• USD 67.03 +0.19
  • EUR 76.70 +0.73
  • BRENT 71.72

Запоздалый неуд по ТЭК: кавказские энергосети могут изъять за долги

Фото: vestikavkaza.ru

Хронической проблеме огромных долгов за газ и электричество на Северном Кавказе предложен новый вариант решения. По итогам недавнего заседания правительственной комиссии по социально-экономическому развития СКФО в качестве одного из способов погашения просроченной задолженности за поставленные энергоресурсы перед дочерними и зависимыми компаниями «Россетей» и «Газпрома» была названа передача в их собственность региональных энергосетевых активов, сопоставимых по стоимости с размером задолженности. Сама по себе идея не нова: предложения поправить плачевную ситуацию в экономике Северного Кавказа, пустив в дело различные лежащие мертвым грузом активы, звучали и раньше. Однако при попытках реализации подобных планов, как правило, оказывалось, что эти активы в действительности либо ничего не стоят, либо же слишком плотно контролируются местными кланами.

За прошедшим несколько дней назад заседанием правительственной комиссии по СКФО скрывалась немалая интрига. По сложившейся традиции «разбор полетов» в северо-кавказском ТЭК обычно происходит под занавес года, в районе празднуемого 22 декабря Дня энергетика. Однако в прошлом году такое заседание не состоялось.

Главных причин тому, скорее всего, было две. Во-первых, в преддверии президентских выборов правительство, похоже, решило лишний раз не педалировать тему, весьма неудобную для региональных руководителей. Тем более, что особых успехов в борьбе с неплатежами за газ и свет в прошлом году на Кавказе не наблюдалось (об этом — ниже). А во-вторых, на конец прошлого года, по всей видимости, уже имелось понимание, что на федеральном уровне состав ответственных за решение наболевших вопросов кавказского ТЭК практически полностью обновится. Так и произошло: после президентских выборов сменились министр по делам Северного Кавказа (вместо Льва Кузнецова эту должность занял выходец из администрации президента РФ Сергей Чеботарев), полпред президента в СКФО (Александр Матовников вместо Олега Белавенцева) и курирующий вице-премьер (отвечавший за Кавказ Александр Хлопонин покинул правительство, а куратором регионов стал Виталий Мутко). Определенные перестановки произошли и в ключевых энергокомпаниях — новым руководителем «Россетей» еще в сентябре прошлого года стал глава департамента ЖКХ Москвы Павел Ливинский, сменивший Олега Бударгина, исторически связанного с «красноярским тандемом» Хлопонина-Кузнецова.

Прошедшее 11 июля заседание правительственной комиссии также оставило немало вопросов. Прежде всего, следует отметить скупость открытого протокола мероприятия. Обычно по итогам заседаний комиссии по СКФО в публичный доступ выкладывались подробные стенограммы, включавшие выступления не только председателя комиссии Дмитрия Медведева, но и федеральных министров, глав регионов и т. д. На сей раз состав участников заседания был, как обычно, весьма представительным, но ставшая достоянием публики его часть ограничилось только речью Медведева. Из чего можно предположить, что разговор на заседании был предельно жестким — а возможно, и с переходом на отдельные личности.

Повод для беседы по душам в самом деле был. Как сообщил Медведев, общая задолженность за газ на Северном Кавказе в прошлом году выросла на 13 млрд рублей (при этом было оплачено меньше 85% потреблённого газа), долги за электроэнергию увеличились более чем на 3,5 млрд рублей. Общих показателей долгов премьер не назвал, но их несложно восстановить, подняв стенограмму заседания комиссии в конце 2016 года. Тогда были названы следующие цифры: долги за газ в СКФО на 1 ноября 2016 года составляли более 70 млрд рублей (более половины от общего объема по всей стране), за электричество — почти 25 млрд рублей на оптовом рынке (41% общероссийской задолженности) и около 21 млрд рублей на розничном. Таким образом, совокупный объем энергодолгов уверенно движется к новой кавказской вершине — 150 млрд рублей.

Особенно показательно выглядит динамика прироста газового долга — в 2016 году он увеличился на 6,6 млрд рублей, а в прошлом году, как уже было сказано, на 13 млрд рублей. Двукратное ускорение произошло на фоне реорганизации схемы поставок газа в республики Северного Кавказа. Если раньше этим занималась одна компания, ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск», обслуживавшая пять республик (за исключением Чечни), то с 2017 года для каждого из этих регионов появился собственный поставщик («Газпром межрегионгаз Махачкала», «Газпром межрегионгаз Нальчик») и т. д. Финансовых показателей этих компаний за 2017 год еще нет в открытом доступе, но с учетом приведенных Дмитрием Медведевым показателей по росту задолженности, можно предположить, что они с самого начала пошли по тому же пути, что и «Газпром межрегионгаз Пятигорск» — хронические убытки и накопление кредиторской задолженности на миллиарды рублей.

Примерно такую же историю годом ранее можно было наблюдать в электроэнергетике Дагестана: вместо отправленной банкротиться компании «Дагэнрегосеть» по инициативе экс-главы республики Рамазана Абдулатипова была образована новая «чистая» структура — АО «Дагестанская сетевая компания», в первый же год работы (2016) показавшая чистый убыток на 3,3 млрд рублей. Не помогла и показательная порка в исполнении Олега Бударгина, который в мае 2016 года прибыл в Махачкалу и лично уволил 15 руководителей районных электросетей — решительные кадровые меры никак не повлияли на финансовый результат.

В целом попытка справиться с разрастанием энергодолгов на Северном Кавказе все больше напоминала дурную бесконечность. На заседаниях правительственной комиссии по СКФО раз за разом говорилось о достигнутых «умеренно позитивных» результатах, о необходимости принять решительные меры, о неких «дорожных картах» и т. д., но результат всего этого был неизменным — долги продолжали увеличиваться, как ни в чем не бывало.

В резолюции по итогам последнего заседания ответственность за провалы в ТЭК фактически была возложена на «должностных лиц субъектов РФ, входящих в состав СКФО» — их работа по исполнению прежних поручений комиссии была признана неэффективной. В такой постановке вопроса нет ничего неожиданного: еще в октябре 2016 года Александр Хлопонин пригрозил, что в случае дальнейшего ухудшения ситуации с долгами «будут применяться меры, связанные с эффективностью выполнения должностных задач руководителей регионов». Правда, с тех пор на Северном Кавказе сменился всего один региональный руководитель — досрочно сложивший полномочия прошлой осенью Рамазан Абдулатипов, но проблему гигантских долгов за энергоресурсы (Дагестан занимает по этому параметру первое место в России) в момент отставки на вид ему не ставили. К тому же это был далеко не самый серьезный провал в его работе.

Новый руководитель Дагестана Владимир Васильев еще в конце января заявил о предстоящем приезде в республику спецкомиссии по борьбе с воровством электричества в составе более чем двух тысяч энергетиков, и этот план был реализован, причем в довольно необычной форме. 23 июля в Дагестане начались крупнейшие в практике «Россетей» учения энергетиков с использованием более 700 единиц техники, которые продлятся целый месяц. На эти мероприятия, в ходе которых планируется, в частности, провести массовую установку современных приборов учета электроэнергии и инвентаризацию бесхозных сетей в ряде районов республики, «Россети» потратят 1,3 млрд рублей.

Из рекомендаций по итогам последнего заседания правительственной комиссии особо следует отметить оговоренную в резолюции возможность погашения долгов за энергоресурсы путем передачи в собственность «Россетей» и «Газпрома» региональных энергосетевых активов. Такая постановка вопроса фактически выглядит признанием того, что взыскать долги «живыми» деньгами будет крайне трудно, если не невозможно. Однако в любом случае это представляется более решительной мерой, чем постепенная консолидация региональных сетей под «зонтиком» ведущих энергокомпаний, прежде всего «МРСК Северного Кавказа», которая за последние несколько лет взяла под свое управление ряд муниципальных сетей. Такие меры постепенно приводят к снижению потерь в сетях, но не решают других системных проблем, например, того же наличия большого количества бесхозных сетей, которые в действительности так или иначе кому-то принадлежат и приносят немалую прибыль.

«Газовые и электрические сети на Кавказе сильно изношены, — заявил Дмитрий Медведев на заседании правительственной комиссии. — И на потери при транспортировке часто списывают всё, что фактически было просто украдено — как в результате самовольных подключений и врезок, так и с применением различных схем уклонения от уплаты, включая намеренное банкротство предприятий ЖКХ и энергосбытов. Ветхие сети (иногда непонятно, кому принадлежащие, бесхозные, или хозяин всем известен, но юридически этого хозяина найти невозможно, хотя фактически понятно, кто что контролирует), абсолютно неточные клиентские базы — это всё выгодно прежде всего самим злоумышленникам, то есть тем, кто на этом зарабатывает. Они тормозят решение этих проблем и подпитывают коррупцию в этой сфере».

Однако навести порядок в кавказских энергосетях предложенным способом будет крайне не просто, памятуя о предыдущих попытках пойти таким же путем. Теоретически погашение долгов за энергоресурсы сетевыми активами выглядит логично, раз уж не остается других способов эти долги взыскать, но практическая реализация этой схемы сразу же упирается в вопрос оценки активов. Ряд хрестоматийных примеров из этой сферы дает все тот же Дагестан. Несколько лет назад Рамазан Абдулатипов задумал пополнить региональный бюджет или же погасить газовые долги на несколько миллиардов рублей за счет продажи «Газпрому» местных газопроводов общей протяженностью более 3 тысяч километров. Однако ни один из намеченных аукционов так и не состоялся — то ли из-за того, что против этой сделки были некие влиятельные лица, контролирующие газопроводы, то ли из-за отсутствия адекватной оценки их стоимости.

Аналогичные попытки предпринимались и в других сферах. Вскоре после того, как Абдулатипов возглавил Дагестан, в республике была создана региональная корпорация развития с уставным капиталом 5 млрд рублей, сформированным за счет различных земельных участков, включая заповедную территорию острова Тюлений в Каспийском море. Предполагалось, что эти активы могут выступить в качестве необходимой залоговой массы для получения кредитов под приоритетные инвестпроекты. Все предсказуемо кончилось пшиком: осенью 2016 года корпорация оказалась под банкротством, а ее руководитель Александр Иванченко, сам видный специалист по корпоративным банкротствам, исчез в неизвестном направлении. В сухом остатке — ноль рублей реальных инвестиций плюс развалившийся мегапроект «Дагагрокомплекс», который предполагалось докапитализировать за счет корпорации, но в итоге и его пришлось банкротить.

Наконец, можно вспомнить совсем уж гротескные эпизоды с попытками по достоинству оценить кавказские активы. Еще в 2010 году на одном из заседаний по проблемам привлечения инвестиций в экономику Северного Кавказа Александр Хлопонин поведал Дмитрию Медведеву, что руководство Чечни выразило готовность предоставить Минфину РФ залог в виде 50 тысяч гектаров минных полей, оставшихся после военных действий, которые Минфин почему-то не захотел брать. «А что они хотят? ― заметил по этому поводу Медведев (на тот момент — президент России). ― Во всем мире единственная ценность, которая берется в залог, ― это земля. Вопрос — ее оценка и привлекательность, но если ничего другого нет, надо землю брать».

Возвращаясь к прошедшему заседанию правительственной комиссии, стоит упомянуть и еще один пункт в итоговой резолюции — поручение ФАС России осуществить проверку приведения тарифных решений, принимаемых на территории СКФО, в соответствие с экономически обоснованными значениями. В перспективе за этой формулировкой просматривается давно обсуждаемое решение ликвидировать льготные энерготарифы для Северного Кавказа, которые в свое время вводились для того, чтобы создать стимулы для развития экономики региона. Обратной стороной этой меры стали финансовые проблемы энергетиков: недостаточное тарифное регулирование регулярно упоминается в отчетности энергокомпаний СКФО при обосновании крупных убытков, наряду с высокими потерями в сетях и слабой платежной дисциплиной.

Однако вопрос повышения энерготарифов на Кавказе давно стал политическим, и наиболее сильно этот момент ощущается, опять же, в Дагестане, богатом гидроэнергоресурсами. Еще в конце 2014 года Александр Хлопонин на заседании правительственной комиссии по СКФО констатировал, что тарифы на Северном Кавказе на 40% ниже реально обоснованных, а возможность их повышения региональные комиссии по тарифам «прохлопали», и теперь (дело было в начале очередного экономического кризиса) повышать их нельзя, чтобы не нанести удар по населению. Вопрос с увеличением тарифов тогда был отложен до 2018 года, то есть теперь настал «момент истины».

Очевидно, что разобраться со всем этим клубком проблем возможно только при наличии железной политической воли, недостаток которой в кавказском ТЭК в последние несколько лет ощущался все сильнее. Можно предположить, что стартовой площадкой для внедрения новых правил игры станет именно Дагестан, где после отставки Рамазана Абдулатипова начался масштабный демонтаж клановой системы. Начавшиеся на территории республики учения энергетиков глава правительства Дагестана Артем Здунов уже назвал «беспрецедентным случаем на территории страны», а руководитель «Россетей» Павел Ливинский напомнил, что возглавляемая им структура является полувоенной. Из этих высказываний можно сделать вывод, что ряд застарелых проблем в кавказском ТЭК будут решать в привычном режиме спецопераций, однако возможности иных вариантов действий в этой сфере, похоже, попросту исчерпаны.

Северо-Кавказская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/07/24/zapozdalyy-neud-po-tek-kavkazskie-energoseti-mogut-izyat-za-dolgi
Опубликовано 24 июля 2018 в 12:20
Все новости

19.08.2018

18.08.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами