому. Грозящая в таком возрасте болезнь Альцгеймера этим двоим не очень опасна: их когнитивную функцию она сильно не испортит. Трудно представить их победителями праймериз.

Красноречива бывший гарвардский профессор сенатор Элизабет Уоррен. Недавно она заявила, что все работники правоохранительных органов в Америке — расисты. Её шансы, однако, убил президент США своим наглым предложением заплатить ей из своего кармана миллион долларов, если Уоррен согласится плюнуть в пробирку. Она, однако, отказывается. Дело в том, что Уоррен сделала карьеру как выходец из индейского племени чероки. И генетический тест, не подтверждающий её происхождение, изобличит её как самозванку.

Остаются два сенатора: Камала Харрис (её мать из Индии, отец — чернокожий) и Букер. По опросам на сегодня Харрис поддерживает 17% демократов, Букера — 14%. Остальных — не больше 3% каждого.

Харрис представляет культуру Сан-Франциско, и в целом гиперлиберальна. Для национальной арены она слишком левая. К тому же, у бывшей прокурорши очень уж злое лицо. Остаётся Букер, имеющий репутацию умеренного.

Произраильские евреи-демократы рассчитывали на Кори. Выступая перед ними, он блистал то словечком из идиш, то из иврита. Однако в сентябре 2015 года сенатор Букер проголосовал за обамовский договор о ядерной программе Ирана, нёсший смертельную опасность Израилю; оказался среди 44 сенаторов, отказавшихся быть спонсорами акта против бойкота Израиля; голосовал против акта Taylor Force, наказывающий Палестинскую автономию финансово за терроризм. Всё это важно, но не зрелищно. А многие люди думают глазами. Поэтому серьёзный ущерб любви произраильских евреев-демократов к Букеру может нанести опубликованное недавно фото, на котором Букер в окружении троих активистов-антисионистов на их съезде держит плакат: «Не должно быть стен от Палестины до Мексики». Рядом с ним стоит улыбающаяся антиизраильская активистка Лея Мускина-Пьерре в майке с надписью: «Палестина волнует феминисток, извращенцев, беженцев, расово озабоченных».

Проголосуют ли либеральные евреи на выборах 2020 года за кандидата в президенты Букера? Весьма вероятно. Ведь Букер уже объяснил, что невнимательно прочёл плакат, который держал.

▼ читать продолжение новости ▼

Я надеюсь на другой сюжет: после промежуточных выборов 2018 года президент сменит своего министра юстиции, и новый министр, например Руди Джулиани, проведёт расследование и продемонстрирует стране часть тёмных дел Обамы. И тогда на выборах 2020 года Америка проголосует за кандидата-республиканца, а Букер пострадает за свою верность антиизраильской традиции чёрного собрата. (Автор: Борис Гулько)

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью Ги Мильера, профессора Парижского университета, автора 27 книг по Франции и Европе, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Критика террора — „психическое расстройство“?»

Словно в худших советских традициях, французские власти готовы использовать «психиатрию» для подавления диссидентов и политических противников.

В декабре 2015 года журналист одной из мэйнстримных французских радиостанций сравнил правую партию Национальный Фронт с Исламским государством (ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация — ред.), заявив, что, мол, между теми и другими ощущается «духовная общность» и, что они подталкивают своих сторонников «закрыться в своей собственной идентичности».

Глава Национального фронта Марин Ле Пен, говоря о «неприемлемых словесных параллелях», обратилась к радиостанции с просьбой предоставить ей право на ответ. А затем опубликовала в своём Twitter фотографии с телами жертв «Исламского государства», подписав, «Вот, что такое ИГИЛ!»

Французские СМИ немедленно обвинили Ле Пен в распространении «неприличных» и «непристойных» изображений. Вслед за тем французское правительство распорядилось о предъявлении Министерством юстиции обвинений главе Национального фронта. После чего, в ноябре 2017 года Национальное собрание Франции лишило Ле Пен парламентской неприкосновенности.

Несколько месяцев спустя судья, уполномоченный французским правительством, предъявил Марин Ле Пен обвинения в «распространении изображений насилия», ссылаясь на статью 227−24 Уголовного кодекса Франции, определяющую преступление следующим образом: «…распространение … сообщений насильственного характера, содержащих подстрекательство к террору, порнографию, способных нанести серьёзный ущерб человеческому достоинству, подстрекающих несовершеннолетних к участию в играх, представляющих для них физическую угрозу, а также извлечение выгоды из подобных сообщений».

По ходу судебного разбирательства Марин Ле Пен получила распоряжение суда, предписывающее ей пройти психиатрическую экспертизу для определения того, является ли она здравомыслящей. Ле Пен отказалась, заметив, что, публикация ужасов, совершенных «Исламским государством» не является подстрекательством к убийству, и что фотографии жертв террора не могут быть приравнены к порнографии.

Предъявленное Ле Пен судебное требование наглядно продемонстрировало, что французские власти вполне способны возродить давнюю советскую практику использования «психиатрии», в качестве инструмента для подавления диссидентов или других политических соперников.

Фактически, теперь Ле Пен может быть арестована в любой момент. За отказ выполнения распоряжения суда ей грозит наказание до пяти лет тюремного заключения.

Следует заметить, что, будучи кандидатом в президенты в мае 2017 года, Ле Пен получила 34% голосов во втором туре голосования. Попытка отправить её в тюрьму, неизбежно приведёт к массовым волнениям среди её сторонников, а потому вряд ли власти действительно решатся на арест Ле Пен.

Вместе с тем, можно предположить, что это, не что иное, как попытка запугать правого лидера, а, если удастся, и уничтожить её политически.

Не случайно несколько недель назад французское правительство потребовало от чиновников, ответственных за расследование «финансовых преступлений», изъять два миллиона евро (2,3 млн долл. США) государственных средств, предоставленных партии Национальный фронт, прекратившей с тех пор практически все свои общественные мероприятия. Иными словами, правовое наступление на Марин Ле Пен фактически стало лишь дополнением к наступлению финансовому. Кроме того, даже если Ле Пен и не отправится в тюрьму, закон, похоже, был использован для того, чтобы иметь возможность лишить её права участвовать в выборах в Европейский парламент, запланированных на май 2019 года.

Президент Франции Эммануэль Макрон прекрасно осознаёт, что сегодня именно партия Национальный фронт является его главным оппонентом в стране, а Ле Пен — его главным политическим противником. Себя Макрон представляет лидером «прогрессивного» видения Европы и главным врагом тех, чьи взгляды он назвал «проказой» и «злыми ветрами», то есть, защитников национального суверенитета, противников исламизации Европы и неконтролируемой иммиграции.

Недаром Макрон обрушился с резкими словесными нападками на вице-премьера и министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини, а также премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, продвигающих создание Европейского альянса национальных движений, включающего, в том числе, партию Марин Ле Пен. Одновременно, Макрон поддерживает введение санкций против Венгрии и Польши, за отказ этих стран принимать больше мигрантов.

Макрон понимает, что успех альянса Сальвини-Орбана станет для него не только личным унижением, но может привести к победе партии Ле Пен во Франции, что будет означать окончательный крах его и без того рушащегося президентства (рейтинг поддержки Макрона, упавший ещё на 6 пунктов в прошлом месяце, составляет теперь лишь 23%).

Раздавить союз Сальвини и Орбана Макрон не способен, но зато, может повлиять на этот политический процесс во Франции.

Возможно, противостояние Макрона Ле Пен, является так же своего рода попыткой его правительства предотвратить во Франции рост исламского насилия.

Не случайно книги и публикации, упоминающие о насильственной составляющей, присущей исламу, сегодня подвергаются бойкоту и исчезают с полок книжных магазинов (хотя сам Коран по-прежнему широко доступен). Точно так же и организации, выступающие против исламизации Франции и Европы, подвергаются судебным преследованиям. Так, Пьер Кассен и Кристин Тасин, лидеры главного французского веб-сайта, ведущего борьбу с исламизацией — Riposte Laïque («Светский ответ»), вынуждены сегодня тратить невероятное количество времени и сил на суды, регулярно подвергаясь серьёзным штрафам. Более того, чтобы сохранить свой сайт, они были вынуждены переместить его за пределы Франции и Европейского Союза.

Недавно советник Макрона Хаким Эль Каруи, отвечающий за разработку новых институтов «Ислама Франции», опубликовал 615-страничны отчёт. В своём докладе он определил исламизм как «идеологию, совершенно отличную от ислама». Он также ни разу не коснулся связи между исламизмом и террором. Кроме того, в докладе также подчёркивается настоятельная необходимость распространения «истинного ислама» во Франции и принятия преподавания арабского языка в государственных средних школах.

В свою очередь, во французских СМИ любые упоминания о связях между исламом и насилием практически полностью устранены. Когда очередной мусульманин, выкрикивая «Аллаху Акбар» («Аллах велик»), совершает ножевое нападение, официальное заявление, публикуемое ещё до начала какого-либо расследования, неизменно сообщает, что произошедшее «не имеет ничего общего с исламом» и не носит «террористического характера».

После чего СМИ просто слепо цитируют это сообщение. В самой последней атаке такого рода, совершённой 9 сентября в Париже, семь человек были ранены, четыре из них — серьёзно.

Недавно публицист и писатель Эрик Земмур рассказал по телевидению о высокой доле молодых мусульман среди заключённых Франции, а также о росте мусульманского антисемитизма во французских пригородах. Исполнительный советник телерадиовещания Франции немедленно сообщил, что заявление, сделанное Земмуром, «клеймит мусульман» и повлечёт самые серьёзные последствия, если когда-нибудь будет повторено вновь.

Французское ток-шоу начало распространять петицию с требованием полностью отстранить Земмура от выступлений во французских СМИ. В течение одной недели петиция собрала более 300 000 подписей.

В ответ Земмур задался вопросом, не следует ли возродить для него советский «ГУЛАГ» или ему предоставят возможность избрать для себя ссылку самому. При этом в его адрес поступило такое количество заслуживающих доверия угроз смерти, что теперь он вынужден находиться под круглосуточной охраной полиции.

Политолог Жан-Ив Камю заметил, что, хотя он и не согласен с мнением Марин Ле Пен: «Всегда и везде, где, говоря о политическом оппоненте, используют термин „сумасшедший“, неизбежно открываются двери тоталитаризма».

В свою очередь адвокат Режи де Кастельно (Regis de Castelnau) описал ситуацию в ежемесячнике Causeur следующим образом:

«В Европе есть страна, где главная оппозиционная партия была лишена своих финансовых ресурсов, а её лидеру предписали пройти судебно-психиатрическую экспертизу. Вы думаете, что это путинская Россия или Венгрия Орбана? Нет! Это Франция».

Кастельно также заметил, что закон, использованный против Марин Ле Пен, обычно применяется для обвинения «извращенцев» и «психопатов». «Психиатрическая экспертиза» же запрашивается, как правило, лишь тогда, когда уголовный приговор сопровождается обязательством пройти психиатрическое лечение.

«Всем тем, кто смеётся над проблемами своих политических оппонентов, — написал он, — было бы полезно напомнить о том, что поддерживающие атаки на политические свободы, могут в скором времени ощутить их и на самих себе». Источник на английском: «Институт Гэйтстоуна»

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/11/14/antisemitizm-chernokozhih-i-antiislamizm-vo-francii-izrail-v-fokuse
Опубликовано 14 ноября 2018 в 08:43
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами