• USD 66.61 -0.41
  • EUR 75.51 -0.45
  • BRENT 66.32 +0.30%

Выборы или война? Израиль в фокусе

Авигдор Либерман. Иллюстрация: ndi.org.il

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Ирины Петровой под заголовком «Война или выборы?»

К основному вопросу израильской политики: «Будут ли досрочные выборы?», недавно добавился другой, не менее острый и актуальный: «Будет ли война?». Эту дилемму, вероятно, решает сейчас глава правительства.

Ситуация располагает и к тому, и к другому, но война после выборов не нужна никому, и прежде всего Нетанияху, в то время как война в их преддверии может стать для него и других интересантов как большим козырем, так и большим фиаско.

После того как две ракеты из Газы упали в Беэр-Шеве и районе Гуш-Дана, а ЦАХАЛ ответил точечным ударом по объектам ХАМАСа и начал стягивать силы в южной границе, казалось, что все уже решено. Гуманитарный кризис в Газе и конфликт с руководством ПНА толкает ХАМАС на отчаянные шаги. Одновременно после теракта в Баркане в армии опасаются эскалации на Западном берегу на фоне политической неопределенности и нестабильности.

Тем не менее, последний марш в Газе оказался сравнительно спокойным, а Израиль вновь открыл КПП. Аналитики объясняют, что глава правительства ХАМАСа в секторе Ихье Сануар не хочет войны, которая может оказаться для движения последней, предпочитая шантажировать мир страданиями народа Газы. На этом фоне любая серьезная операция вызовет жесткую критику Израиля со стороны международного сообщества. Такого мнения придерживаются в генштабе; здесь считают, что войну нужно отложить до конца 2019 года, когда будет достроена система защиты от подземных тоннелей.

Тем временем в обществе зреет возмущение против сдержанности ЦАХАЛа, ограниченно реагирующего на вылазки и огненные шары из Газы. Сильнее всего от этого страдает реноме министра обороны Либермана, рейтинг его партии также падает. Успешная операция в Газе могла бы изменить эту тенденцию. Неудивительно, что Либерман выступает за мощный удар «даже ценой расширения возможной конфронтации», после которого Израиль сможет перейти к переговорам с ХАМАСом с позиции силы, а Либерман — пойти на выборы с выросшим рейтингом.

Масла в огонь подливает острая критика со стороны главы «Еврейского дома». Нафтали Беннет прямо обвиняет Либермана в ситуации на южной границе и в том, что тот «отдал безопасность жителей юга на откуп ХАМАСу». Политический интерес Беннета тут не менее очевиден — его ястребиная позиция оттягивает у НДИ и Ликуда правый электорат. Председатель «Еврейского дома» не предлагает никаких конкретных мер, кроме общего ужесточения действий ЦАХАЛа, и туманно намекает, что у него есть рецепт решения проблемы.

Кажется странным, что Беннет вдруг оказался среди тех, кто не поддержал на заседании кабинета министров предложения Либермана об ударе по ХАМАСу. Однако все более чем логично: до выборов Беннет не может позволить своему оппоненту заработать очки на успешной операции в Газе. Он всегда будет против войны, если Либерман — за нее.

Видимо, того же мнения придерживаются и другие министры. 18 октября они отклонили инициативу Либермана и приняли рекомендации армии о принципе «нулевой терпимости». Члены кабинета не хотят подыгрывать Либерману, тем более что, проявляя сдержанность, они, в отличие от министра обороны, ничего не теряют. А вот в случае спорного исхода войны тем, кто ее поддержал, придется разделить ответственность с главой Минобороны.

Однако мнение кабинета министров здесь не так уж важно. Все уверены, что окончательное решение — быть или не быть предвыборной войне в Газе — будет принимать глава правительства.

Последние высказывания Нетанияху можно толковать и так и эдак. После очередной массовой демонстрации на границе Газы с большим количеством пострадавших Биби заявил: «Мы готовы к любому сценарию». Позже он уточнил: «Я не стремлюсь к ненужным войнам… После каждой войны все возвращается на круги своя», и напомнил, что наша главная цель — сдерживание иранской угрозы. Известно также, что Нетанияху встречался в кулуарах ООН с египетским президентом Ас-Сиси и просил того заставить Аббаса отменить санкции против сектора Газа, чтобы избежать «никому не нужного взрыва».

За последние 10 лет в Газе прошли три масштабные операции ЦАХАЛа: «Литой свинец» (2008−2009) «Облачный столп» (2012) и «Нерушимая скала» (2014). Все три пришлось прервать под давлением международных кругов, и они закончились именно тем, о чем говорил премьер: все вернулось на круги своя, хотя Израилю был обеспечен определенный период спокойствия. Тем не менее, «Литой свинец», на проведении которого так яростно настаивал Нетанияху, в то время лидер оппозиции, обеспечила его партии победу на ближайших выборах. Операция «Облачный столп», тоже прошедшая перед выборами, уже принесла разочарование и, хоть и не свалила правительство Биби, но стоила ему многих голосов, отошедших к более правой партии Беннета.

Так что колебания премьера можно понять. Война с ХАМАСом будет признана проигранной, если ее не выиграть однозначно — полным разгромом террористического движения. И хотя момент кажется подходящим (США и арабские страны не будут активно мешать Израилю), трудно прогнозировать быстрый и однозначный исход операции без жертв среди израильтян. Биби повезет, если он придет к выборам победителем ХАМАСа. Но что если он проиграет? Пусть в поражении можно будет обвинить Либермана — дивидендов это премьеру не принесет. А с другой стороны, затевать выборы на фоне раскаленной границы Газы — тоже провальный вариант.

Какое-то время премьер может подождать и посмотреть, как разворачиваются события: не успокоится ли ХАМАС, не пойдет ли на уступки Абу Мазен (Махмуд Аббас), не начнет ли лопаться терпение у жителей юга. Но долго тянуть не получится — решение по его уголовным делам все ближе, а выборы (или войну?) надо провести до этого.

Говорят, кто выбирает между войной и позором, получает и позор, и войну. Трудно сомневаться, что с таким правительством народ Израиля получит и войну, и досрочные выборы. С той разницей, что сам народ здесь ничего не выбирает. (mignews.com)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью писателя, публициста Борис Гулько (США), под заголовком «Фраза года».

Некоторые фразы имеют особую судьбу, переживают столетия, а то и тысячелетия. Для такой судьбы фраза должна быть произнесена в особых обстоятельствах, специальным человеком и касаться уникального события.

Так, Цезарево послание «Пришёл, увидел, победил» после завоевания им Боспорского царства вошло в энциклопедии, а произнеси это же Дон Жуан — никто бы не заметил. Фразой 2018 года станут, наверное, слова президента Трампа, произнесённые им во время его совместной с Путиным пресс-конференции в Хельсинки: «Я не вижу причин считать, что это случилось» (что Россия похитила информацию с сервера Демпартии США). Такое заявление привело основные органы американских медиа в состояние долгой непрекращающейся истерики: Трамп верит Путину, а не своим органам безопасности! Недавний директор ЦРУ Бреннан, имевший ещё в тот момент высшую форму допуска к госсекретам, заявил, что Трамп перешёл черту и стал изменником.

Это нешуточное дело: директор ЦРУ объявляет президента страны изменником! Один из конгрессменов призвал армию произвести государственный переворот. Казалось, судьба США висит на волоске.

Трамп притушил скандал, неловко соврав, что в своей исторической фразе он по рассеянности пропустил ещё одно «не». Сейчас, когда страсти поостыли, стоит вернуться и разобраться в сути скандала и в уместности ещё одного «не».

▼ читать продолжение новости ▼

Америка — страна классического капитализма. Славу ей составили частные кампании — Форд, Боинг, Майкрософт, Эппл, Амазон и сотни других. Но лучше ли американские государственные органы, чем такие же в других странах, где они все как на подбор никудышные?

В годы Второй мировой войны — и ФБР, и Госдепартамент США были нашпигованы советскими шпионами. По оценке Юлии Латыниной, изучавшей документы, их было около 500, включая заместителя Госсекретаря Алгера Хисса — участника Ялтинской конференции и создателя ООН.

Когда один из агентов СССР пришёл в ФБР с раскаянием в шпионаже и информацией о Хиссе и других советских агентах, ему велели проваливать и не приставать со всякой ерундой. Воевали-то с немцами.

После окончания войны комиссия сенатора Маккарти вычистила из американского госаппарата сотни коммунистов и советских агентов. Этого прогрессивная общественность не может простить сенатору доныне.

Между тем, в 1947 году в Америке было создано ЦРУ. Пикантная деталь — среди создателей ЦРУ, в порядке союзнической помощи, значится известный советский шпион в Англии Ким Филби. Когда в посткоммунистической России происходила приватизация, и каждый работник искал — что бы продать, в Америке неожиданно арестовали двоих важных советских, позже российских шпионов: заведовавшего советским отделом в ЦРУ Олдрича Эймса и занимавшего высокую должность в ФБР Роберта Хансена. Если американцам удавалось завербовать для сотрудничества кого-то в СССР, позже — в России, имя его немедленно становилось известным в Москве, и человека расстреливали. На совести Эймса более десяти расстрелянных, за что он получил в США прозвище «серийный убийца».

Похоже, к провалам американской разведки руководство относилось спокойно, списав их на израильского агента Джонатана Полларда. Ходила молва, что Поллард зачем-то передал имена американских шпионов в Израиль, а там за именами не уследили. Вероятно, информацией, порочащей ЦРУ, Поллард владеет. Иначе трудно объяснить, почему сейчас, через 33 года после его ареста, Полларда фактически держат в изоляции и не позволяют общаться с журналистами или репатриироваться в Израиль. Не борются за Полларда и израильские политики. Обнародование в Израиле порочащей ЦРУ информации ухудшило бы отношение к еврейскому государству его могучего союзника.

Эта предыстория помогает понять природу скандалов, сотрясающих последние годы американскую политическую жизнь. Началось с того, что госсекретарь США с 2009 по 2013 год Хиллари Клинтон вела свою служебную переписку, включая секретную и сверхсекретную, с незащищённого сервера, находившегося у неё дома. Это было ей необходимо, поскольку они с мужем распродавали её влияние, и ей было важно скрыть этот факт от возможной проверки. Например, Хиллари утвердила продажу России принадлежавших США урановых рудников, содержавших пятую часть национальных запасов важного стратегического сырья. За это в фонд Клинтонов от России поступили многомиллионные вливания, более полумиллиона — прямо в карман Биллу. А во время кампании президентских выборов 2016 года российские спецслужбы снабдили Хиллари непроверяемым, наверняка фальшивым компроматом на её соперника Трампа, составляющим пресловутое «досье Стила».

Скандал о преступном обращении госсекретаря Клинтон с секретами разгорелся в 2016 году, когда она вела борьбу за президентство. В ходе начавшегося расследования Хиллари пришлось предоставить следователям свои е-мейлы. Она стёрла около 33 000 из них, а сервер уничтожила. Скандал удалось смягчить Обаме, заявившему, что секретная информация, приходившая на, и уходившая с сервера Хиллари, включая его, Обамы, е-мейлы, скомпрометирована не была. Такие заверения Обама мог получить от ЦРУ, и, наверное, непосредственно от его бдительного директора Бреннана, за версту чующего измену. Прекратил расследование скандала с е-мейлами как несущественное за пару дней до выборов тогдашний директор ФБР Джеймс Коми. Но вот незадача — недавно, 12 июля, на слушаниях в комитете Конгресса по юридическим делам конгрессмен из Техаса Луи Гохмерт объявил, что генеральный инспектор по разведке (ICIG) обнаружил неприятный факт: все е-мейлы Клинтон были пересланы «иностранной инстанции». Он добавил обескураживающее — «не связанной с Россией».

Секрет «инстанции» продержался недолго: анонимный работник разведки, занимающийся кибершпионажем, сообщил, что два сотрудника ICIG Франк Рукер и Джанет Макмиллан в своё время встречались с руководителями ФБР и сообщили тем о китайской фирме, похищающей е-мейлы Госсекретаря. Но эти сотрудники упёрлись в необходимого (его невозможно было обойти) трампоненавистника, одного из руководителей контрразведки ФБР Петера Строка. Тот не исполнил инструкцию генинспектора ICIG и не начал расследование, сообщил Гохмерт.

Директором ФБР во время похищения китайской фирмой практически всех е-мейлов Госсекретаря был, кстати, нынешний спецпрокурор, копающий под Трампа, Роберт Мюллер. Когда читаешь материалы о заминавших скандалы с Клинтонами, всё время возвращаются знакомые имена: уволенных Трампом с поста директора ФБР и заместителя генпрокурора Коми и Салли Ейтс, нынешнего заместителя генпрокурора Рода Розенштейна, того же Строка…

Вернёмся в Хельсинки на пресс-конференцию президентов к ответу Трампа, в котором он произнёс помянутую историческую фразу. Другие, не столь популярные фразы этого ответа, тоже были крайне интересны. Речь шла о сервере DNC (Национального комитета Демократической партии), информацию с которого, утверждало ФБР, похитили русские хакеры. Президент вопрошал: «Почему ФБР не взяло сервер DNC (для исследования)? Почему руководство DNC повелело работникам ФБР покинуть их офис?.. Я хочу знать, где находится этот сервер, и какую информацию он несёт?» Ответа на эти вопросы нет. Загадочный сервер DNC, как известно, бесследно исчез. Не нашли агенты ФБР, если искали, и убийц работника DNC Сета Рича, убитого на вашингтонской улице через два дня после похищения информации с сервера, хотя место преступления было наблюдаемо многочисленными камерами слежения. Многие считают Сета Рича похитителем информации с загадочного сервера.

Трамп задал и другие трудные вопросы: «Что случилось с серверами пакистанского джентльмена, работавшего с ними? Где эти серверы? Они пропали. Где они? Что случилось с письмами Хиллари Клинтон? 33 000 писем нет, они просто испарились. Я думаю, что в Россию они не ушли бы так легко. Я думаю, это позор, что мы не можем получить 33 000 е-мейла электронной почты Хиллари Клинтон».

Тут Трамп вопрошает о пакистанский семейке — трёх братьях и двух их жёнах, связанных с пакистанской разведкой и обслуживавших компьютеры большой группы конгрессменов-демократов. Один из братьев также владел дилершипом подержанных машин и помогал с его помощью отмывать деньги наркоторговцам «Хизбаллы», работавшим в Америке. Эта наркоторговля покрывалась лично Обамой. Я писал об этом в одном из своих эссе. Четверо из семейки унесли ноги в Пакистан, а с единственным задержанным ФБР пошло на сделку — тот признал, что воровал электронное оборудование, и следствие прекратили.

Отправляясь на службу президента, Трамп обещал американцам осушить «вашингтонское болото». Работа, на него свалившаяся, похоже, куда труднее и грязнее, чем осушка болота. Тут речь идёт скорее об Авгиевых конюшнях.

И потому на вопрос, кому он больше верит: своим секретным службам — «глубокому государству», состряпавшему его несуществующий сговор с Россией и шпионившему за ним и его сотрудниками во время предвыборной кампании и даже позже, или полковнику КГБ Путину. Трамп ответил то, что он ответил. (Борис Гулько)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/10/26/vybory-ili-voyna-izrail-v-fokuse
Опубликовано 26 октября 2018 в 17:10
Все новости

14.11.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами