• USD 66.76 +0.53
  • EUR 75.47 +0.24
  • BRENT 60.25

«Без потери лица»: Япония ищет формулу отказа от претензий на Курилы

Синдзо Абэ. Фото: mytrend.it

После встречи двух лидеров японские эксперты только начинают всерьез анализировать предложение президента России о заключении мирного договора без предварительных условий. Так, влиятельное издание Japan Times опубликовало статью «Пять причин серьезно отнестись к предложению Путина». Конечно, Япония демократическая страна, но для СМИ есть и табу, например, критика императора или отказ от претензий на «Северные территории». Здесь же автор предложил именно формулу отказа.

Обычно президент России деликатен с оппонентами и оставляет мелкую софистику безнаказанной. Но, видимо, поднадоело. И когда в июле на саммите в Хельсинки президент США заявил, что «мяч находится на стороне России» (читай: «мы на уступки не пойдем, уступайте вы»), «мяч» тут же оказался на стороне США: помощник вынес мяч ЧМ-2018 и Владимир Путин подарил его Дональду Трампу. Просчитать фразу Трампа было несложно: дешевый демагогический прием с «мячом на стороне оппонента» (вариант: «сегодня только от Москвы зависит…») весьма популярен в США и его регулярно употребляют люди, считающие себя дипломатами, от спецпредставителя по Украине Курта Волкера до главы Госдепа Майка Помпео.

А в середине сентября в ходе Восточного экономического форума во Владивостоке дипломатическим мастерством решил блеснуть премьер-министр Японии. С трибуны форума Синдзо Абэ предложил «изменить подход» ради скорейшего заключения мирного договора (читай: «изменить подход с вашей стороны, а мы от претензий на четыре южнокурильских острова отказываться не собираемся»). На что Путин заметил, что ему «только сейчас пришла в голову идея, такая простая мысль» и раскрыл ее: «70 лет мы пытаемся выйти на решение спорных вопросов, ведём переговоры. Синдзо сказал: „Давайте поменяем подходы“. Давайте! Давайте заключим мирный договор — не сейчас, но до конца года — без всяких предварительных условий. А потом, на основании этого мирного договора, как друзья продолжим решать все спорные вопросы».

Как выразился лидер одной из оппозиционных японских партий, премьер-министру оставалось только «тускло улыбаться». Но традиционно громче всех возмущался глава местной компартии: «Заключение мирного договора без предварительных условий будет означать отказ от территориальных требований и распродажу страны по кусочкам. То, что Абэ сказали это в лицо, и он не возразил, — это серьезный дипломатический просчет». Коммунисты вообще самые большие патриоты. Если официальный Токио требует четыре острова, а Соцпартия все Курильские острова, то Компартия замахнулась и на Южный Сахалин.

Прежде, чем перейти к «пяти причинам» Japan Times «серьезно отнестись к предложению Путина», напомним пять основных дат в истории проблемы.

До середины 19 века общепризнанной границы между Российской и Японской империями не было, как, впрочем, и прямых столкновений: стороны ограничивались тем, что выкапывали пограничные знаки друг друга и устанавливали свои. А также убеждали аборигенов айнов сопротивляться «плохим» чужакам. В ходе Крымской войны англо-французский десант потерпел унизительное поражение от защитников Петропавловска-Камчатского. Возникла угроза того, что союзники попытаются вовлечь Японию в войну. В этих условиях вице-адмирал Евфимий Путятин, уже находившийся в Японии, пошел навстречу пожеланиям хозяев. В 1855 году был заключен Симодский договор «о торговле и границах», по которому граница между Россией и Японией на Курилах устанавливалась по проливу Фриза между Урупом и Итурупом. Сахалин остался «неразделенным между Россией и Японией».

Ситуация на «неразделенном» Сахалине развивалась не в пользу восточного соседа. Японцам удалось более или менее закрепиться на самом юге, на побережье залива Анива, тогда как русские быстро осваивали угольные месторождения не только на севере, но и в средней части острова. России северные Курилы были не особо нужны, корабли проходили между островами свободно, поскольку ширина территориальных вод тогда измерялась пушечным выстрелом (да и то только там, где были пушки). А Япония была рада обменять ускользавший Сахалин хоть на что-то. В 1875 году был заключен Санкт-Петербургский договор «об обмене территориями» (в тексте говорится именно об обмене всех прав на Сахалин в пользу России на северные Курильские острова в пользу Японии). Т. е. Санкт-Петербургский договор — прямое продолжение Симодского и неразрывно с ним связан.

В 1905 году Портсмутский мирный договор положил конец не только развязанной Японией войне, но и двум вышеназванным договорам. Это не субъективная оценка, а прямое указание, содержащееся в приложении № 10 к Портсмутскому договору об аннулировании всех предыдущих торговых договоров между Японией и Россией. Разумеется, отмена торговых статей Симодского и Санкт-Петербургского договоров означает отмену договоров в целом. Аргументы главы российской делегации Сергея Витте, пытавшегося спасти хотя бы мирный характер разграничения по двум первым договорам, успеха не имели. В историю вошло заявление главы МИД и делегации Японии Дзютаро Комуры: «Война отменяет договоры. Вы потерпели поражение, и давайте исходить из сложившейся обстановки».

После разгрома Японии во Второй мировой войне, т. е. с 1945 года и по настоящее время советская и российская дипломатия предельно упрощают (ограничивают) аргументацию в территориальном споре с Японией. Аргумент один: «Изменения произошли по результатам Второй мировой войны». Точка. По сути, он повторяет «аргумент Комура». Дело не в удовлетворении «чувства мести», а в стандартном подходе: «вот наш аргумент, опровергните его — перейдем к другим». Расширение же перечня обсуждаемых «тем — аргументов» создаст образ дискуссии, где успех или видимость успеха японской стороны даже по малозначимым пунктам будет снижать значимость нашего главного аргумента.

Однако в 1956 году СССР сам отошел от «аргумента Комуры», когда зафиксировал в Московской декларации обязательство передать Японии остров Шикотан и группу Хабомаи после заключения мирного договора. В конечном счете, Япония под угрозой аннексии Окинавы не только отказалась от заключения договора на основе декларации, но и подписала в 1960 году с США договор о безопасности. В том же году от своих обязательств отказался и СССР. Но через 30 лет существование «территориальной проблемы» признал президент СССР Михаил Горбачев, а затем и президент РФ Борис Ельцин. В 2001 году актуальность Московской декларации-1956 признал и Владимир Путин. (Подробнее об аргументации сторон см.: «Курилы: на каких условиях сдаваться?»)

Вернемся к публикации Масамити Ханабуса в Japan Times. Это фактически тезисы некоего окончательного урегулирования российско-японских отношений уже после заключения мирного договора с передачей Японии Шикотана и Хабомаи.

Первый тезис. В договор включается условие о проведении референдума на Кунашире и Итурупе «через 50 или 100 лет». А если правительства двух стран не договорятся об условиях проведения референдума, сроки будут автоматически продлены.

Второй тезис в форме вопроса, рассчитанного, скорее, на внимание российской стороны: «многие ли японцы захотят переехать на Кунашир и Итуруп с их холодным и суровым климатом?» Тому, каким волшебным образом добиться преобладания японцев на этих островах после заключения договора, посвящены остальные тезисы.

▼ читать продолжение новости ▼

Третий тезис: автор признаёт, что формула «сначала острова, потом некоторое улучшение отношений» не сработала за десятилетия, и Синдзо Абэ оправданно изменил ее «наоборот», но надеется, что именно сейчас, когда Россия повернулась лицом к Азии, она особенно заинтересована в мирном договоре с Японией. Четвертый тезис: Россия заинтересована в освоении Сибири и Курил, а значит, будет заинтересована в привлечении японского бизнеса любой ценой, включая приглашение японцев на Кунашир и Итуруп. Пятый тезис — закругляющий, перекликается с первым: когда-нибудь и как-нибудь всё же добиться демографического преобладания японцев на Кунашире и Итурупе и «благосклонного отношения» русских жителей этих островов к Японии.

Как видим, самое авторитетное англоязычное издание Японии предоставило откровенно беспомощный план. Который заслуживает внимания именно потому, что был с воодушевлением встречен другими СМИ и вызвал широкую дискуссию. Японские элиты дезорганизованы и растеряны.

Есть такое замысловатое понятие дискурс. Это система глубинных опорных точек, если угодно, идеологических штампов, на которых держится массовое сознание. Эта система проявляется в литературе, публицистике, но зримее всего в ходе дискуссий, когда стороны часто… не понимают друг друга. Яркий пример: китайский национальный дискурс. Россия и КНР официально урегулировали территориальный вопрос, но глубинный китайский дискурс остался неизменным: Приамурье и Приморье («Внешний Дунбэй») — «исконно китайские земли». Вы можете часами объяснять китайским друзьям, что они ошибаются, что в середине 17 века Китай сам был захвачен маньчжурами вместе с Монголией, Тибетом, Восточным Туркестаном, что китайцам до середины 19 века запрещалось без особого разрешения селиться в Маньчжурии, что Китай был всего лишь одним из владений маньчжуров до революции 1911 года и нынешняя территория досталась ему от его прежних захватчиков. Бесполезно! Китайские друзья вежливо объяснят вам, что Поднебесная никогда и никем не могла быть завоевана по определению. Варвары могли лишь поступать к ней на службу со своим войском и своей землей. Даже если создавали новую династию. А поэтому все земли, завоеванные маньчжурами, а до этого монголами, жужанями, киданями, чжурчжэнями и т. д. — это «исконно китайские земли». Вот, что такое «китайский территориальный дискурс». И мы с ним еще нахлебаемся. Не мы одни, если будущая демократизация Китая сорвет шлюзы национализма. Ведь монгольские (т.е. «китайские») войска доходили до Чехии, Адриатики, Палестины, не так ли?

А сегодня сложились благоприятные условия для слома японского территориального дискурса, гораздо более молодого и слабого. Японские элиты могут утешать себя опросами газет близких к официозу, согласно которым от двух третей до четырех пятых японцев выступают против «мирного договора с Россией без предварительных условий» (хотя 30 лет назад и такой результат выглядел бы как массовое предательство). Но известны и результаты других замеров, когда вопрос задается «чуть иначе»: согласны ли вы на мирный договор на условиях Московской декларации? В этом случае за договор высказываются до половины респондентов.

В японском дискурсе просматриваются три «опорные точки»: А) Мирное разграничение 1855 — 1875 само по себе, а захват Южного Сахалина в 1905-м сам по себе; Б) России жизненно необходим мирный договор с Японией; В) Время работает на Японию.

А — доктор исторических наук, профессор Восточного университета Анатолий Кошкин считает, что Россия вправе обратиться в Международный суд в Гааге с иском против реваншистских притязаний Японии. Возможно, обращение в международные инстанции не лучший выход: «они предвзяты к России» — это уже «российский дискурс» (смайлик). Но организовать информационную кампанию с десятками примеров, когда последующий захват аннулировал предыдущее мирное разграничение, нам вполне по силам. Скажем, Германия получила Австрию, Судеты, Мемель в результате вполне признанных «мировым сообществом» договоров и разграничений и владела бы ими до сих пор, если бы не развязала Вторую мировую войну. Ссылка на Симодский и Петербургский договоры принципиально не отличается от ссылок на Мюнхен.

Б — России не нужен мирный договор с Японией. От слова «совсем». Состояние войны прекращено Декларацией-1956, а мирных договоров у нас нет ни с Гондурасом, ни с Кот-д'Ивуар — и ничего, прекрасно уживаемся. Причина, по которой российская дипломатия изображает заинтересованность в заключении договора, понятна: пусть Япония тешит себя надеждой на то, что у нее есть такой аргумент и не ищет других. Но Россия — демократическая страна с коллективным руководством и может позволить себе разнонаправленные сигналы, как использует этот инструмент в других случаях. Президент, человек исключительно добрый, может рассказать, что Россия стремится к заключению договора, а, например, глава МИД, если и не грубиян, то человек временами резкий, может случайно бросить, что видел этот договор там-то и там-то. И ему за это ничего не будет. А японцы пусть думают, что бы это значило.

В — время работает против Японии. Да, лет 30 назад она была уникальным соседом на Дальнем Востоке. Сегодня почти всё то, что можно получить из Японии, можно получить из Китая и Южной Кореи. А перспектива объединения Кореи сулит фантастические возможности. Япония опоздала. И Путин, признавший в начале 2000-х актуальность Московской декларации, сегодня ее откровенно троллит. Как рассказал в своей статье в журнале Foresight политолог, профессор Университета «Такусёку» Кэнро Нагоси, во время беседы с Синдзо Абэ на саммите G20 в Турции в ноябре 2015 года российский президент заявил коллеге: «О возврате двух островов [Шикотан и Хабомаи в Московской декларации] не написано ничего конкретного: будет ли Японии передан суверенитет или же они будут сданы в аренду».

А отсюда — ключевая идея.

Недавно знакомый руский активист из Риги рассказал забавную историю. В Латвии помимо единственного государственного есть еще один язык, который государство «обязано защищать». Это почти вымерший ливский язык. Вот и договорились на вечеринке: «Хотят задушить русский язык? Мы их разорим на ливском! Подберем еще пять, десять человек и заявим, что чувствуем в себе ливских предков. Со времен Ливонской войны Ивана Грозного. Требуем школ, учебников, книг, ТВ, радио, титры, двуязычных вывесок и дорожных знаков. И чтобы чиновники нам на ливском отвечали. Есть товарищи, владеющие эстонским, научат основам ливского — и вперед! Дело кажется безнадежным, но Евросоюзу плевать на русских, а идея защиты ливского меньшинства внимание привлечет, что бы за ней ни стояло. Здесь это любят».

В России живут от 200 до 800 айнов и метисов, есть неформальное Айнское сообщество России во главе с Алексеем Накамура. На Шикотане два поселка. Ничто не мешает в одном из них за год — два и никак не стесняя русское население создать поселение айнов (и российских энтузиастов айнского языка и культуры). Цель: создание «айнского национального очага». В будущем, не исключено, независимого. Сюда может быть принято и некоторое число айнов Японии. Разумеется, доказавших свою преданность идее возрождения айнского народа и отвечающих критериям получения российского гражданства. Ну, а японские политики пусть думают, как будут выглядеть их претензии, после того, как на Шикотане и Хабомаи будет создано признанное международным сообществом айнское государство. Да, союзное России, но это детали.

Альберт Акопян (Урумов)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/10/10/bez-poteri-lica-yaponiya-ishchet-formulu-otkaza-ot-pretenziy-na-kurily
Опубликовано 10 октября 2018 в 14:17
Все новости

14.12.2018

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами