• USD 65.52 -0.13
  • EUR 75.81 -0.19
  • BRENT 80.11

Как Мальта стала островом Блокчейн

Иллюстрация: coindoo.com

Брюссель все чаще критикует Мальту за отмывание денег, коррупцию и торговлю паспортами, но до выполнения угрозы применения 7 статьи Устава ЕС еще далеко.

Мальта, самое маленькое государство Евросоюза как по площади, так и по населению, в последнее время все активнее претендует на роль «черной овцы» объединенной Европы. Однако сказать, что Валетта движется по пути Венгрии и Польши, главных «смутьянов» Евросоюза, нельзя, потому что в прегрешениях (в трактовке Брюсселя) мало политики, а в основном экономика и финансы. Крошечное государство, состоящее из трех маленьких островов, сейчас является глобальным криптовалютным хабом и континентальным центром онлайновских игр. Список претензий Еврокомиссии и Европарламента дополняют коррупция, отмывание денег и торговля гражданством, т. е. паспортами, а также общее состояние с правлением закона.

Лечение больных детей и торговля паспортами

Этим летом на Мальте разгорелся громкий скандал. На мальтийском телевидении в праймтайм организовали сбор средств для лечения за границей больных онкологическими заболеваниями детей. Когда счетчик в левом нижнем углу телевизора показал рекордные для телемарафонов 1,26 млн евро, в зале послышались аплодисменты.

Через несколько минут в студию позвонил премьер-министр Мальты Джозеф Мускат. За день до проведения телемарафона правительство объявило о профиците бюджета в 2017 году в размере 182 млн евро. Причем, произошло это второй год подряд, после нескольких десятилетий дефицитов. Мускат пообещал 5 млн евро, что в четыре раза больше предыдущего рекорда. Публика взорвалась оглушительными аплодисментами.

Однако когда Мускат намекнул, что деньги на лечение детей предполагается взять из благотворительного фонда, который финансируется Программой индивидуального инвестирования или, проще говоря, от продажи паспортов иностранцам за 650 тыс. евро плюс инвестиции в гособлигации в размере 150 тыс. евро, разразился громкий, по мальтийским меркам, скандал.

Один из депутатов написал на своей странице в Facebook, что у него, человека, самого излечившегося от рака, вызывает отвращение то, что благородное дело финансируется на деньги «преступников и коррупционеров». Другой парламентарий предположил, что Мальта пытается отмыть таким образом грязные деньги.

«Это то же самое, что считать проституцию нормальной профессией, — написал депутат Джейсон Аззопарди в Facebook, — на основании того, что сводник отдает часть вырученных средств на благотворительность».

История с телемарафоном показательна. Крошечная страна нашла свою нишу в глобальной экономике. Деньги на Мальту потекли рекой, были созданы тысячи рабочих мест. Затем поползли слухи об отмывании денег, политическом мошенничестве, контрабанде, организованной преступности и даже убийствах.

Уже больше года Мальту сотрясают скандалы и разоблачения, связанные с расследованиями как местных, так и европейских и американских властей. Ряд крупных стран встревожила угроза, которую остров с населением менее полумиллиона человек, представляет для планов отслеживать отмывание денег и вводить экономические санкции.

Финансовый хаб Старого Света

Мальта находится в самом центре Средиземноморья: южнее Сицилии, севернее Ливии и восточнее Туниса. Три крошечных островка испокон веков считались ключом к Средиземному морю. Не удивительно, что их старались захватить финикицйцы, греки, римляне, византийцы, арабы, норманны, французы, британцы. Последние хозяева Мальты, британцы, закрывая военную базу и окончательно покидая остров, увезли в 1979 году и «двигатель», от которого работала экономика Мальты.

Валетте не осталось ничего иного, как заняться туризмом и торговать развалинами церквей, крепостными стенами, узкими извилистыми и отвесными известняковыми утесами.

В начале 1990-х две главные политические партии Мальты: Лейбористская и Националистическая горячо спорили о том, по какому пути должна идти страна. Речь шла, конечно, о вступлении в Евросоюз. Лейбористы выступали против, а националисты — за. Мальта начала готовиться к вступлению в объединенную Европу в середине 1990-х, когда у власти находилась Националистическая партия.

Для того, чтобы убедить Европу в благонадежности, мальтийское правительство начало проводить реформы. Мальтийцы вновь оказались владельцами ключей к Средиземноморью и всей Европе, только сейчас в финансовой сфере. Бурная история, принесшая врожденную приспособляемость к переменам, английский язык и прочные связи с многочисленными культурами, оказалась сейчас плюсом. Плюсом оказались даже крошечные размеры Мальты, ускорявшие развитие экономики благодаря отсутствию больших расстояний.

К 2004 году, когда Мальту приняли в ЕС, она окончательно нашла свое место в континентальной экономике и стала финансовым хабом Европы. Сверхпривлекательные налоги для иностранных компаний — 5% вместо средних по Европе (22%) манят инвестиционные фонды, банки и финансовые фирмы со всего света. Большой приток средств помог острову относительно безболезненно пережить финансовый кризис 2008 года. В 2013 году закончилось четвертьвековое доминирование Националистической партии, к власти пришла Лейбористская партия во главе с Джозефом Мускатом.

В 2014 году на Мальте начался бурный рост экономики. Премьер Мускат уверен, что своему нынешнему процветанию остров обязан его программе продажи гражданства, которая за три года принесла почти 600 млн евро. Гражданами Мальты стали более 700 иностранцев.

Панамский след и бомба в машине

У противников премьер-министра тоже нашлись козыри. В 2016 году журналист Дафна Каруана Галиция, специализирующаяся на журналистских расследованиях, обнаружила в Панамских документах мальтийский след: двое помощников Джозефа Муската открыли в Панаме компании, через которые отмывали деньги, полученные от покупателей мальтийских паспортов. Сейчас эти обвинения расследуют судьи-магистраты.

Галиция продолжила свои разоблачения. Она заявила, что главным действующим лицом в панамской компании Egrant, открытой юридической фирмой Mossack Fonseca, которая замешана в Панамском скандале и которая открыла фирмы помощникам Муската, является никто иная, как супруга премьера — Мишель Мускат. Каруана утверждала, что Мишель получала через Egrant деньги или, проще говоря, взятки. В частности, не меньше миллиона евро от дочери азербайджанского президента Ильхама Алиева.

Разбирательство обвинений против мальтийской элиты показало, как сильно отличается на Мальте правосудие для обычных граждан и для сильных мира. Судья отказался возбуждать уголовное дело против Мишель Мускат, не найдя состава преступления. Джозеф Мускат, который с самого начала называл обвинения в адрес жены местью политических противников, обвинил едва ли не в клевете Симона Бусутти, возглавлявшего в недавнем прошлом Националистическую партию: «Симон Бусутти останется в истории как человек, создавший крупнейшую ложь в истории Мальты. Он — главная причина политического кризиса, который угрожает Мальте».

Однако Каруана Галиция не дождалась решения суда. Ее блог был самым популярным на Мальте. Не удивительно, что число ее врагов почти не уступало числу сторонников. Достаточно сказать, что число исков к ней совсем немного не дотянуло до полусотни. Из 47 исков 42 были гражданскими и 5 уголовными. Ок. 70% истцов были правительственными служащими. Среди них был и премьер-министр Джозеф Мускат.

▼ читать продолжение новости ▼

В октябре прошлого года в машине, в которой ехала Каруана Галиция, взорвалась бомба. Журналист погибла. Полиция арестовала трех мелких бандитов и обвинила их в убийстве, однако имя заказчика названо так и не было. Большинство мальтийцев так же, как, кстати, в Брюсселе и в других европейских странах, считают, что истинные виновные в смерти Галиции до сих пор на свободе.

Джозеф Мускат громко осуждал убийство Каруаны Галиции и, естественно, отрицал какую бы то ни было причастность. Как бы то ни было, убийство журналиста стало поворотным пунктом в современной истории Мальты. Если раньше о коррупции в правительстве говорила только оппозиция, то после ее смерти вся планета пристально взглянула на крошечное островное государство. С тех пор Валетта безуспешно пытается обелить свое имя.

На Мальте все друг друга знают. В финансовом секторе работает порядка 10 тыс. человек, но решения принимают лишь 50−70 человек. И все они, конечно, хорошо известны и, естественно, прекрасно знают друг друга.

Существуют две противоположные теории относительно коррупции в маленьких странах. Первая гласит, что государства-карлики менее уязвимы перед коррупцией, потому что преступления труднее скрыть и потому что прочные социальные связи в местном обществе мешают коррупционерам действовать.

Вторая теория утверждает прямо обратное: маленькие страны более уязвимы перед коррупцией и кумовством по той же самой причине — прочных связей в местном обществе.

Находчивый Мускат

Джозеф Мускат, надо отдать ему должное, повел себя, как опытный политик. Он не стал оправдываться, а неожиданно для противников перешел в наступление. Сначала, в июне, Мускат объявил досрочные выборы, которые выиграл, набрав 55% голосов избирателей.

В этом году премьер объявил о расширении правительственной программы продажи паспортов, которую жестко критиковала не только мальтийская оппозиция, но и Брюссель. Он утверждает, что инвестиции и экономическая активность, вызванные его программой торговли гражданством, могут в течение одного поколения сделать Мальту одной из самых богатых стран Европы. Формально Мускат, кстати, прав: только в прошлом году частное богатство на Мальте пусть в основном и за счет новых граждан выросло более чем на 20%.

В чем-чем, а в изобретательности Джозефу Мускату не откажешь. В апреле 2018 года, когда несколько азиатских стран объявили войну криптовалютам, он заявил, что Мальта первой в Европе узаконит криптовалюты. Несколько позднее, на сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке Мускат заявил, что легализация криптовалют на Мальте — свершившийся факт и что в июле парламент принял три закона о криптовалютах. Мускат назвал их будущим финансовой системы и не без гордости назвал Мальту островом Блокчейн.

Заявления о лидерстве Мальты в криптовалютном секторе не пустые слова. Например, криптобиржа Binance объявила о переезде из Гонконга на Мальту. Binance собирается открыть на острове вместе с другими инвесторами Founders Bank, который будет обслуживать криптоклиентов, зарегистрированных на Мальте.

Аналитики Morgan Stanley считают, что уже сейчас основная часть торговли криптовалютами проходит через компании, базирующиеся на Мальте.

Обвиняют Валетту и в засилье онлайновой игровой индустрии. Население Мальты быстро растет. В последние годы много приезжих из Северной Европы. Большинство не старше тридцати лет. Они ходят с рюкзаками, не ездят на машинах, их редко можно увидеть на улице раньше 10 часов. Это служащие сотен игровых компаний, заполонивших Мальту в последние годы.

Динамика развития игрового бизнеса на Мальте впечатляет: в начале 2000-х на острове было лишь две такие компании, а сейчас их количество вплотную приблизилось к 300. На игровой сектор приходится, по данным Malta Gaming Authority, 12% экономики Мальты. И правящая, и оппозиционная партии соглашаются, что рост игровой индустрии стал очередным результатом прозорливости мальтийцев. Взлет игровой индустрии был подготовлен в начале XXI века. В 2004 году Мальта стала первой страной в Европе, которая легализовала онлайновские игры.

Брюссель недоволен Мальтой, но мальтийцев это недовольство не беспокоит

Новоиспеченные мальтийцы стараются не привлекать внимания. По словам европарламентария Роберты Метсолы, большинству из них остров не нужен и даром. Мальтийские паспорта им нужны для того, чтобы свободно передвигаться по Европе.

Конечно, в Брюсселе знают, что представляет собой паспортная программа Джозефа Муската. Последние полтора года остров неоднократно посещали комиссии Европарламента (ЕП). В Брюсселе и Страсбурге говорят, что ситуация на Мальте вызывает у них тревогу. Комиссии ЕП считают, что у Валетты большие проблемы с правлением закона на острове. Об этом, кстати, европарламентарии неоднократно говорили при обсуждении резолюции по ситуации на Мальте и в самой резолюции.

Комиссию возглавляет депутат от Португалии Ана Гомеш. Она считает, что Валетта пользуется запрещенными приемами, и утверждает, что низкий налог на прибыль для иностранных компаний фактически лишает других членов ЕС миллиардов евро. В марте ЕП проголосовал за «гармонизацию налоговой системы», которая создаст единый налог с прибыли для всей Европы. По расчетам некоммерческой организации Tax Justice Network, это уменьшит налогооблагаемую базу на Мальте более чем вдвое.

Основания для тревоги в отношении Мальты, считают в Брюсселе, весомые. В Евросоюзе недовольны вялым расследованием убийства Каруаны Галиции и не очень доверяют полученным результатам. Итальянская полиция недавно нашла доказательства проникновения сицилийской мафии в игровые онлайновские компании. С их помощью крестные отцы отмывают грязные деньги.

Еврокомиссар по вопросам юстиции Вера Юрова в середине июня жестко раскритиковала власти Мальты: «Отмывание денег, торговля гражданством, безопасность, коррупция, все это представляет угрозу безопасности, правлению закона и демократии, как таковых. Моя роль как еврокомиссара по юстиции состоит в том, чтобы иногда задавать трудные вопросы, особенно, по темам, которые волнуют всех нас».

Еврокомиссия открыла официальное расследование, обвинив Валетту в том, что она не приняла никаких мер по директиве Брюсселя, направленной на борьбу с отмыванием денег.

В Валетте, конечно, отвергают обвинения в отмывании денег и связях с организованной преступностью, а обвинения в адрес элиты, включая Муската и его жену, считают политически мотивированными. Конечно, на Мальте недовольны пристальным вниманием, которое им уделяют ЕП, Еврокомиссия, Европейское банковское управление (EBA), итальянская полиция, Минюст США и другие, справедливо опасаясь, что оно может отрицательно сказаться на имидже острова и подорвать основы экономики.

Немало мальтийцев считают, что успехи правительства в привлечении на остров инвестиций являются самым убедительным ответом критикам на все обвинения в финансовых и иных нарушениях. Сторонники премьер-министра Муската за своего кумира не беспокоятся, потому что очень трудно ассоциировать такие преступления со столь успешной страной, как Мальта. Обычно коррупция — удел отсталых и бедных, а не богатых стран. Поэтому, по словам министра финансов Мальты Эдварда Сиклуны, нелегко принять эти два исключающих друг друга понятия.

Насколько реальна угроза принятия конкретных мер в отношении Мальты и в первую очередь применения к ней 7 статьи, о чем много говорили в этом году в Европарламенте? Если вспомнить примеры с Польшей и Венгрией, то можно без особого риска ошибиться предположить, что эта вероятность очень низкая.

Сергей Мануков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/10/12/kak-malta-stala-ostrovom-blokcheyn
Опубликовано 12 октября 2018 в 11:41
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Октябрь 2018
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930311234
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами