• USD 67.80 +0.08
  • EUR 77.33 +0.08
  • BRENT 72.85 +0.33%

Новый уровень отношений Молдавии и Приднестровья: перезагрузка реинтеграции

Впервые почти за четверть века реинтеграция Республики Молдавия приобрела конкретные очертания с более-менее обозримыми сроками. Вопрос восстановления территориальной целостности государства всегда оставался в повестке молдавского правительства, при этом предложения по реализации этого проекта больше были популистскими и не содержали указания конкретных эффективных механизмов.

Теперь ситуация изменилась. Урегулирование приднестровского конфликта — похоже, единственное, что сейчас консолидирует молдавскую публичную политику, характеризующуюся диаметральной противоположностью взглядов по определению внешних ориентиров республики и внутренней сепарацией истеблишмента.

Безусловно, большую гибкость в этом вопросе проявляет президент Игорь Додон. Глава государства накануне выборов в парламент страны находит компромиссы с оппозиционным ему правящим большинством, видимо, надеясь если не «перетащить» на свою сторону электорат Демократической партии, порядком разочаровавшийся в проводимой европейской интеграции, то как минимум заручиться его лояльностью.

В своих выступлениях на разных площадках Додон подчеркивает, что «современная Молдавия должна стать мостом между Востоком и Западом». Он уже не так категорично настроен против углубленного диалога властей с европейскими и американскими партнерами по развитию, при условии того, что они не будут претендовать на нейтральный статус РМ.

Параллельно с этим и от России молдавский президент ждет невмешательства во внутренние дела, пытаясь выстраивать отношения на паритетных началах. Говорит он об этом пока робко, но уже достаточно четко, по сути, озвучивая позицию властей. После серии дипломатических скандалов и взаимных обвинений в «недружелюбных шагах» молдавские парламент и правительство вновь готовы к восстановлению отношений с Москвой, доверяя Додону функцию предварительного сглаживания острых углов.

В рамках намеченного в октябре официального визита Игоря Додона в РФ одной из основных тем консультаций, безусловно, станет реинтеграция Приднестровья. Уже на этом этапе Додон обсуждает с главой Газпрома Алексеем Миллером предстоящее погашение долга левобережья за газ, подчеркивая, что «это не должно отразиться на потребителях из Приднестровского региона Республики Молдавия». Таким образом, создается платформа для перезагрузки молдавско-российского сотрудничества. Приднестровские власти к этим диалогам не приглашаются.

Возможно, причина в том, что при президенте Вадиме Красносельском Приднестровье из политического окончательно трансформировалось в коммерческий проект. Основной поток экспорта ПМР осуществляет в страны Евросоюза, что в принципе соответствует концепции молдавской евроинтеграции. Лидер правящей в Молдавии Демпартии, олигарх Владимир Плахотнюк в местных СМИ рассказывает, как с Виктором Гушаном, руководителем холдинга, монополизирующим приднестровский бизнес и «реально управляющим республикой», усаживают за стол переговоров президентов.

Накануне российского вояжа Игорь Додон сделал заявление, которое сигнализирует посредникам, гарантам и наблюдателям о наконец-то сформированной синхронной позиции президента и правительства о дальнейшем статусе Приднестровья: о федеративном устройстве Республики Молдавия не может быть и речи. Ранее президент допускал эту возможность, чем провоцировал обструкцию со стороны кабинета министров и парламентариев, считающих это недопустимым. Сегодня он соглашается, что план асимметричной федерации, предложенный Кремлем еще в 2003 году, в нынешних условиях не соответствует политическим реалиям. «Молдавия упустила шанс федерализации», — меняет свое мнение Додон, демонстрируя готовность к договоренностям с властями.

То, что «Меморандум Козака» — единственная возможность для Приднестровья быть равносубъектным регионом в единой Молдавии, законодательно сохраняя за собой право на дальнейшее самоопределение, видимо, понимал первый президент Приднестровской Молдавской Республики Игорь Смирнов, когда соглашался ратифицировать этот документ.

Сегодня Тирасполю второго такого шанса никто не даст. За последний год, при поддержке внешних партнеров и международных посредников, Кишиневу удалось «мягко» навязать новые правила игры, по которым будут выстраиваться последующие отношения сторон. Гаранты-посредники — Россия, Украина и ОБСЕ — исполнили в этой партии ключевую роль.

Украина договорилась с Молдавией о совместном таможенно-пограничном контроле границы по всему периметру, включая приднестровский участок. В результате, грузы, следующие в этом направлении не только должны растаможиваться в Молдавии, при обязательной регистрации левобережных экономических агентов, но и соответствовать молдавской разрешительной номенклатуре. На этом фоне курсы национальных валют — молдавского лея и приднестровского рубля — практически сравнялись.

В гуманитарной сфере ситуация обстоит аналогичным образом. Кишинев апостилировал дипломы Приднестровского госуниверситета, настояв на том, чтобы Тирасполь обеспечил благоприятные условия для функционирования у себя школ под молдавской юрисдикцией с румынским языком обучения и вернул земли своим фермерам. С 1 сентября приднестровский некоммерческий автотранспорт получит нейтральные номера без государственной символики республики, но с учетом в едином молдавском регистрационном органе.

Приднестровье, де-факто декларируя суверенитет, в одночасье де-юре уже практически вошло в правовое поле соседнего государства. Однако в Тирасполе заявляют, что политический статус в ближайшее время обсуждаться не будет, а достигнутые договоренности одинаково соответствуют интересам жителей обоих берегов Днестра.

Население Приднестровья, большая трудоспособная часть которого, как и у соседей, выехала на заработки в ближнее и дальнее зарубежье, все же не так оптимистично видит будущее своего государства, очевидно понимая, что второго Калининграда уже точно не получится.

А что Россия? Россия — поддерживая соотечественников морально и финансово, между тем всегда говорила о примирении конфликтующих сторон в международно признанных границах Молдавии. Наверно, поэтому, когда официальный Тирасполь заговорил о новом витке блокады, эскалации напряженности и замораживании диалога с Кишиневом, надеясь на поддержку со стороны России, ожидаемой реакции не последовало, и «все идет по плану». Единственным камнем преткновения остаются российские военные в Приднестровье. После требования ассамблеи ООН о незамедлительном выводе иностранных войск из РМ, при возможном объединении миротворцы, наверно, смогут на законных основаниях остаться на переходный период, в качестве гарантов стабильного мира. К слову, это предполагал и «Меморандум Козака» от 2003 года.

В свете последних событий знаковым стало назначение президентом РФ своим спецпредставителем по развитию торгово-экономических отношений с Республикой Молдавия Дмитрия Козака, вице-премьера РФ, автора первого плана объединения, хорошо ориентирующегося в специфике приднестровской проблематики. Отдельного спецпредставителя по Приднестровью уже не будет. Опыт с Рогозиным, который до недавнего времени совмещал эти обязанности, показал, что подобное разделение региона не способствует продвижению переговоров и нормализации отношений.

Авторитет Козака признается как Кишиневом, так и Тирасполем: первые отдают ему должное за прошлый проект попытки воссоединения страны, вторые рассчитывают на то, что в дальнейшем он также будет учитывать интересы приднестровских россиян.

Михаил Тульев, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/07/26/novyy-uroven-otnosheniy-moldavii-i-pridnestrovya-perezagruzka-reintegracii
Опубликовано 26 июля 2018 в 12:43
Все новости

13.08.2018

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами