• USD 65.65 -0.47
  • EUR 76.00 -0.42
  • BRENT 81.12 +0.42%

«Вставай, Франция»: Париж должен действовать без оглядки на Брюссель

Надежда Реми-Силанина в Таврическом дворце на выставке «Санкт-Петербург — Париж». Фото: EADaily

В Санкт-Петербурге завершился Евразийский женский форум, в 70-ти мероприятиях которого приняли участие представительницы 110 государств. В рамках форума обсуждались самые разные актуальные проблемы. О том, как живут женщины во Франции, каких мужчин они не любят, и почему большинство представительниц прекрасного пола не в восторге от радикального феминизма корреспонденту EADaily в кулуарах форума рассказала участница межпарламентского диалога «Женщины за устойчивое развитие глобального мира» Надежда Реми-Силанина.

Надежда Реми-Силанина родилась в СССР, окончила МГИМО. Около 20-ти лет назад по семейным обстоятельствам переехала во Францию, где вырастила двух дочерей. На новой родине увлеклась политикой и уже около пяти лет состоит в партии голлистского толка Debout la France («Вставай, Франция»). В 2019 году собирается баллотироваться в Европарламент.

— Ваша партия имеет отношение к «Национальному фронту», который возглавляет Марин Ле Пен?

— Мы отдельная партия, но программа у «Национального фронта» действительно похожа на нашу, а наш лидер Николя Дюпон-Эньян (участник двух президентских кампаний) перед вторым туром выборов 2017 года призвал голосовать за Марин Ле Пен. Он сделал примерно то же самое, что сделал Франсуа Миттеран в 80-е годы, объединивший коммунистов с социал-демократами в единое ядро. После того как Эммануэль Макрон победил, наша новая задача — пробиться в Европейский парламент. Шансы хорошие, по последним опросам — порядка 8%, а это — 7−8 мест в Европарламенте.

— Какие представители французского общества являются сторонниками партии «Вставай, Франция»?

— В основном, это «средние французы», например, фермеры, которым сейчас очень нелегко. По данным социологов, каждые три дня во Франции один фермер заканчивает жизнь самоубийством. Потому что доход многих из них составляет около 300 евро в месяц, а работа очень тяжелая. Еще нас поддерживают все голлисты, которые хотят, чтобы Франция была независима и строила свои международные отношения самостоятельно, без оглядки на Брюссель.

— А что даст Франции такая независимость? Может быть, кризисные времена лучше наоборот пережить вместе с остальной Европой?

— «Вместе с Европой», как вы говорите, Франция уже наделала немало ошибок. Например, Европа является главным торговым партнером России, и введение против Москвы экономических санкций, а также ответных российских антисанкций, серьезно ударило у нас по мелким предпринимателям и фермерским хозяйствам. А вот если бы Франция строила политику самостоятельно, а не оглядывалась на то, что скажет, например, Польша, то, наверно, мы бы смогли договориться с Россией и наши экспортные потоки были бы выше, чем в настоящее время. Еще в России работает 1200 французских предприятий. Они прекрасно себя чувствуют, но со стороны Запада им постоянно ставят палки в колеса, в том числе это делают международные банки, которые не хотят финансировать предприятия, работающие на российском рынке. Во многом именно поэтому делать что-то нашим фирмам в России становится все сложнее и сложнее.

— Но, наверное, самой Франции тоже будет немного некомфортно, если она вдруг раскачается и устроит Европе свой «брексит»?

— Пока речь об этом не идет, потому что французское общество действительно не готово к такому развитию событий. Во-первых, в Англии перед брекситом был проведен референдум. В нашей же конституции тоже закреплено такое право, но реально им воспользоваться не просто. Для начала необходимо собрать какое-то количество подписей от депутатов и это своего рода «фильтр» против национального референдума. Например, Николя Дюпон-Эньян уже предлагал провести референдум по миграционным вопросам, чтобы люди ответили, хотят ли они принимать такое огромное количество мигрантов из стран Африки и Ближнего Востока, но оказалось, что по разным причинам мы не можем провести подобный плебисцит, хотя 64% французов, по данным опросов, против нынешней миграционной политики. Народ об этом говорит, социальные сети гудят, но все остается по-прежнему, потому что, опять-таки, принятие внутри нашей страны здравых решений тормозит Европейский союз.

— Почему, на ваш взгляд, ЕС заинтересован в этом?

— В ЕС сосредоточены очень крупные интересы лоббистов, там прокручивается очень большое количество денег и им нужна «единая» политика, которая направлена на достижение наднациональных целей — это свободный либерализм, беспрепятственное движение капиталов, товаров, дешевой рабочей силы. Так называемая конечная стадия капитализма с аморальным лицом, без принципов и без ценностей. При этом само традиционное государство сегодня очень ослабло, и оно не может выполнять те функции, которые наш народ от него ждет. Не может из-за нехватки денег в бюджете наладить, к примеру, нормальное функционирование госпиталей, работу полиции. К сожалению, у нас на периферии простые люди живут очень небогато, и часто им не хватает денег на элементарные вещи. Поэтому нам и нужна независимая в международных отношениях Франция, проводящая сильную социальную политику, направленную на благополучие народа и пересмотр европейских договоров, потому что они идут в разрез с чаяниями общества.

▼ читать продолжение новости ▼

Франция всегда славилась тем, что на протяжении веков она ассимилировала миллионы людей, которые приезжали из разных концов света и становились полноценными французами. Но сегодня власть должна прежде всего подумать о французах, и о тех, кто уже к нам приехал, а не приглашать все новых и новых мигрантов, которые получают такие же права, как коренные жители, но хотят жить в «параллельном обществе» со своим собственным этническим укладом. В программе нашей партии предусмотрено, что вновь прибывшие граждане должны отработать пять лет, прежде чем они получат необходимый социальный статус. За это время они должны себя зарекомендовать с лучшей стороны, должны показать, что они хотят жить во Франции, что они уважают эту страну и хотят вкладывать свою энергию в ее процветание.

— То есть, они будут полноценными гражданами, но они должны учиться, работать, платить налоги, и не должны заниматься криминалом, как это часто происходит?

— Абсолютно! У нас, например, если ты совершил преступление и, если при этом ты незаконно находишься на территории Франции, тебя нужно сразу высылать. Но дело в том, что страны, из которых к нам прибывают беженцы, не хотят их принимать обратно, и чтобы выслать мигрантов, которые нарушают закон, нужно, чтобы консульства этих стран дали разрешение на их принятие обратно… А в результате у нас по статистике 600 преступлений в день совершают именно мигранты, которые, как правило, ничем не заняты, но им нужно как-то существовать. Французские СМИ, конечно, говорят о каких-то наиболее серьезных проявлениях — случаях терроризма, массовых убийствах, но ведь есть масса примеров, которые замалчиваются и самое главное, что наши газеты готовят общественное мнение к тому, что все это как бы нормально. Иногда нам говорят, что мы находимся в состоянии войны с каким-то врагом, но не обозначают этого врага.

— Возвращаясь к теме Евразийского женского форума. Здесь много представительниц самых разных стран, а вот современные россиянки, по-вашему, от француженок чем-то отличаются?

— Меня взволновал этот вопрос (смеется). Нет некрасивых женщин. Но для того, чтобы женщина была по-настоящему красивой, она должна быть востребована. Она может быть востребована в своей семье как мать, может быть востребована как жена, может быть востребована у себя на работе как профессионал своего дела или просто как женщина, которая творит добро, например, с ранних времен христианства женщины первыми оказывали помощь убогим, нищим.
Если же сравнивать русских женщин и француженок, то хочу сказать, что Западная Европа, к сожалению, все больше живет радикальными феминистическими настроениями, которые противопоставляют женский и мужской род и представляют европейского мужчину, как какого-то врага, от которого происходят все неприятности. И поэтому их цель — делать мужчин мягче, превращать их в нечто женоподобное. А цель тут одна — убрать авторитет отца в семье, убрать авторитет учителя в школе, и, в конечном счете — разрушить авторитет общества, государства.
Дошло до того, что многие мужчины во Франции боятся даже просто ухаживать за женщинами, потому что по новым законам, если мужчина обратит внимание на женщину где-то в кафе и не дай бог спросит у нее телефон, она может подать в суд, обвинив вас в том, что вы ее преследуете. Русские же женщины любят, чтобы за ними ухаживали, чтобы их воспевали, чтобы перед ними стояли на коленях, дарили цветы. А француженки уже не такие, они меняются и это очень сильно заметно.

— По-вашему выходит, что во Франции не осталось настоящих женщин?

— Конечно, есть! И я даже скажу вам, что таких большинство. Просто они, как правило, не выставляют себя на показ, потому что живут нормальной традиционной жизнью, которой люди жили тысячелетиями. А вот меньшинство о себе сегодня очень громко заявляет, ведет себя агрессивно, поэтому и складывается впечатление, что оно как бы повсюду. Я с собой привезла книгу. Она называется «У меня две мамы», в ней ведется рассказ от лица «лисенка», который живет в однополой семье. В этой книге ни разу не употребляется слово «папа». То есть, детей воспитывают так, чтобы они не знали, что такое «отец», «мужчина». И это очень опасная тенденция! В итоге ребенок вырастает потребителем, а в конечном счете слабым человеком.

— О чем бы вы хотели рассказать другим участницам форума?

— Меня, как гражданку и как политика, волнуют две темы. Большой поток мигрантов в Европу, в результате чего на территории той же Французской Республики появились целые районы, в которых люди живут по законам шариата. И, кстати, именно женщины становятся там первыми жертвами традиций, которые пришли к нам из Саудовской Аравии в виде воинствующих ваххабитов и «братьев мусульман». Живя в этих районах мусульманки, естественно, не могут позволить себе носить юбку или платье выше колен. В последнее время в этих районах появились кафе, в которых сидят только мужчины, а женщины вообще не имеют туда доступа. По французскому телевидению был репортаж, когда журналисты сняли скрытой камерой, как женщины пытались зайти в одно из таких заведений, находящееся в парижском районе. В итоге они получили отказ под предлогом, что места там только для мужчин. И это происходит сегодня в центре Европы, во Франции! Еще я бы хотела подчеркнуть, что движение в сторону радикального феминизма также создает большую опасность для нашей семьи и для нашего общества.

Беседовал Егор Зубцов, Санкт-Петербург

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/09/22/vstavay-franciya-parizh-dolzhen-deystvovat-bez-oglyadki-na-bryussel
Опубликовано 22 сентября 2018 в 16:33
Все новости

15.10.2018

Загрузить ещё
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами