• USD 65.92 -0.49
  • EUR 77.59 -0.47
  • BRENT 80.59 +2.22%

«Шаг вперед, два шага назад» — 100 дней внешней политики Никола Пашиняна

Никол Пашинян. Иллюстрация: ok.ru

100 дней назад Никол Пашинян, тогда новоизбранный премьер-министр Армении, заявил о том, что внешнеполитический курс Армении будет неизменным. У некоторых даже создалось ощущение, что вся его программная внешнеполитическая доктрина списана с прежней, со времен Сержа Саргсяна. Вне Армении многие хотели понять, на самом ли деле не будет изменений в нюансах политического вектора страны. Однако в течение 100 дней новый премьер Армении, хотя и делал хаотичные шаги, которые можно было трактовать по-разному, все же не поставил страну и ее партнеров перед судьбоносными решениями. Сегодня, по прошествии 100 дней, внешнюю политику Армении можно оценить как сумбурную, противоречивую и непоследовательную.

Россия. Складывается впечатление, что отношения со стратегическим союзником за прошедшие 100 дней совершили тернистый скачок назад. О России в качестве стратегического партнера новый премьер говорил много, иногда даже с искусственным рвением, однако с самого же начала бархатной революции было понятно, что власти РФ настороженно отнесутся к новому лидеру Армении, который был знаменит неоднозначными высказываниями в адрес РФ и интеграционных процессов на пространстве СНГ. Первый свой рабочий визит в качестве премьера Пашинян совершил в Сочи, на Высший Евразийский экономический совет с участием глав государств-участников ЕАЭС. Однако «энергетики» на встрече Путин-Пашинян не случилось, и настороженное отношение России к Пашиняну еще более усугубилось. Пашинян в качестве первой страны для официального визита выбрал Грузию, и к такому его решению, судя по публикациям в СМИ, не очень приветственно отнеслись в РФ. Назначения на ключевые посты молодых людей, которые были известны антипутинскими заявлениями, тоже было по-своему истолковано в России. Прибавил раздражения и визит Пашиняна на саммит НАТО (хотя руководители Армении делали такое не раз). Затем случился громкий арест действующего генсека ОДКБ Хачатурова, а также экс-президента РА Кочаряна, что, вполне возможно, переполнило чашу терпения России — ведь именно после этого глава МИД РФ Лавров сделал недвусмысленное заявление в адрес новых армянских властей. Череда взаимных «уколов» продолжилась и после: ночные обыски в в ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога», многокилометровые очереди на КПП «Верхний Ларс», новость из Азербайджана о возможном присоединении к ОДКБ (такие новости не могут иметь место без предварительного согласования с РФ) и т. д. Россия достаточно четко посылала «предупреждающие» сигналы Армении и в целом, можно считать, что отношения с Россией за последние 100 дней пережили встряску и регресс. Однако на митинге в честь 100 дней своего правления Пашинян опроверг слухи об ухудшении армяно-российских отношений, заявив: «Говорить сейчас о плохом уровне армяно-российских отношений просто смешно. Я могу заявить, что сейчас Россия и Армения готовят совместную беспрецедентную программу гуманитарного характера, которая по своей сути не имеет аналога». Но никаких подтверждений этого с российской стороны не последовало. При этом Пашинян сделал заявление для российских аналитиков, отметив: «Армения никуда не уходит. Мы на своем месте, и стратегическое братство между нашими странами будет и дальше углубляться».

Евросоюз. Отношения с этим мировым центром с ноября 2017 года — после подписания Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве — перешли на новый этап. Однако надежды ЕС в связи с переменами в РА за последние 100 дней тоже могут пережить спад: до сих пор не было осуществлено никаких шагов по вступившему в силу договору Армения-ЕС. Кроме того, свой первый визит в столицу ЕС Пашинян отложил и поехал затем в Брюссель в рамках посещения саммита НАТО. Недоумение многих вызвал факт тональности диалога относительно финансовой поддержки Армении со стороны ЕС, когда Пашинян удивился размерам суммы поддержки, заявив, что больше этой суммы найдет в самой Армении — после реализации антикоррупционных мер. Встречи с руководящими органами ЕС были настолько безрезультатными, что Пашинян сам об этом заявил в своем интервью. А на данном этапе, по прошествии 100 дней, уже можно ждать превентивных сигналов и из ЕС, ведь уже многие эксперты говорят о том, что Армения делает явные шаги назад не только в сфере свободы слова, свободы выражения мнений, но и разделения ветвей власти. Есть риск регресса в судебно-правовой системе, доказательством чего могут стать идеи армянского премьера о переходном правосудии, о прямой демократии как в Агоре, и его угроз в адрес судей типа «наберитесь ума!»… Все это не вызывает оптимизма в прогнозах двусторонних отношений, больше напоминая «два шага назад», чем «шаг вперед».

США — страна, след которой многие желали бы видеть в армянской бархатной революции, однако ни о каких фактах, подтверждающих прямое отношение США к революции в Армении, говорить не приходится. Новые власти Армении возлагали большие надежды на США в экономическом аспекте (двое вице-премьеров сразу же полетели в США), однако новостей о каких-то новых инвестиционных проектах, видимо, придется долго ждать, тем более с учетом всего, что происходит с компанией «Лидиан Интернэшнл». И, конечно, в контексте двусторонних отношений стоит отметить последний «совет» посла США в Армении г-на Миллза армянским предпринимателям, намеревающимся вести дела с Ираном, — о предварительных консультациях с посольством США, что многими в Армении было расценено как однозначный удар по суверенитету страны.

▼ читать продолжение новости ▼

Карабахский конфликт. Безусловно, Азербайджан настороженно воспринял революцию в Армении — стянув войска к границе с Карабахом и ожидая, начнется внутри Армении гражданская война или нет. И в отношении нового премьера РА у официального Баку были свои ожидания: Пашинян — не выходец из Карабаха, и он много лет был соратником первого президента Армении Левона Тер-Петросяна, известного своей готовностью к территориальным уступкам. Высказывания Пашиняна по Карабаху за все 100 дней его премьерства были сумбурными, хаотичными, непродуманными и противоречивыми, что попеременно убавляло и прибавляло дозу ажиотажа и хаоса вокруг переговорного процесса. Сначала Пашинян заявил о том, что не имеет права присвоить себе мандат на ведение переговоров по карабахскому урегулированию от имени Арцаха, и что переговоры должны вести сами карабахцы, затем два раза заявил о готовности встретиться с Ильхамом Алиевым. Потом он возложил ответственность за возможную войну на Россию, заявив: «Все мы понимаем, что Россия как сверхдержава имеет возможность не допустить возобновления войны. Я не могу поверить, что Россия не использует свои рычаги для того, чтобы удержать Азербайджан от провокаций». И, наконец, на митинге в честь 100 дней своего правления Пашинян заявил о том, что он читал документы по переговорам и может сказать, кто именно до него вел переговоры по сдаче земель. Безусловно, последнее его заявление не может быть нормально воспринято не только в Азербайджане, но и в странах-членах МГ ОБСЕ. Ведь это нонсенс в дипломатии — раскрытие тех или иных фактов, причем по собственной выборке и без контекста, из закрытого дипломатического процесса (!); это нарушение дипломатической этики и непонимание тактики и стратегии переговорного процесса, в том числе с учетом того, что «пока не согласовано все, не согласовано ничего». Кроме того, Пашинян прямо заявил: «Когда буду знать, что есть вариант, вокруг которого можно говорить, я приду сюда и во всех подробностях представлю вам, и вы решите, идем мы на урегулирование по этому варианту или нет. Если решите, что идем, то пойдем, если решите, что не идем, то не пойдем». Эти слова, фактически, изначально сводят на нет возможные переговоры, потому что ни один уважающий себя переговорщик или посредник не может серьезно относиться к человеку, который дает такие обещания на площади. Подобными своими хаотичными шагами и мыслями армянский премьер, фактически, показал свою безответственность, пытаясь возложить всю ответственность за переговоры — на Карабах, за возможную войну — на Россию, а ответственность за решение карабахского конфликта — на народ на площади.

Грузия. Свой первый официальный визит в качестве премьер-министра Армении Пашинян совершил именно в эту соседнюю страну, что является достаточно логичным шагом с учетом стратегического и жизненно важного значения Грузии для Армении. И все бы хорошо, если бы после его визита и налаженных связей в Грузии в этой стране не сменился бы премьер и правительство. Соли в отношения добавили и не умолкающие до сих пор восклицания экс-президента Грузии Саакашвили в адрес Пашиняна. «Меня очень радует, что мы с Пашиняном мыслим синхронно», — заявляет Саакашвили, слова которого, безусловно, раздражают как нынешние власти Грузии, так и России.

Иран и армяно-иранские отношения в какой-то степени выпали из зоны внимания премьер-министра РА. Сначала муссировались слухи о том, что премьер-министр Армении в ближайшее время собирается посетить Иран с официальным визитом, однако новость не подтвердилась. «Естественно, последние события (американские санкции в отношении Ирана) вызывают озабоченность, но Армения продолжает усердно работать и сохранять диалог как с иранской стороной, так и со всеми сторонами ядерного соглашения», — заявили в МИД РА. Однако «затишье» в армяно-иранских отношениях за последние 100 дней тоже не может быть положительным знаком — хотя бы в силу того, что это затишье может превратиться в инерцию, что, с учетом многолетних позитивных связей можно также расценивать как шаг назад.

Турция восприняла приход к власти в Армении Пашиняна достаточно оптимистично. Армянский премьер сразу же заявил, что Армения готова установить дипломатические отношения с Турцией без предварительных условий. Это заявление было воспринято в Турции как «историческое», но… Как хорошие восточные дипломаты, турки сказали «браво» и забыли не только об этом заявлении, но и о том, что это «историческое заявление» ничем не отличалось от заявлений Сержа Саргсяна на ту же тему.

Те, у кого память коротка, возможно, могут заметить какие-то новые элементы во внешней политике нового премьера Армении. Однако даже неглубокий анализ подтверждает: нового слова и креативности во внешней политике страны команда Пашиняна сказать не смогла. Более того, она не сумела даже оставить все как было — ведь именно внешняя политика Сержа Саргсяна не вызывала критики даже у его оппонентов. Пашинян на митинге в честь своих 100 дней правления отметил, что «основная наша идея во внешней политике — защита национальных интересов». Но, как показали прошедшие 100 дней, даже в этой идее Пашинян пошел по ленинскому пути, показывая коэффициент «шаг вперед — два шага назад».

Анна Тер-Гевондян, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/08/23/shag-vpered-dva-shaga-nazad-100-dney-vneshney-politiki-nikola-pashinyana
Опубликовано 23 августа 2018 в 09:46
Все новости
Загрузить ещё
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами