• USD 67.55 +0.27
  • EUR 77.03 +0.61
  • BRENT 56.35 +0.16%

Керимов взял Дербент: старейший город России возглавил протеже миллиардера

Сулейман Керимов (справа) и его верный помощник Хизри Абакаров. Фото: obzor-smi.ru

Новым главой дагестанского Дербента стал 57-летний Хизри Абакаров — помощник сенатора Сулеймана Керимова, в недавнем прошлом — куратор его наиболее известных дагестанских бизнес-проектов. Представляя Абакарова дербентскому активу, Керимов пообещал, что бюджет города уже в ближайшее время многократно увеличится. Однако вряд ли у самого миллиардера или его ставленника есть внятная программа развития города, недавно отметившего 2000-летний юбилей: судя по видеозаписи выступления Керимова, он хотел бы видеть свою малую родину «умным» городом, но не очень представляет, чем занять его жителей, помимо абстрактных рассуждений о развитии туризма.

Выступив лично перед городскими чиновниками, депутатами и прочими уважаемыми людьми, Сулейман Керимов сотворил небольшую сенсацию. До недавнего времени этот олигарх был «чемпионом» по закрытости среди представителей российского крупного бизнеса — Керимов не только никогда не давал интервью, но и его публичные высказывания в принципе отсутствовали. «Я сам первый раз выступаю за свою жизнь», — признался он в зале заседаний дербентской мэрии, скромно заняв место сбоку от президиума. О том, что визит был экстраординарным, свидетельствовала и группа сопровождения олигарха: за его спиной расположились депутаты Госдумы от Дагестана Гаджимет Сафаралиев, Магомед Гаджиев и Мурад Гаджиев (бывший руководитель Дербентского коньячного комбината), в сравнительно недавнем прошлом — коллеги по парламенту нынешнего главы Дагестана Владимира Васильева.

Хизри Абакаров, конечно же, не первая креатура Сулеймана Керимова в дагестанских коридорах власти. Один из его предшественников во главе Дербента, бывший министр труда и соцразвития Дагестана Малик Баглиев, тоже назывался протеже и даже родственником Керимова. Но городом он руководил всего полтора года и в нынешнем марте вернулся в правительство Дагестана в должности министра строительства и ЖКХ.

Связи Хизри Абакарова с Керимовым прослеживаются более явно. Он стал помощником миллиардера еще в 1999 году, когда Керимов был избран депутатом Госдумы, а затем запускал ряд связанных с ним предприятий Дагестана. Сначала это были стадион «Анжи-Арена» и Каспийский завод листового стекла, а затем махачкалинский аэропорт, который оказался под контролем Керимова после банкротства скандально известной компании «Авиалинии Дагестана». Оба проекта в целом успешны. Стекольный завод, несмотря на затянувшееся техническое банкротство, бесперебойно выдает продукцию, в том числе на экспорт. Аэропорт, где Абакаров до недавнего времени был председателем совета директоров, в прошлом году обслужил более миллиона пассажиров, хотя раньше из-за монопольного положения в нем «Авиалиний Дагестана» пассажиропоток был вдвое меньше.

Эти немалые по дагестанским меркам достижения формируют высокие ожидания, связанные с новым главой Дербента. «Он постоянно учится. Он один из тех людей, кто погружается в проблему, и когда погрузился, вы от него не уйдете», — заверил Сулейман Керимов тех людей, с которыми предстоит работать Абакарову. Но последнему сначала нужно просто стать в этом круге своим человеком, что будет не так просто. Против Абакарова будет играть не только отсутствие опыта работы чиновником, но и, возможно, этнический фактор. Абакаров родился в аварском Гунибском районе, а в Дербенте аварцы — одно из этнических меньшинств, ранее пост главы города был негласно закреплен за самой многочисленной этнической группой — лезгинами. Поэтому этнический вопрос Керимов не мог обойти стороной в своей речи, напомнив о таких известных фигурах, как мэр Москвы Сергей Собянин (представитель сибирского народа манси) и министр обороны РФ, тувинец Сергей Шойгу.

Но самым сложным для Абакарова будет то, что раньше он никогда не работа в Дербенте (хотя в детстве учился здесь в школе-интернате) — городе с собственными политическими традициями и менталитетом, которые сильно отличаются от остального Дагестана. Чужаки в Дербенте приживаются плохо, а попытки делегировать в Дербент «варягов» пока были в основном безуспешны. Затяжное противостояние бывшего мэра Имама Яралиева и главы Дагестана Рамазана Абдулатипова кончилось тем, что Яралиев летом 2015 года был вынужден уйти в отставку за несколько недель до празднования юбилея Дербента, и это событие в городе отмечали без постоянного главы. Деятельность присланного из Махачкалы Малика Баглиева вызывала в Дербенте массу нареканий — прежде всего в связи с активно развернувшимся в историческом центре города многоэтажным точечным строительством. После его отставки Дербент возглавил полномочный представитель главы Дагестана в южной части республики Энрик Муслимов, бывший начальник регионального управления Госнаркоконтроля, но полгода он проработал в статусе «врио» и какими-то серьезными инициативами не запомнился. Очевидно, что все это время ушло на подбор и согласование фигуры, которая может задержаться в Дербенте надолго.

«Если вы думаете, что мне нужна власть и кресло, то вы глубоко ошибаетесь, — обратился Хизри Абакаров к дербентцам со своей страницы в Instagram. — Я приехал к вам, потому что мой близкий друг Сулейман Керимов мне сказал: иди, мне это нужно, это — мой родной город, и я хочу, чтобы он был лучшим из лучших. Спасибо Владимиру Абдуалиевичу Васильеву за то, что он верит нам, за то, что он дал возможность и свою поддержку для реализации нашего намерения. Сулейману Абусаидовичу и мне от вас ничего не нужно, только ваши поддержка и понимание. Я — его доверенное лицо, чем очень горжусь. Но если у меня не будет вашей поддержки, я ничего не смогу сделать… Я не чиновник, а больше хозяйственник, один из вас, и также надеюсь на лучшее. Никогда не любил много говорить, но, к сожалению, приходится. Судите меня по моим действиям. Мне нужно дней десять, чтобы понять и выстроить цепочку моих действий. Как только буду готов, я поделюсь с вами планами работы».

Главная публично озвученная новость, связанная с утверждением в должности главы Дербента Хизри Абакарова, пока заключается в том, что городской казне со стороны его патрона обещана существенная прибавка. «Бюджет со следующего года, наверное, будет раз в пять больше нынешнего, — заверил Сулейман Керимов, добавив, что если правильно работать, то на каждый рубль бюджета можно дополнительно привлечь еще 4−5 рублей в виде поступлений от инвесторов, фондов, различных федеральных программ и т. д.

▼ читать продолжение новости ▼

«Сюрприз» от своего самого богатого уроженца Дербент уже получал десять лет назад. После того, Сулейман Керимов впервые стал сенатором от Дагестана, он принял решение выплатить положенные налоги — порядка 2,5 млрд рублей, или 7% - именно в Дербенте. Мэром города в тот момент был Феликс Казиахмедов, который считался ставленником «коньячного короля» Мурада Гаджиева. Но на выборах 2009 года вызов Казиахмедову бросил Имам Яралиев, бывший прокурор Дагестана. Голосование обернулось скандалом: значительная часть избирательных участков в Дербенте не открылась, после чего Казиахмедов был вынужден сложить полномочия, а новым мэром Дербента стал Яралиев. Практически сразу он актуализировал давно возникший в городской администрации замысел отметить юбилей Дербента, воспользовавшись этим поводом для получения средств на городскую инфраструктуру из федерального бюджета. Идея была быстро поддержана тогдашним главой Дагестана Магомедсаламом Магомедовым (ныне заместителем руководителя администрации президента РФ) и полпредом президента в СКФО Александром Хлопониным, но довести ее до реализации оказалось очень непросто.

Одним из главных камней преткновения стал возраст Дербента: первоначально предлагалось отметить 5000-летие города, но против такой датировки выступили отдельные представители Дагестанского научного центра РАН, и в конечном счете было решено праздновать 2000-летие (соответствующий указ президента был подписан в ноябре 2012 года). На бюджет мероприятия это вряд ли бы оказало существенное влияние, но после досрочной отставки Магомедсалама Магомедова и прихода на смену ему Рамазана Абдулатипова лоббистская активность властей Дагестана по юбилею Дербента фактически сошла на нет. Региональный оргкомитет толком заработал лишь в начале 2014 года, когда до празднования оставалось совсем немного.

Предварительная смета расходов, которую администрация Дербента представила в правительство России, включала финансирование объектов на общую сумму 31 млрд рублей, из которых 19 млрд планировалось привлечь из бюджета и еще 12 млрд рублей в виде коммерческих инвестиций. Но утвержденная правительством РФ сумма расходов оказалась кратно меньше — 1,755 млрд рублей, включая 1,228 млрд из федерального бюджета. Этих денег хватило только на реставрацию (крайне сомнительного качества) стен дербентской крепости Нарын-кала и приведение в порядок центральных улиц города, а уже после завершения юбилейных торжеств были выделены средства на строительство набережной. Но ряд более масштабных проектов, в первую очередь по строительству новых очистных сооружений, профинансированы не были. Хотя именно от них, в конечном итоге, и зависит привлекательность Дербента для туристов: без современной канализации и водоснабжения серьезно нарастить турпоток не получится.

Логично предположить, что именно к этим замыслам и должен теперь вернуться новый глава Дербента, имеющий за собой столь серьезную финансовую и лоббистскую поддержку, как Сулейман Керимов. Однако из выступления миллиардера перед земляками можно сделать вывод, что его «образ будущего» для Дербента слишком далек от реалий провинциального города на дальней южной границе с населением 124 тысячи человек, большая часть которого занимается торговлей, стройкой или нехитрыми сервисами типа частного извоза. «Максимум через пять лет Дербент должен стать умным цифровым городом», — уверенно заявил Керимов.

Остается только догадываться, сколько жителей Дербента знают идиому «умный город», а также какое содержание вкладывает в нее сам Керимов (помимо того, что «город весь в камерах должен быть»). Куда важнее то, что по главному беспокоящему дербентцев (и в целом дагестанцев) вопросу новых рабочих мест у олигарха внятного ответа не нашлось. «Просто построить что-то, чтобы это чего-то производило, и дать рабочие места достаточно сложно. Труд стал интеллектуальным, современные технологии дают революцию», — сказал Керимов в своем выступлении, проиллюстрировав свой тезис примером новых технологий в медицине, благодаря которым «народ будет консультации получать у известных профессоров в Москве или за рубежом».

«Помочь вам невозможно, если вы сами себе не сможете помочь», — эта фраза в разных вариациях была лейтмотивом керимовского выступления. Это типичная позиция стратегического консультанта, который видит далекую цель. В случае Дербента это развитие туризма, который, по словам Керимова, должен стать «локомотивом» для города. Этой точки зрения олигарх придерживается уже давно, еще со времен Магомедсалама Магомедова, когда его структуры планировали построить в Дагестане новые курортные поселки с миллиардными инвестициями. Но в связи с многочисленными реорганизациями в госкомпании «Курорты Северного Кавказа» и перестановками в руководстве Дагестана эти замыслы так и остались на бумаге. Озвучивался и проект строительства в Дербенте аэропорта — тоже с участием Керимова. Возможно, эти планы снова будут актуализированы, если Хизри Абакаров сможет закрепиться в Дербенте.

Важной проговоркой Керимова в заключительной части его выступления были слова о том, что дагестанцам должно быть стыдно, как «все развивается» у их соседей — в Азербайджане и Чечне. Это утверждение вновь напоминает о главной проблеме экономики Дагестана последних десятилетий — постоянно увеличивающимся разрывом между ее потенциалом и фактическими результатами. Но в качестве рецепта от экономических бед руководители Дагестана предлагают неизменную панацею — привлечение ресурсов богатых земляков, сформировавших свои капиталы далеко за пределами республики. Этот путь подкупает своей очевидностью, но содержит множество рисков, не в последнюю очередь в виде конкуренции между самими олигархами.

Одним из самых скандальных сюжетов времен Рамазана Абдулатипова — противостояние вокруг Махачкалинского морского торгового порта, где схлестнулись интересы его нынешнего менеджмента, близкого к Керимову и депутату Госдумы Магомеду Гаджиеву, и другого дагестанского миллиардера — основателя группы «Сумма» Зиявудина Магомедова, который сейчас является подозреваемым по ряду уголовных дел. Как утверждают неофициальные источники, недавние злоключения Керимова во Франции, где ему предъявляли претензии в масштабном уклонении от налогов, стало продолжением этого конфликта: якобы информация о незадекларированной недвижимости Керимова на Лазурном берегу исходила от Зиявудина Магомедова, а его последующее падение стало не замедлившим ждать ответом. Насколько соответствует действительности такая версия, вряд ли стоит обсуждать, если смотреть на ситуацию из Дагестана, который оказался главным проигравшим в подковерной схватке олигархов. Тот же Махачкалинский порт в прошлом году оказался на грани коллапса после того, как через него временно прекратилась перевалка нефти, а юбилей Дербента, который активно поддержала «Сумма», прошел без явного участия Сулеймана Керимова, хотя на это возлагались большие ожидания. Правда, теперь, после недавней массовой антикоррупционной зачистки, в Дагестане остался, по большому счету, один «уполномоченный» олигарх — Сулейман Керимов, который вновь подтвердил свое реноме человека, умеющего договориться со всеми.

Северо-Кавказская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/10/22/kerimov-vzyal-derbent-stareyshiy-gorod-rossii-vozglavil-protezhe-milliardera
Опубликовано 22 октября 2018 в 10:19
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами